Добро пожаловать, путник!
Мы рады приветствовать тебя в Оногородзиме, на земле Ямато; в мире людей, плотно сосуществующим с ёкаями, богами и сверхъестественным.
Оногоро — это ролевая в жанре средневекового фэнтези по мотивам японской мифологии и восточных традиций, со своим оммёдо, самураями и историей. Ролевая только-только начинает свой путь, но всё великое, как известно, начинается с малого!

фэнтези, приключения • NC-17 (сэйнен) • аниме/рисунки


Полезные ссылки и актуальные акции:

» Гостевая » FAQ » Шаблон анкеты » Внешности
» География » Страны и организации » История » Расы
» Квестовая » Мистицизм » Вопросы » Уклад Оногоро


Оногородзима

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Оногородзима » Прошлое время » 17.04.1314/ хороший, плохой, злой


17.04.1314/ хороший, плохой, злой

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

https://i.imgur.com/pAlgKBe.gif
Минами Тоширо, Нумачи Шики

Люди говорили, что иногда такое случалось. Какая-то дикая кошка, оказавшаяся екаем, долго досаждала жителям небольшого города, и два человека, решив избавить родное место от кошачьей невзгоды, заказали екая охотникам на таких, как она — мечнику и оммедзе, которые почти мгновенно явились по чужую душу. Да вот только получилось так, что оба они встретились в один день прямо перед тем, как разделаться с ней. Или чуть раньше, кто знает? Слухи разнятся, но история есть история — оммедзе и охотник встретились ночью, в тот момент, когда оба они приготовились убить дикую кошку. Только вот и та оказалась не так проста. Не доверяйте савари-нэко!

Отредактировано Numachi Shiki (2017-09-17 19:44:28)

+2

2

Ещё раз взглянув на результат гадания, Тоширо удовлетворённо улыбнулся и начал собирать амулеты, чтобы затем сложить их в специальную шкатулку. Маленький деревянный ящичек по форму и размерам идеально подходил для хранения бумажных амулетов. Собственно, это и было его функцией. Молодой оммёдзи ещё во времена ученичества озаботился тем, чтобы обзавестись специальной шкатулкой. Амулеты для гадания, в отличие от большинства других, не одноразовые, поэтому любой мало-мальски аккуратный оммёдзи вроде Тоширо обязательно решает проблему их хранения. Рано или поздно эти прямоугольные бумажные таблички всё равно испортятся, но так это случится несколько позднее. Изготовление новых амулетов для гадания - довольно трудоёмкое занятие. Уж больно сложная система геометрических фигур в них используется... Даже печати Огненного Гейзера, который по праву считается мощнейшим заклинанием в арсенале Минами, гораздо проще в изготовлении.
В целом гадание показало удовлетворительный результат грядущей миссии. Подробности были от Тоширо скрыты, но, если честно, он и не пытался их прояснить. Предсказание будущего - не такая уж и надёжная штука, лучше не стоит полагаться на неё целиком и полностью. Белый Колдун увидел общий исход и этого ему хватило. Однако, сегодня система триграмм всё же расщедрилась на чуточку более подробный обзор грядущих событий и выдало своему хозяину предупреждение о том, что в месте грядущей охоты он будет не один. То есть кроме него и савари-нэко, на которую поступил заказ, будет кто-то ещё... Нельзя сказать, что этот факт не заинтересовал Минами. Друг, враг? Союзник ёкая, случайный прохожий или же конкурент, которого нанял кто-то ещё? У той савари-нэко недоброжелателей наверняка хватает, неудивительно, что кто-то ещё прибег к помощи наёмников...
***
Кто-то может сказать, что в своей подготовке к охоте Тоширо переусердствовал. Однако для Белого Колдуна в этом не было ничего из ряда вон выходящего. В руке причудливый посох, служащий своеобразной особой приметой, на поясе ножны с верной катаной... И, конечно же, печати. Целая куча магических печатей с самыми разными эффектами. Часть в специальных потайных карманах в рукавах кимоно, часть карманах хаками. Некоторые из них уже пошли в дело - на ножнах и навершии клинка находилось по одной прямоугольной бумажке. Таким образом, к нужному месту оммёдзи подходил во всеоружии. Дело за малым - не дать ёкаю застать себя врасплох. Но и на такой случай у Минами было кое-что в запасе...

+1

3

"Нумачи" содержало в себе часть слова "трясина".
Такой же была и сама Нумачи — как болото вытягивала все сбережения из своих клиентов, требуя от них справедливой оплаты за свою работу. В целом, можно было бы не описывать, как она затребовала несколько кобанов в обмен на обещание убить савари-нэко — тот факт, что она вытворила подобное, был очевиден как то, что боги незримо наблюдают за ее и прочих людей действиями. Однако, несмотря на щедрую оплату, душу Нумачи кое-что терзало — этим "кое-что" была сама савари-нэко, с которой должен был состояться бой. Ничего сложного в ее уничтожении не было, но, все же, у этого зловредного екая была одна неприятная особенность, неприятная особенно для того, кто вел бой вблизи — эта тварь сосала энергию одним своим прикосновением. Конечно, одного лишь удара по голове ее мечом — тем, что убивал духов — хватило бы, чтобы эту кошку обездвижить, но Нумачи сомневалась, что противница дастся так легко, а значит, ей наверняка придется столкнуться с особенностью этого ушастого создания.
Важно: савари-нэко — это неприкасаемые коты. Неприкасаемые именно из-за своих способностей. А еще у них не было хвостом, как у обычных нэко-мат. А еще они выглядят, как обычные кошки — маленькие, на четырех лапках. Сейчас же, впрочем, ей нужно было избавиться от девушки, которая была одержима этим екаем, а такое тоже случалось.
Отвратительные создания, на самом деле.
Как охотница на екаев, Нумачи знала это превосходно. Оставалось только не дать екаю вселиться в ее собственное тело, иначе придется дырявить себя мечом — ей-то, конечно, от этого ничего не будет, но боль будет ужасающей, ведь екай на какую-то долю станет с ней единым целом. Помимо этого он получит доступ к ее воспоминаниям, в частности тем, где рассказывается, как бороться с нечистью — а если кошка знает о том, как ее будут убивать, она будет успешно избегать возможности дать себя обезглавить. А это, даже находясь в одном теле с екаем, та еще морока.
На улице наступала ночь, и Нумачи, подняв взгляд к луне, сияющей на небосводе, неспешно направилась к дому, где жила девушка, одержимая духом — именно там, предположительно, эта тварь устроила свое гнездовье, пока воровала энергию жителей города, а значит, начать ее поиски именно там будет самой лучшей идеей. За своими мыслями Нумачи и не заметила, как шаг за шагом уже подошла к необходимому дому. Это был небольшой особняк с небольшим садиком перед входом, в целом — местечко очень приятное. Однако, история за ним стояла не самая лучшая — дочурку хозяева этого дома — ее родители — сдали за долги в один из тысяч борделей на местной улице красных фонарей, та так и сидела и тосковала, выглядывая на улицу через харимисэ — решетчатое окно — пока не увидела несчастную кошку, которую пожалела. Пожалела и стала одержима — расправилась с хозяином, затем с родителями, а потом начала утолять свой стресс.
Кошка решила помочь девушке.
Милая история.
Если они слились слишком сильно, то девушка тоже пострадает от меча, но Нумачи интересовало лишь избавление города от проблемы, а не спасение несчастной. Это были ее личные заботы, она связалась с екаем — а екаи, как известно, заслуживают погибели. Опустив руку на рукоятку меча, Нумачи огляделась по сторонам, стоя у ворот дома. Вторжение в частную собственность не входило в ее планы, но... Другого выхода не было!
Выхватив меч из ножен, Нумачи задрала его над головой — глупо, пафосно — после чего решила ударить лезвием по вратам, благо от этого небольшого хулиганства ничего бы не случилось, только если ворота тоже оказались бы екаем.
Она бы и вошла, если бы рядом не оказался кто-то другой.
Другой, кто смотрел на ее дурачества.
Нумачи, раскрыв рот, так и застыла, смотря на человека в белом плаще, который почему-то стоял рядом с домом, в которой ей нужно было попасть. На одержимого он похож не был, это уж точно, хотя, как и неприкасаемый кот, был слишком бел для Касадо.

+1

4

Гадание не дало Минами полной картины будущего. Да и, если честно, он никогда не стремился к подобному, довольствуясь тем, что гадательные амулеты показывали ему по своей, так сказать, воле. Если количество разного рода подробностей и зависело от чего-то, то явно не от Белого Колдуна. Время от времени амулеты, конечно, расщедривались на какую-нибудь дополнительную информацию, как, например, предупреждение о третьем лишнем, но кое-что они сообщали всегда, везде, при любых условиях. Это результат того, на что гадал Тоширо и... Местоположение. Если гадание было направленно на узнавание результата чего-то вроде очередной охоты на ёкая, помимо основной информации амулеты ещё и любезно подсказывали место, в котором наверняка можно встретить искомое существо или объект...
Наверное, если бы колода гадательных амулетов стала цукумогами, с предсказанием будущего было бы гораздо проще. Но увы, ни одна из колод не продержалась достаточно долго для этого. Та, которой Тоширо пользуется сейчас, уже четвёртая за всё время его ученичества и деятельности как оммёдзи. Амулеты для гадания многоразовые, в теории, их можно использовать столетиями... Если бы только рисовая бумага была достаточно долговечной. Даже если бы Тоширо смог добыть или сделать вечную бумагу, а затем пустить её на амулеты, вряд ли цукумогами стал бы его вторым ёкаем. Разве что у потомков, которые пошли бы по стопам своего предка и сделали бы род Минами не только родом славных воинов, но и хороших оммёдзи. Чтобы предмет обрёл душу, он должен активно использоваться минимум сотню лет. А люди, увы, столько не живут...
За подобными раздумьями Белый Колдун и не заметил, как подошёл к дому, в котором, согласно амулетам, и засела савари-нэко. Согласно информации от нанимателей, ёкай смог захватить тело девушки, сделав ту одержимой. Наверное, звучит жестоко, но подобный исход был более удобным для Тоширо. Сама по себе савари-нэко выглядит, как мелкая кошка. Пытаться поймать или попросту прикончить сие юркое создание - та ещё морока. А вот с человеческим телом её поймать явно попроще будет. А там сковать печатями, провести ритуал изгнания и, если не удастся договориться со шкодливым ёкаем, уничтожить. Порождаемые магией Белого Колдуна огонь, молнии и лёд могут убивать не только людей.
Забавно, но перед воротами, ведущими к дому (который выглядел довольно неплохо, его вполне можно было назвать особняком) уже кто-то был. Судя по тонкой фигурке, это была либо девушка, либо женоподобный парень. Занесённый над головой меч ясно говорил о том, что она (или всё-таки он?) явно хочет взять "крепость" штурмом, что вызвало у Тоширо тихий смешок. Будучи выходцем из рода воинов и сам причастный к искусству владения мечом, Белый Колдун знал об оружии достаточно, чтобы уверенным и авторитетным тоном заявить, что попытаться разрубить катаной деревянные ворота - не самая хорошая затея. Хотя, если клинок зачарован, то из этого ещё может что-то выгореть.
Тем временем странная незнакомка заметила его, а значит, пытаться спрятаться или хотя бы прикинуться деревом уже нельзя. Ну и ладно, не очень-то и хотелось.
- Привет,  - добродушно улыбнулся Тоширо, - Ты ищешь, чем здесь можно поживиться? Или...
Здесь оммёдзи, на которого внезапно нахлынул игривый настрой, позволил себе выдержать драматическую паузу, после чего всё-таки закончил реплику:
-... Тоже за ёкаем пришла?
Конечно, был вариант, что эта особа и есть одержимая девушка, но это было крайне маловероятно. Вряд ли савари-нэко настолько глупа, чтобы пытаться нанести урон своему же убежищу. А значит, это скорее всего и есть тот третий лишний, о котором поведали Тоширо его амулеты. И в этом случае вариантов не так уж и много. Либо воришка, решивший попытать удачу, либо ещё один наёмник, которого послали по душу савари-нэко. В любом случае, можно предложить этой таинственной личности сотрудничать. В первом случае она помогает ему разобраться с ёкаем, а Тоширо не будет препятствовать разграблению дома (если там вообще есть что-то ценное), а во-втором хватит и того, что у них общая цель. Судя по тому, что до сего момента Минами знал о втором наёмнике только на уровне предположений, родившихся из результатов гадания, наниматели у них разные. В таком случае, они оба могут получить свои награды в полном объёме и никто ничего не узнает...

+1

5

Этот белый человек мгновенно не понравился Нумачи. Ее сердце чуяло — он пришел сюда, чтобы отнять ее заработок. Обычный человек был бы не против помощи в борьбе с екаем, но Шики была не из тех, кому нравилось делить наживу с кем-то, кого она почти не знала. Да и с друзьями тоже — они и так хороши, пусть сами и зарабатывают, а в ее дело не лезут! Но, впрочем, менять было нечего. Белый человек стоял рядом с ней, и от него, к счастью и великому разочарованию Нумачи, она не чуяла ничего, что могло бы дать ей предположить, что это екай. Это почти угнетало — она надеялась, что расправится в тварью довольно быстро, и, не теряя времени, отправится на новый заработок, тем более, что она слышала, что рядом тоже происходило нечто не шибко хорошее... Жалеть пострадавших людей Нумачи не собиралась, но ее меркантильный мозг мгновенно оценил информацию. Ага! Значит, там горе! Значит, там можно поживиться! Хоть танцуй на радостях!
Однако, танцевать было рано. Она стояла с поднятым мечом, желая похулиганить — в свои-то двадцать пять лет — а рядом с ней стоял этот белый человек, который заговорил неожиданно мягко. Впрочем, его тон не смягчил того факта, что он тоже пришел сюда за екаем — чтобы лишить его головы, а это значило, что он собирался отнять заработок у Нумачи. Она широко раскрыла рот и тихо зашипела, думая о том, насколько это вторжение было непостижимо. Непостижимо! С какой стати этот странный белый человек решил, что смеет охотиться на ее савари-нэко? Все предупреждения, о которых ранее думала Шики — о том, что нельзя подобраться к кошке слишком близко, иначе появлялась вероятность, что екай завладеет ее телом — были мгновенно забыты, а Нумачи, опустив меч — потому как веселиться и хулиганить больше не хотелось — направила полный агрессии взгляд прямо на неизвестного ей вторженца. Только спустя некоторое время она поняла, что он сказал ей "пришла" — опознал в ней женщину. Это заставило Нумачи разозлиться еще больше, и она, крепче сжав меч в руке, быстрым шагом направилась к неизвестному человеку в белом плаще.
Замерев рядом с ним, она резко подняла оружие, направляя лезвие прямо на незнакомца. Оно бы не поранило его в любом случае, но ощущение, когда ты смотришь на острый предмет, находящийся рядом с твоим глазом, было не из приятных. Скривив лицо, Нумачи возмущенно цокнула и скривила личико.
Как смеешь ты мешать охотнику в его деле? — она критичным взглядом осмотрела незнакомца, после чего слегка прищурилась. — Смотрю, ты оммедзи? С каких пор такие, как ты, охотятся на екаев? Аже тебя привела себя другая цель? В любом случае, это моя добыча — и голову одержимой заберу я.
Нумачи произнесла "я", подобрав для этого наиболее крепкое местоимение для этого. Она не должна была показывать, что была женщиной. Заказчики ненавидели их, если видели, что девушка перед ними хрупка и мала, это сразу же оценивалось, как слабость. Пусть лучше думают, что она экстрентичный мужчина, который носит юбки и подкрашивает губы, нежели говорят ей "нет" после выполнения задания. Опустив меч, не дав неизвестному мужчине схватить его — ей не хотелось, чтобы он трогал ее драгоценное оружие — Нумачи хотела было добавить еще что-то с очень важным умным видом, отсылая оммедзи куда подальше, потому что оммедзи не этим должны заниматься (по ее мнению) и так далее, но внезапно ее отвлек треск позади. Резко обернувшись, Нумачи увидела, как девица с кошачьими ушами — это была одержимая — пробила крышу и, на мгновение задержав свой взгляд на людях, пришедших по ее душу, прыгнула так, что домик покосился — а сама она, подлетев очень высоко, поскакала куда-то в город, так и оставив Нумачи в компании белого человека. Широко раскрыв рот от возмущения, Шики подумала о том, что сейчас она упустила возможность убить чертову кошку.
А еще она подумала, что, кажется, девица слилась с екаем окончательно.
Но это было не точно. В любом случае, савари-нэко она убьет.
Изанами меня подери! — взвизгнула она и, бросив недобрый взгляд на белого человека, побежала следом за кошкой.
Она и не видела, как мужчина в белом плаще последовал за ней... Точнее, увидела в последний момент, и, резко затормозив, она бросилась ему прямо наперреез, сбивая с ног. Вместе они покатились по дороге, и Нумачи, оседлав противника, с противным победным выражением лица заявила:
Это моя добыча, а ты, глупый колдун, иди и занимай тем, что тебе положено, аже не хочешь, чтобы я тебе меч в глотку вонзила!
Ой, какие мы наглые. Только вот парень был сильнее ее физически, и этого Нумачи не поняла. Почему-то.  А может, проигнорировала.

+1

6

Тоширо снисходительно улыбнулся. В его практике периодически встречались субъекты с похожими убеждениями. Для них оммёджи были не более чем предсказателями и советчиками, в общем, из тех, кто не был на первых ролях, вместо этого помогая своем нанимателю, господину или товарищу. В чём-то, конечно, подобные личности были правы - воины или охотники на ёкаев среди оммёджи встречались пореже, чем простые гадатели или целители, но это вовсе не означало, что их не существовало. Оммёдо - очень многогранное искусство, имеющее большое количество разнообразных направлений. Изгнание и запечатывание ёкаев, целительство. снятие проклятий, боевое колдовство, предсказание будущего... Любому найдётся что-то по душе, на чём он сможет сделать акцент во время своего обучения. У Минами такой акцент был на боевую составляющую, однако его специализацию вполне можно было назвать широкой. Белый Колдун умел всего понемногу, как и многие уважающие себя оммёджи, поэтому задавать ему подобные вопросы - несколько невежливо...
- Мы можем заниматься всем, что нам будет по душе, - несмотря на холодный приём, отвечать тем же Тоширо не спешил,
- Оммёдо - довольно многогранное искусство, милая дева... Ты ведь девушка, верно?

Если у собеседницы Белый Колдун вызывал раздражение и нежелание делить свою жертву с кем-то ещё, то она, в свою очередь вызывала у него интерес и любопытство. Было бы неплохо рассмотреть её получше, но для этого было слишком темно, а исправить это недоразумение юноша не успел - внезапно раздавшийся треск отвлёк внимание обоих, заставив их перевести всё внимание на источник звука. Судя по всему, ёкаю наскучило сидеть взаперти и он вышел погулять. Тоширо готов был поклясться, что у мелькнувшего на фоне луны женском силуэте были кошачьи ушки. И это было плохо. Ёкай окончательно слился со своей жертвой и теперь его изгнание было довольно сложной задачей. Мысленно выругавшись, Минами побежал было вслед за мечницей, которая, в свою очередь, побежала в сторону убежавшей цели. Однако девушка заметила такой жест с его стороны и, резко развернувшись, бросилась на него, заставляя оммёджи потерять равновесие и грохнуться на землю. Пока Минами потратил ценные секунды на ругательства, девушка в самом прямом смысле уселась на нём. Хорошо хоть, меч к горлу не приставила... И, кстати, зря.
- Эй, не будь такой злюкой! - с нотками возмущения в голосе воскликнул юноша, - Что плохого в том, чтобы разобраться с этой кошкой вместе?
Так, руки свободны. Либо девушка не ставила своей целью полную нейтрализацию своего конкурента, ограничившись угрозами, либо изначально имела проблемы с предусмотрительностью. В любом случае, этим она сделала себе только хуже - так Тоширо с лёгкостью мог её нейтрализовать. Да и даже без рук он смог бы с ней справиться. Достаточно лишь одной команды - и его шикигами покажет глупенькой злючке все прелести смерти от удушья. Соблазн приказать иттан-момэн белой удавкой обвиться вокруг этой тонкой шейки был довольно большим. Однако так Белый Колдун наверняка останется без каких-либо шансов на объединение сил. Так что придётся действовать мягче...
Максимально согнув левую кисть, Минами нащупал кончиками пальцев уголок амулета. И из-за резких движение и падения прямоугольные бумажки слегка выскользнули из специальных петель в рукавах кимоно, так что сейчас Тоширо вполне мог воспользоваться ими. Тем более, что в левом рукаве были спрятаны успокаивающие печати, так что вспыльчивой особе это никак не навредит.
- Ты знаешь, - подал голос Белый Колдун, привлекая внимание девушки, - Я довольно терпелив и могу простить мелкие шалости даже незнакомому человеку...
Подцепив печать кончиками пальцев, юноша аккуратно извлёк её.
- Но сейчас, милое чудо, ты ходишь по крайне тонкому льду...
И с этими словами Тоширо совершил резкое движение рукой, прикрепляя бумажный амулет к правому бедру девушки. А спустя секунду он... С лёгкостью сбросил её с себя, словно та ничего не весила. Сейчас эта конкурентоненавистница даже палочки для еды с трудом в руки возьмёт, не говоря уже о том, чтобы на ноги встать! Ослабляющая печать сделала её чем-то вроде тряпичной куклы и пока бумажка находилась на ней, Тоширо мог сделать с этим телом всё, что угодно, безо всякого сопротивления со стороны жертвы. Наверное, будь он более мстительным, он бы не отказался от шанса проучить эту вспыльчивую особу. Но вместо этого юноша сел рядом с ней на корточки и снова заговорил:
- Знаешь, если подумать, тебя можно понять. Но что-то мне подсказывает, что будет лучше, если савари-нэко мы займёмся вместе. И кстати, мои наниматели наверняка бы меня предупредили, если бы воспользовались ещё чьими-то услугами. Соображаешь, к чему я клоню?
На этом моменте Минами заговорщицки улыбнулся. Если эта девушка имеет хоть какой-то ум-разум, она вполне сообразит, что он имел ввиду.

+1

7

Неожиданная атака и использование печати заставили Шики разразиться громким булькающим визгом, после чего она свалилась на землю. И если внешне это почти никак не отразилось на ее лице — просто потому, что у нее не было сил менять его — то внутри она почти по-настоящему горела и пылала, желая запихнуть свой меч в одно из отверстий этого наглеца, в то, о котором в приличном обществе говорить не принято. Она уже представляла себе, как медленно реже ему вену на шее, и на секунду это зрелище показалось ей таким заманчивым, таким... одновременно пугающим, и это заставило Нумачи на мгновение испугаться. Конечно, она была жестока, но не настолько — этот придурок бесил ее, но не настолько, чтобы убивать его подобным образом. Всплывшая в голове картина была словно из чужих мыслей, из тех, которые никак не могли оказаться у нее в голове. Все же, мысленно представлять забавные и дурацкие — типа обещание воткнуть меч поглубже в заднице — сцены было не столь странным, как почти реалистичная картина с перерезанием горла.
Половину речи белого человека за этими мыслями она прослушала, и когда вновь обратила на него свое внимание, тот говорил о сотрудничестве. Работе вместе. Одна только мысль о том, что ей придется делить оплату с каким-то проходимцем, который налепил на нее ослабляющую печать, выводила Нумачи из себя, и сейчас она была бы рада избавить от этого типа и не видеть его никогда более — и тем более не слышать от него подобные предложения. Но сил отлепить печать самостоятельно с бедра у нее не было, руки не слушались, и потому ей приходилось терпеть, скрипя зубами. Все же, ей нельзя было расслабляться. Сейчас она обдурит этого умника, заставит его освободить ее, после чего рванет следом за савари-нэко. Нанявший ее человек дал ей карту с местами, где эта кошка может обитать — они были любимы девушкой — а значит, у нее было преимущество перед этим белым умником. Скрипнув зубами, Нумачи с трудом прошипела:
Не смей называть меня женщиной, ты, идиот! — в ярости прошелестела она, поджимая губы, — Аже совсем ты ослеп?! Сотрудничать с тем, кто делает столь поспешные выводы — себе дороже. Никогда я не буду напарником тому, кто по дурости своей решил использовать на мне свои дурацкие бумажки. Сними ее, живо! Аже сделаю я это сама, после чего лишу тебя головы и отнесу твоему хозяину — пусть поглядит, что стало с его слугой!
Конечно, она блефовала. Расправляться с оммедзе ей не было смысла, он был дураком, ей хотелось проучить его, но сделать что-то более серьезное, чем пнуть его под задницу и помахать рукой с недовольной улыбкой, дескать, скатертью дорога, у Нумачи никогда не было в планах. Тем более, что пока что он не сделал ничего того, что могло бы заставить ее пойти на столь страшный шаг — он не обманывал ее, не пытался украсть ее деньги (ну, пытался, но это было немного другое), и даже не атаковал ее с намерением убить. В целом, он был невиновен. Но он использовал на ней эту дурацкую ослабляющую печать, и, стало быть, должен понести кару — как только он снимет с нее эту дурацкую бумажку, он тут же получит ногой в лицо. Это будет хорошей платой, и если Нумачи сломает ему нос, она воспримет это как приятное дополнение к своей маленькой мести.
Но главным было ударить в подбородок, ведь тогда это лишит противника возможности двигаться свободно на какое-то время...
Единственное, что смогло бы убедить ее работать с этим белым оммедзе — деньги. Очень. Много. Денег.
Али нравится тебе смотреть на поверженных людей? — голос Нумачи так и сочился ядом. — Вот уж не думала, что оммедзе ныне преследуют такие цели! Не порочь имя свое, глупый белый маг, и живо сними с меня эту бумажку.
Она прищурилась и с трудом прошипела:
Впрочем, ежели тебе настолько хочется сотрудничать, то есть у меня предложение. Ты отдашь мне свою оплату за дикую кошку, — она подумала и исправилась, — часть ее, и тогда милость моя падет на тебя, и вместе мы убьем этого екая, по чью голову вместе пришли.
Конечно же он не согласится. Кто вообще согласится отдать свои деньги за такое?!

0


Вы здесь » Оногородзима » Прошлое время » 17.04.1314/ хороший, плохой, злой