Добро пожаловать, путник!
Мы рады приветствовать тебя в Оногородзиме, на земле Ямато; в мире людей, плотно сосуществующим с ёкаями, богами и сверхъестественным.
Оногоро — это ролевая в жанре средневекового фэнтези по мотивам японской мифологии и восточных традиций, со своим оммёдо, самураями и историей. Ролевая только-только начинает свой путь, но всё великое, как известно, начинается с малого!

фэнтези, приключения • NC-17 (сэйнен) • аниме/рисунки


Полезные ссылки и актуальные акции:

» Гостевая » FAQ » Шаблон анкеты » Внешности
» География » Страны и организации » История » Расы
» Квестовая » Мистицизм » Вопросы » Уклад Оногоро


Оногородзима

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Оногородзима » Принятые анкеты » Со Рюэн, 26 лет, человек, путешественник


Со Рюэн, 26 лет, человек, путешественник

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

ИИ КАМЭНОДЗЁ
Камэ, Со Рюэн, ямагатовец, 26 лет, мужчина

Худощавый и жилистый, ростом Камэнодзё чуть не дотянул до шести сяку, однако на его телосложение обычно обращают внимание в последнюю очередь, поглощённые общим впечатлением, которое он производит на окружающих. Его осанка неизменно прямая, движения лишены суеты, в посадке головы есть что-то гордое, выдающее человека знатных кровей. Светло-карие глаза смотрят с предельной серьёзностью, брови по привычке самую малость насуплены, а губы поджаты, что вместе красноречиво говорит о том, что Рюэн не тот, кто позволяет себе легкомысленные поступки. Каштановые с примесью рыжины волосы длиной чуть ниже плеч в холодное время года зачастую укрыты под меховой «гривой», поддерживаемой рогатым шлемом: сказалась нехватка тепла в отрочестве. За пояс заткнуты лишь железный тэссэн и танто, вызывая вопросы о том, способен ли Камэнодзё мало-мальски защитить себя, не то что других, а за пазухой спрятан небольшой мешочек с деньгами. Руки облачены в латные перчатки с когтями, которые заканчиваются острыми лезвиями: тут и к оммёдзи ходить не надо, чтобы уяснить, насколько Рюэн недружелюбен. Вообще, необычное сочетание кимоно и брони в его внешнем виде заставляет задуматься, кто привил ему такой странный вкус в одежде, но так ли это важно, коли уж образ у Ии если не чрезмерно яркий, то по крайней мере однозначно запоминающийся?

http://s3.uploads.ru/C4ms5.jpg

ИСТОРИЯ
«Небеса, земля и человек. Небеса символизируют способность предвидеть сквозь время, земля — достаток,
человек — гармонию между людьми. Если соблюдены эти три условия, победа будет за тобой».

В сто семьдесят седьмом году эпохи Тюсэй первого числа двенадцатого месяца в усадьбе Ии, расположенной в городе Ииноя, родился наследник клана. Матушка его, достопочтенная Ёхимэ, была известна слабым здоровьем и до зачатия, а ребёнок в утробе окончательно подорвал её силы: подарив жизнь сыну, она умерла от родильной горячки. «Свет дома Ии погас навеки», — так перешёптывались меж собой старейшины, скорбя о потере их добросердечной госпожи. Убитый горем глава рода, Ии Киёцуна, нашёл спасение в своём новорождённом сыне, назвав того Камэнодзё и тем самым вознеся молитвы богам, чтобы наследник Ии отличился долголетием, а предки даровали ему свою мудрость для грядущего правления.
Клан Ии, о котором зашла речь, был славен ещё со времён Змеиной войны: выходцы из него отличались храбростью и искусностью на поле брани. По наступлении мирных дней тогдашним императором, не позабывшим самоотверженности мужчин Ии, роду были пожалованы обширные земли на северо-востоке Касадо помимо тех, что уже находились в пользовании Ии. За это один из праотцов клана, глава в ту пору, Ии Киёнага, поклялся в вечной верности его величеству и потомкам оного, и данное им слово соблюдалось в течение двух сотен лет, пока Киёцуна, отец Камэнодзё, не совершил государственную измену. Но негоже торопить события, вернёмся же на несколько шагов назад, в более далёкое прошлое.
Юный Камэнодзё, вплоть до пяти лет росший в окружении женщин Ии, своих тёток и прочих родственниц, отличался тихим, незлобивым нравом, проявляя интерес к играм в гомоку и го, и, к разочарованию воинственных отца и деда, скептически относился к зазываниям выйти во двор и поразмахивать деревянным мечом. В надежде, что наследник исправится, когда начнёт учиться, Киёцуна после праздника Сити-го-сан отдал Камэнодзё в местный храм Унтоан на воспитание монахам-ямабуси. Там за его подготовку взялись всерьёз, и у Камэ не было иного выбора, кроме как сносить нелюбимые им тренировки кэндзюцу ради обожаемых занятий по истории и точным наукам. Незадолго до своего десятилетия Камэнодзё был обручён с дочерью своего дядьки, Ии Киёхидэ, и, казалось, всё благоприятствовало его безоблачной юности, но, верно, у богов были свои планы на судьбу клана Ии. Ничем иным, как воздаянием, нельзя было окрестить то, что произошло в дальнейшем.
Однажды Ии Киёцуна, в очередной раз нанеся визит в императорский дворец, прослышал о планах императора вернуть контроль над островами Цусима и, посовещавшись дома со своим отцом, Киёаки, решился провернуть грандиозную авантюру. По задумке ему надлежало тайно сотрудничать с вольными префектурами, убеждая баронов в готовности Ии пойти против Ямагато, но на деле сохраняя верность императору и никому более. Вероятно, отцу Камэнодзё и удалось бы вести превосходную игру на два фронта, однако кто-то из вассалов Ии предал его и сообщил обо всём Кёгоку Тосииэ, даймё, чьи земли соседствовали с землями Киёцуны. Кёгоку был не из благородных людей, потому не преминул доложить императору о мятеже, затеянном Ии, и их сотрудничестве с пиратскими островами. Это и стало переломным моментом в судьбе клана. Император велел Киёцуне явиться в Сэндай за объяснением, которое, впрочем, владыке Ямагато было без надобности: он попросту казнил изменника и, отослав голову убитого в Ииноя, потребовал умертвить и Камэнодзё, который также был в ответе за грех, свершённый отцом. После совета, устроенного ближайшими родственниками, было решено сохранить жизнь наследнику рода. Чтобы сберечь голову того на плечах, выход для Камэ был один — покинуть клан и не возвращаться в ряды оного, пока не утихнет гнев императора. Всё это случилось за два года до заказа именитых ныне лунных клинков.
Так вместе с доблестным вассалом Хирано Соруэном Камэнодзё бежал из владений Ии, первые несколько лет беспрестанно передвигаясь между островами Гото, Такара и Яку и постигая азы выживания в любых условиях у своего наставника и защитника. Приходилось голодать, спать в хлевах, амбарах, порой сырых пещерах в горах, выполнять тяжёлую работу, получая за неё сущие гроши, такие нужные, чтобы покупать пищу и одежду. Изнеженный мирной жизнью Камэнодзё поначалу кое-как усмирял свою гордыню, занимаясь крестьянским трудом, бросаясь в ноги всем более-менее важным господам в страхе быть узнанным, ходя в грязных, изношенных лохмотьях, в которых невозможно было признать некогда добротно сшитое тётками кимоно. В минуты отчаяния, когда нервы были на пределе и Камэ бывал близок к тому, чтобы воротиться на родину и сдаться в руки закона, наследника рода Ии спасал Соруэн, играя с ним в сёги или помогая управляться с тэссэном и противостоять с помощью того мечу. Благодаря своему сопровождающему Камэнодзё узнал множество вещей об окружающем мире, постиг смысл терпения и выдержки, а также повидал немало краёв, что оказало существенное влияние на его мировоззрение.
На семнадцатом году жизни Камэнодзё уговорил Соруэна вернуться на Касадо, чтобы хоть краем уха заслышать вести об Ии. После долгих пререканий двое мужчин вновь отправились в путь. Однако на границе их задержали: стражникам бросился в глаза давний шрам от меча на правой ладони Соруэна. В ходе завязавшейся поздно вечером погони Соруэн столкнул Камэнодзё с обрыва, а сам бросился задерживать стражей порядка, выигрывая время. Перепуганному наследнику Ии не оставалось ничего иного, кроме как опять пуститься в бега. Далеко от заставы он, тем не менее, не ушёл, показавшись там через несколько дней и увидев выставленную на всеобщее обозрение голову Соруэна. В тот момент что-то надломилось внутри Камэнодзё, и, выжегши в памяти эту обыденную для теперешней эпохи, но страшную для самого юноши картину, он направился в Ии, толком не понимая, в чём был смысл его воссоединения с родиной без Соруэна.
Вскорости Камэ узнал, что после его побега его дед, Киёаки, предстал перед императором и совершил сэппуку ради того, чтобы клан Ии уцелел. В результате вместо покинувшего свой род Камэнодзё был убит его кузен, единственный сын Ии Киёхидэ, которого назначили следующим главой и которому запретили самому выбирать себе преемника. Владения клана сократились в несколько раз, а земли, дарованные Ии после Змеиной войны, были разделены между Кёгоку Тосииэ и Сайто Хисамасой, дальним родственником Камэнодзё со стороны матери. Не то чтобы такое положение дел устраивало беглеца, но он не мог тут ничего поделать. Вселяло в него надежду лишь одно: Хисамаса не только стал сюго-даймё своей части земель Ии, сменив на этом посту почившего отца Камэнодзё, но и сумел со временем доказать императору ненадёжность клана Кёгоку, благодаря чему получил в пользование остальные уезды, некогда принадлежавшие Ии, собрав все их земли под своей властью. Вдобавок именно Хисамасе удалось уговорить его величество не предавать казни всех мужчин Ии и пощадить миролюбивого и податливого Киёхидэ, который ни за что не подумал бы и дальше учинять неприятности императору.
Искренне восхитившись политикой, проводимой Хисамасой, Камэнодзё рискнул обратиться к тому за помощью. Наследник Ии «по воле случая» встретился с родственником, когда тот выехал на соколиную охоту, и раскрыл ему своё инкогнито. Беседа их двоих была долгой и насыщенной. Сайто Хисамаса пообещал Камэнодзё окольными путями сделать его главой Ии, предупредив, что для этого ещё предстоит подготовить почву, на что юноша согласился: более выгодным предложением Небеса могли и не осыпать его в будущем. Так шестнадцати лет от роду Камэнодзё, чтя память погибшего Соруэна, был принят на службу к Хисамасе под именем Со Рюэна в роли связного. С тех пор в течение десяти лет он беспрестанно путешествовал, собирая всевозможные сведения, которые могли подсобить его господину в продвижении наверх. За свою службу Рюэн понемногу получал обширные двухсотлетние владения рода Ии, — позволив своему дядьке, Киёхидэ, управлять ими на время отсутствия реального хозяина, — тем более что земли Сайто неукоснительно росли, со временем охватив едва ли не весь север Касадо. В последнем разговоре с Хисамасой Рюэн прознал, что совсем скоро его господин вознамерился предложить императору сменить гнев на милость к Ии и позволить Со Рюэну возглавить клан, наследник которого, Камэнодзё, определённо погиб в пограничной стычке более десяти лет назад. Это известие обрадовало вассала Сайто, пусть и принесло следом невесёлые думы о том, что ему придётся оставить свои странствия, осесть в Ииноя, обзаведясь женой и детьми, и искать новые пути достойного служения Хисамасе. Стараясь отвлечься от мыслей о дальнейшей свободе, ограниченной множеством рамок, Рюэн снова отправился в дорогу по приказу сюзерена, рассчитывая, что его, возможно, последнее масштабное путешествие оставит после себя ярчайшие воспоминания перед предсказуемыми и оттого серыми буднями главы рода Ии.

Лоялен клану Сайто, внешне поддерживающему императора Ямагато, и роду Ии

Скрывающийся от возмездия сын мятежника, связной и лазутчик Сайто

Город Ииноя, расположенный на северо-востоке Касадо

ХАРАКТЕР
«Ты как бельмо на глазу. Просто заткнись и позволь мне защитить тебя».
Знакомиться ближе с этим малым в здравом уме не рискнёт никто, если, конечно, какому-нибудь чудаку в самом деле больше некуда и не на кого будет потратить свои нервы и личное время. Будем откровенны: многие Со Рюэна на дух не переносят, и ведь есть за что.
К примеру, за то, что он до одури скептичен, а также невероятно упрям: вынудить Камэнодзё сделать что-то против его воли, не дав предварительно взвесить все за и против, всё равно что подковать блоху — далеко не у каждого найдётся столько упорства, чтобы выстоять до победного. Кроме того, Камэ своенравен и нередко втихую проворачивает такие фокусы, после которых приходится хвататься за сердце и за оружие одновременно и идти вызволять его из передряги, в которую он не то нарочно, не то ненароком, но всё же угодил. Разъяснять ему что-либо о важности командной работы и доверия бесполезно: не принесёт ничего, кроме разочарования.
Тем не менее, стоит отдать должное наследнику Ии: несмотря на непредсказуемость, он беззаветно предан своему господину, а также собственным идеалам и убеждениям, в частности, придерживаясь веры в то, что бесчестье хуже смерти, а потому поступать нужно праведно, по совести. Камэнодзё не любит оставаться в долгу, но благодарным за оказанную (и действительно необходимую, а не навязанную) помощь быть умеет. По жизни его ведёт и сильное чувство справедливости, которому он, однако, не позволяет брать верх над собой: понимает, как важно сохранять хладнокровие в любой, даже критической ситуации. Он из тех, кто снизойдёт до подмоги другим лишь тогда, когда с ними обошлись ужасно и при том незаслуженно; в остальное время Камэнодзё просто-напросто игнорирует попавших в трудное положение.
Ухудшает отношения Рюэна с людьми и то, что чужие прикосновения для него подобны вываливанию в грязи: ему противна одна только мысль о них. Он не выносит тактильных контактов, хоть умышленных, хоть случайных, и наверняка не преминет сообщить об этом своему подневольному собеседнику если не замечанием, то брезгливым взглядом. Камэ излишне откровенен и прямолинеен, привык говорить всё, что думает, не скупясь на выражения и не всегда осознавая, что своими речами ранит чувства окружающих. Злословен и остр на язык, вопреки достойному воспитанию, которому подвергся в детстве. Работать с ним заодно — сущее наказание, если приходится налаживать тесные связи: Камэнодзё не сближается ни с кем без крайней на то необходимости, а если и сближается, то с явной неохотой, демонстрируя надменность во всей её красе. Исключением из этого правила является Сайто Хисамаса и ещё несколько людей, которых можно пересчитать по пальцам, и будьте уверены, все они чем-то да заслужили глубокое уважение Рюэна к себе.
Зачастую немногословный и внешне малоэмоциональный, Камэнодзё старается больше наблюдать со стороны, обязательно отмечая детали, на которые другие и не подумали бы обратить внимание, нежели ввязываться в беседы. Он прагматичен, а ещё бережлив и, в конце концов, банально надёжен: на него действительно можно положиться, если не принимать близко к сердцу все те колкости, коими он сыпет направо и налево. Камэ воистину трудоголик и поручения, за которые берётся, стремится выполнить без сучка и задоринки, иначе растеряет значительную долю самоуважения. Предъявляет высокие требования к окружающим и куда строже относится к самому себе: может, по нему и не скажешь, но муки совести преследуют его всякий раз, когда Рюэн чуть-чуть да оступается на пути праведности, видимому ему одному.
Он мало улыбается и практически никогда не смеётся, но безмерно ценит тех, кто принимает его таким, какой он есть, и в обществе которых он может пусть ненадолго, но расслабиться. Неловкий в выражении своих чувств, Камэ старается действовать, а не говорить: не зря ведь считается, что поступки красноречивее самых пёстрых высказываний. Камэнодзё по-настоящему радеет за своих родных и близких и делает всё, чтобы их защитить. Даром, что лидер из него никудышный, что во многом ему недостаёт опыта, что он не умеет просить о поддержке, взваливая на себя ответственность заведомо бóльшую, чем способен вынести, — он не опускает руки, отказываясь плыть по течению. Таков уж наследник рода Ии, а сослужит его нрав ему хорошую службу или нет — оставим решать реке времени.

Меланхолик с чертами флегматика

Интроверт

Законопослушный нейтральный

СПОСОБНОСТИ

Физические и умственные

Воин — обладая в меру натренированным телом, владеет кэндзюцу на достаточно среднем — и это ещё мягко сказано — уровне, питая к сражениям на мечах ярую неприязнь; несколько лучше, но далеко не идеально обстоят дела с тантодзюцу. В чём Рюэн по-настоящему хорош, так это в тэссэндзюцу, потому не стоит недооценивать его навыки в этом боевом искусстве. Стоит отметить, что езда верхом даётся Камэнодзё без особого труда, а ещё он довольно сносно умеет плавать и стрелять из лука, чему его в своё время научил покойный отец.


Выходец из знати — обучен счёту, чтению, письму, игре на фуэ, стихосложению, ведению чайной церемонии; помимо прочего, теоретически подкован в ханакотоба и создании икэбаны, пусть на практике эти умения применяет крайне редко. Не понаслышке знаком с гомоку, го и сёги, любитель играть в них сам на сам, опять-таки, по причине склонности к уединению.


Аналитик — его главным преимуществом по праву считается не физическая сила, а интеллект вкупе с широким кругозором. Камэ может справляться с внушительными объёмами информации и вгрызаться в знания так, словно от них зависит его собственная жизнь — что, в общем-то, не так и далеко от истины. Именно его осведомлённость о реальной, увиденной собственными глазами экономической и политической ситуации на землях Ямагато и островах иных ханов позволили увеличить области влияния клана Сайто. Тут надо отдать должное и способности Камэнодзё с высокой точностью прогнозировать развитие тех или иных событий и разрабатывать вместе с Сайто Хисамасой стоящие стратегии и тактики по снисканию милости императора и отстранению от власти живущих «не по чести и достоинству» соперников.


Травник — благодаря годовому проживанию бок о бок с врачевателем на острове Яку знает немалое количество лекарственных и ядовитых трав, а также медицинских тонкостей, что позволяет Рюэну оказывать первую помощь, если придётся.


На все руки мастер — как бы громко это ни звучало, но за годы вынужденных странствий Камэнодзё нахватался то тут, то там самых разных умений и навыков: если нужда нагрянет, он и хлопок, и рис с овощами посадит да вырастит, и в кузнице на побегушках побудет, никому под руку не попадаясь, и крышу да стены крестьянской хибарки подлатает, и пропитание добудет и приготовит, будь то рыба из реки или ягоды-коренья из ближайшего леса. С домашним хозяйством тоже может справиться, пусть и трудно представить нынешнего его за такого рода занятием. К слову, в готовке Рюэн весьма преуспел, даром, что хвалиться своей стряпнёй ему банально не перед кем.

Сверхъестественные

Видение ёкаев — Камэнодзё приобрёл эту способность аккурат после посещения праздника Сити-го-сан. О ней он никому не распространялся, но и большого значения ей не придавал что раньше, что сейчас: как ни крути, а ёкаи играют в его жизни несущественную роль, чтобы ими озадачиваться.


ИГРОК
Skype: meisai.koto
Хотелось бы поучаствовать в политических интригах — уж больно любо мне это дело — и связанных с ними многоходовках на территории Ямагато и, возможно, на землях других государств. Не против также внести лепту в центральный сюжет. Готов умертвить персонажа при необходимости, предварительно позволив ему всё-таки встать во главе рода Ии и открыть тому путь в процветающее будущее (должна же хоть одна мечта исполниться перед отправкой в мир иной, иначе предкам в глаза взглянуть будет стыдно).

+3

2

Потрясающее внимание к деталям, колоритная история и стройный, аккуратный слог.
Никаких претензий и быть не может, добро пожаловать ~

0


Вы здесь » Оногородзима » Принятые анкеты » Со Рюэн, 26 лет, человек, путешественник