Добро пожаловать, путник!
Мы рады приветствовать тебя в Оногородзиме, на земле Ямато; в мире людей, плотно сосуществующим с ёкаями, богами и сверхъестественным.
Оногоро — это ролевая в жанре средневекового фэнтези по мотивам японской мифологии и восточных традиций, со своим оммёдо, самураями и историей. Пришло провести вторую, судьбоносную перекличку!

фэнтези, приключения • NC-17 (сэйнен) • аниме/рисунки


Полезные ссылки и актуальные акции:

» Гостевая » FAQ » Шаблон анкеты » Внешности
» География » Страны и организации » История » Расы
» Квестовая » Мистицизм » Вопросы » Уклад Оногоро


Оногородзима

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Оногородзима » Принятые анкеты » Хоозуки, 788 лет, они, настоятель призрачного храма


Хоозуки, 788 лет, они, настоятель призрачного храма

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

Хоозуки
Угрюмец/Зуки, они, 788 лет, мужской

• рост: 181 см;
• вес: 73 кг;
• цвет глаз: тёмно-синий;
• цвет кожи: фарфоровый;
• цвет волос: иссиня чёрный;
• особенности: на глаза сразу же бросается небольшой рог - серо-железного цвета - расположенный на вершине лба прямо посредине. Так же из общепринятых человеческих черт выделяются заостренные уши и удлиненные клыки демона. Тем не менее, черты лица настоятеля очень правильны, и даже благородны, хотя многие отмечают, что его, всё выдерживающие, спокойствие сильно проигрывает улыбке и живой мимике. Волосы мужчины всегда подстрижены так, чтобы кончики верхних локонов доставали до челюсти. Благодаря тому, что волосы очень послушные, то и формировать их в прическу смысла мало, однако, они легко ерошатся, особливо из-за ветра, а так же кучерявятся после дождя. Усов, бороды, и даже щетины на мужском лице никогда нет, а брови укорочены на дворянский манер, отчего в прямом до непостижимости взгляде миндалевидных глаз всегда есть нотка строгости. Что же касается телосложения - Хоозуки однозначно вышел ростом, но со стороны кажется довольно-таки худощавым. И всё же, совсем щуплым его назвать нельзя, ибо мужское тело крепко сложено, хотя иной разбойник, завидя такого как Хоозуки на дороге, сочтет, что счастливый билет выпал. В движениях царит размеренное спокойствие, хотя в пору нервической возбужденности заметна энергическая резкость и молодческая гибкость. В одежде предпочитает сочетание черного и алого, удобства и легкости. В целом, Хоозуки выглядит как мужчина "за тридцать".

https://i.imgur.com/8CWFBYk.jpg

ИСТОРИЯ
В стране мёртвых нет летоисчисления, да и само время здесь течет иначе, чем в мире людей. Поэтому они помнит своё "рождение", хотя спроси его, когда оно случилось, и демон только плечами пожмет.
Так же они помнит в какой атмосфере рос - зависти и злобы. Да, такие как он ненавидели всех и вся, ведь несмотря на то, что Богиня-мать назвала их - коренных жителей страны мёртвых - своими детьми, порожденные ею ёкаи всё равно смотрели на них свысока: "мы сотворены рукой Идзанами, а вы... не более, чем приёмыши". И это слова, так называемых, "младших братьев" - тех, кто должен брать с демонов пример - стоит ли в таком случае говорить про детей Незримых? Для всех обитателей Ёми - люди были неизменным объектом зависти. Ведь каждый ёкай полагал, что люди живут в "раю"... и каждый стремился в этот "рай" попасть, причем не только ради побега с земли мертвых, но и для удовлетворения "голода силы" - настоящего проклятье любого ёкая.

В своём родном мире они никогда не отличался могуществом. Однако же, у него были яркие амбиции и желания, которые, соединившись с целеустремленностью и невероятным инстинктом выживания, в конце концов, помогли демону проникнуть в мир людей.
Тогда на Небесной Равнине шла великая война и в Ёми отправлялось огромное количество душ. Среди простых солдаты и невиновных жертв были и герои, и военачальники, для которых устраивались пышные церемонии в храмах. Врата Тории использовались всё чаще и чаще, чем и пользовались хитрецы ёкаи, попадая в человеческий мир без разрешения. Боги не могли уследить за ними, а сами дети Идзанами ещё не ощутили на своей шкуре всю беспощадность гнева Сусаноо.
Шел пятьсот двадцать второй год эпохи Кодай, когда демон смог пройти чрез врата Тории одного из храмов на острове Цусима. Земли, некогда принадлежащие князю Нагасаки, были ещё едины, пусть и "целыми" да "благоденствующими" их назвать язык не поворачивался - они несли на себе тяжелый отпечаток войны. Бедные селения с прохудившимися крышами покосившихся домов, обнищавший народ, средь которого было огромное количество инвалидов, сирот и вдов - всё это и многое другое увидел молодой демон. Первые шаги его были не по живописным долинам, не по спокойным лесам иль голубеющим ущельям, а по разбитым дорогам, ведущих от руин к руинам, и затхлым полям сражений, над которыми кружили голодные птицы, коих отпугивали разномастные охотники за наживой, как правило являющиеся бойцами той или иной армии.
Не сложно догадаться, что они представлял себе Небесную Равнину совершенно иначе, как и образ жизни детей Незримых, к коим демон с каждым новым днем испытывал всё меньше и меньше злобы. Зависть стремительно вытеснялась жалостью, не позволявшей демону утолять "голод силы" наипростейшим способом. Если раньше он думал, что будет пожирать людей, будет их запугивать, заставляя верить в себя, то теперь в сердце демона возникали новые чувства, идущие вразрез с планами и мечтами, разрушавшимися на подобии воздушных замков.
Тем не менее, сила Они угасала, а перед глазами у него стояли слабые и беззащитные существа, которым он не мог навредить, ибо как никто другой понимал, как тяжело выживать в тяжелых условиях. Так, незаметно для себя, ёкай встал на путь "защитника", создав для себя первый, нерушимый догмат - "сильный несет ответственность перед слабым". И в этом мире он был силен - четырехметровый огр с матово-чёрной кожей, страшными руками, незамечающеми человеческого веса, рогатой мордой льва, клыки коего могли запросто перекусить любую броню - буквально-таки создан для войны, но презирающий её, из-за тех губительных последствий, отражающихся на земле и людях. Безусловно, умирать от голода ёкай не планировал, тем паче, что там, где есть обездоленные, всегда найдутся злодеи. Так они, порядком ослабевший, забрел средь ночи в деревню, на которую решила напасть небольшая группа бандитов. В то время подобных разбойников хватало и было даже удивительно, почему они не встретились демону раньше. Сложно сказать, что тогда превозобладало над демоном - голод или справедливость, может, правильный ответ: "всё вместе"; как бы там ни было, но жадное до силы создание, наконец, отведал человеченки. Трое съеденных бандитов и несколько деревенщин, напуганных до седых волос, - такое, многообещающие, начало легло в основу славы демона, ставшего за последующие тридцать пять лет настоящей грозой для мародеров, грабителей и чрез чур жестоких вояк.

Неожиданный конец "Кровавой Войны" уже не мог остановить зазнавшегося "защитника" простых людей. То было золотое время для ёкая, творившего свою справедливость и купавшегося в почитании и страхе. Стоит сказать, что за эти годы демон стал гораздо сильнее, превратившись в поистине ужасающее создание, вооруженное огромной палицей из вороненого металла и щеголявшее тигриными шкурами на плечах и бёдрах. Могучий они забыл о страхе и осторожности; охотники были ему не страшны, а боги... теперь это слово стало далеким и эфемерным, даже когда Сусаноо разделил остров Цусима на целую цепь островов. В конце концов, легендарный бог бури гневался на людей, а что до слухов об изгнании ёкаев, которые нет-нет да доносились до ушей демона... пожалуй, главной ошибкой они была святая вера в правоту своего правосудия. Уже тогда он не испытывал к людям прежней злобы иль зависти, хотя пробыл в их мире "всего нечего" - по меркам ёкаев. Однако же, эта треть века была слишком шумной, проведенной с размахом, а фраза: "лес рубят - щепки летят" - не работает от слова "совсем", если ты играешь не по правилам. Они же нарушил целый ворох: сначала проникнув на Небесную Равнину без разрешения, а потом посеяв страх на землях Цусимы, бродя по дорогам в обличии благородного и богатого аристократа, на образ которого из раза в раз велись однообразно разнообразные грабители, разбойники и прочая бандитская шваль.
К сожалению, правда жизни такова, что у всего есть обратная сторона. Даже самая драгоценная монета может скрывать кровавое пятно; под благородством зачастую прячется тщеславие и алчность - это природа, знаменитая гармония людей, коим можно руки в стороны развести и сказать: "ну, что уж вышло". Посему внезапный ореол славы, окруживший демона, по закону жанра сослужил ему дурную службу - на рассвете пятьсот пятьдесят седьмого года они встретился с вершителем судеб, с истинным судьёй любого ёкая. Сусаноо без всякого труда нашел дерзкого наглеца, за которым тянулся след из загубленных душ. Точь-в-точь с такой же легкостью божество одержало победу над они с обсидиановой кожей.
Однако, и здесь не обошлось без "обратной стороны".
Справедливому богу было известно всё.

То был судьбоносный день в жизни молодого ёкая, да что там, судьбоносный миг. Его ждала страшная участь - вернуться обратно в землю мертвых. И это после того, как он только-только начал наслаждаться жизнью на Небесной Равнине, упиваясь не токмо сытостью, но и величественной красотой пейзажей. Всё нравилось демону в мире людей, пышущему жаром жизни, и потому-то он бился с богом столь отчаянно, не боясь смерти, а в конце не пожалел гордости, взмолившись о прощении. И они смог миновать незавидной участи, правда, не острый ум, не ловкая хитрость, не могучая сила помогли ему в этом; то, что люди зовут сердцем и чувствами, смягчили приговор Сусаноо, сумевшего разглядеть в демоне стремление защищать слабых - крайне редкое для его породы. Однако ж, на ёкае, ещё не умевшем ценить человеческую жизнь, было слишком много грехов, а его молодость не внушала доверия Богу Бури... потому Сусаноо решил перечеркнуть всю славу они, заставить того презреть все свои громкие имена и поступки, свершенные за эти тридцать пять лет.

"В тебе есть свет, демон. Поклянись мне впредь не сворачивать со своего пути и тогда я позволю тебе искупить вину!"


Так демон получил свой суровый приговор: "пять веков служить людям во искупление содеянного".
Так демон поклялся на своём новом имени: "Хоозуки", означающем два слова: "демон" и "свет".
Так демон, желая заслужить одобрение Сусаноо, осознано ступил на путь защитника.

Время, несущееся быстрее стрелы первую треть века, теперь стало тянуться с беспощадно медленной скоростью. Однако, это помогло Хоозуки научиться стоическому терпению и принять новую, нежданно озарившую его, истину - человеческая доля не легче доли ёкаев. Страдание есть ярчайшая сторона жизни, объединяющая всех существ и позволяющая ценить каждый счастливый миг. Боль и страх - есть обязательные части судьбы, не являющееся злом. "Истинное же зло в причинении боли невинному, в принуждении слабого к страху, в убийстве, обрекающему существо на ещё большие страдания в мире мертвых" - такой вывел тезис Хоозуки, оказавшийся на невероятной высоте мыслей. За долгие годы своей службы людям он не только исходил землю Небесной Равнины вдоль и поперек, но и научился распознавать зло, научился ценить добро, а так же изрядно "очеловечился". Впрочем, сие не так уж удивительно, ибо не счесть сколько раз ёкай заключал контракты со странствующими оммёдзи; не многим меньше ему приходилось помогать даоссам в их исследованиях болезней и алхимии; случалось и "тряхнуть стариной" - защищать путников, селения и просто невиновных, однако, на этот раз не только от разгула человеческого гнева, но и от излишне жестоких "братьев" ёкаев. Правда, теперь Хоозуки не убивал, усвоив для себя главную истину: высшее правосудие принадлежит богам и судьбе. Тем не менее, наиважнейшее достижение было в другом - демон сдерживал свой "голод силы" уже не из страха перед Сусаноо, и даже не из-за своей клятвы оному, а благодаря возмужавшему мировоззрению.

В новом тысячелетии, когда срок службы людям подходил к концу, случилось новое событие, кардинально изменившее жизнь Хоозуки. Именно благодаря "Змеиной Войне", демон нашел своё предназначение...
Разумеется, он сражался на стороне людей, защищая честь ёкаев, сначала будучи одним из самых грозных орудий оммёдзи, выпускавших его на поле боя в истинном обличье, а затем уже войдя в число военачальников "новой" семитысячной армии мертвецов. Интересной особенностью стала тактика Хоозуки, которого прозвали "рогатым щитом бессмертных", - мужчина использовал своих подчиненных не для нападения, а для защиты флангов да тыла, отражая неожиданные атаки ёкаев, которые умел предугадывать.
В результате множества потерь Ямато-но-Орочи был побежден, а Хоозуки обрел свободу.
Более пяти веков он служил людям, но сражаясь против своих братьев ёкаев, мужчина понял кому на самом деле нужен его опыт и сила - тем заблудшим и напуганным детям Идзанами, не имевшим дома, да и не умевшим жить сообща друг с другом, что уж тут говорить про коренное население Небесной Равнины...
Таким образом, следуя дороги своего имени, демон отправился в хан Миядзаки, где ёкаи ещё не подвергались гонениям.

В последующие годы Хоозуки использовал всю свою практическую цепкость, чтобы протолкнуть в мир следующую идею: люди и ёкаи могут жить сообща. Одни его презрительно высмеивали, другие недоверчиво расспрашивали, а иные... верили! Руководствуясь своим многогранным опытом в человеческой природе, мужчина и его единомышленники смогли заразить смелым тезисом не токмо простолюдинов, не токмо средний класс - мудрецы из ордена даосов прониклись идеей о "единстве пути детей богов". Однако, ключевое событие было не в появлении нового культа, а в милостивости князя Миядзаки к ёкаям - благодаря таковому расположению, уроженцам Ёми удалось получить собственный клочок суши на Небесной Равнине. С этим решением были согласны далеко не все, но несмотря на это, остров Йокате стал настоящим домом для ёкаев.

На смену эху "Змеиной Войны" пришла новая эпоха, обещавшая стать повторением "золотых веков Оногоро". Хоозуки же окончательно осел на острове Йокате. Тогда его имя имело не малый вес как в обществе ёкаев, так и в обществе людей, хотя сейчас уже не те и не другие не помнят, как двести лет назад демон явился на гору Цуруги. В то время люди уже начинали селились ближе к Хакодате, окончательно покидая летние рыбацкие деревушки и подобные им. Такая же судьба постигла и территорию Цуруги. Ранее паства старого храма состояла из работников лесопилок да охотничьих поселков, теперь же пред настоятелем стала новая правда - забытье. "В лучшем случае в дзиндзя наведается какой-нибудь паломник" - один из немногих аргументов, которые Хоозуки привел настоятелю, когда убеждал последнего передать храм в его руки. Он дал слово, что будет помогать и защищать всех людей, ступивших на гору Цуруги, заранее зная, что уже через век люди будут здесь редкими гостями. Зачем демону храм, спросите вы? Просто они хотел создать место, в котором любой ёкай сможет получить надежный кров. В этом убежище он так же учит своих воспитанников уму-разуму.

Одной из таких воспитанниц стала совсем уж юная Юкари Шин. Девушка не видела войн прошлого, не знала ничего про страну мертвых, но и на Небесной Равнине жить не умела. Она просто плыла по течению, в конечном итоге сбившись и потеряв свет. Слухи о ёкае-шиноби, вышедшем из деревне Эхиме, дошли до Хоозуки в тот момент, когда Шин начала убивать без разбору. Они прекрасно разбирался в подобных симптомах, да и молодость девушки говорила сама за себя. Редко настоятель храма покидал свою обитель, но поддавшись деятельному порыву, Хоозуки отправился разыскивать знаменитую Змею, с тем чтобы узнать стоит ли она спасения иль нет. Опередив охотников за головами, демон встретил кровожадную убийцу, а после оказал-таки ей ту же услугу, которую в своё время получил от Сусаноо - открыл глаза. Только с той разницей, что в отличии от Бога Бури, Хоозуки не стал выносить Змее тяжелого приговора - он поступил иначе, взяв шиноби-отступницу под своё крыло. Она была не первой и не последней, кого обучал настоятель призрачного храма, но стала однозначно самой молодой. Девушка, не знавшая раньше доброты, слишком быстро привязалась к Хоозуки, который в итоге решил предложить Шин стать странствующей монахиней - сам он уходить из храма не мог, но и оставлять Змею здесь надолго не хотел, ибо, по его мнению, "Юкари жизни не видела", чтобы на горе запираться.
Со дня их встречи прошло уже несколько лет, но Шин всё так же наведывается в призрачное святилище. Кто-то из паствы опасается видеть бывшую убийцу в стенах храма столь часто, говоря настоятелю об опасности такого покровительства, ведь на Змею многие затаили обиду, а в слухах о добрых деяниях всё чаще упоминается о том, что она любит возвращаться в убежище. Тем не менее, Хоозуки слеп и глух к предупреждениям, строго-на-строго запрещая заикаться о подобном в присутствии Шин, коию всегда тепло принимают в храме.

"Я её привел, но не мне её выгонять. Пусть живет так, как желает"

лоялен князю Миядзаки

настоятель "призрачного" святилища
защитник ёкаев и людей, живущих на горе Цуруги

Остров Йокате, особливо гора Цуруги

ХАРАКТЕР
Для того, чтобы понять Хоозуки, достаточно взять в расчет три составляющие: его возраст, его имя, его "работу". Кратко говоря, ёкай из редкой породы светлых демонов. Таковым он стал лишь благодаря обстоятельствам своего появления на Небесной Равнине - мир людей, охваченный войной, помог они сходу избавиться от зависти, а в последствии укротить зло внутри себя. Жалость пробудила в нем чувство справедливости, за оным последовало склонность к долгу; а встреча с Сусаноо научила Хоозуки ответственности. Разумеется, так же от они неотделима его сущность, не особенно-то изменившаяся с прибытия на Небесные Равнины; она заключается в гибком, иронично-циничном уме, высоких - практически звериных - инстинктах.
Все эти качества легли в основу многогранной личности, став эдаким фундаментом для внутреннего храма настоятеля.

Однако, фундамент любого дома бросается в глаза в последнюю очередь, поэтому и про нюансы личности демона узнают далеко не все. Зато вот на стены внимание обращают все и сразу. Они в нашем случае олицетворяют ни что иное, как "первое впечатление". Так вот, Хоозуки не зря получил своё прозвище - "угрюмец". Физиономия у него совершенно не проницаемая, а полуприкрытые, зеркальные глаза смотрят на окружающих с мудрым выражением, в котором легко угадывается не только тень усталости, но и такое изречение: "я знаю, что вы хотите мне сказать и что вы можете мне сказать - это всё, конечно же, хорошо, но это всё не то". В разговоре глубокий баритон полностью соответствует лицу - строгий и хладнокровный тон, коий, кажется, не изменится, даже если на землю вновь Сусаноо снизойдет. Так или иначе, но Хоозуки в беседе изъясняется вежливо и учтиво, обладая чертой всякого мудреца - непостижимой неуязвимостью ответов. Однако, нисколько не боится откровенной прямоты да правды. Так же за ним не постоит отвесить не лестный комментарий тому, кто это заслуживает, цинично ответить юному глупцу или глумливо огорошить иного лизоблюда.
Завершается "первое впечатление" интересной манерой Хоозуки ходить, нет, дело не в ровности шага, а в его уверенности и какой-то странной пелене мысли в глазах, словно застилающей зрение - кратко сказать, Хоозуки выглядит как человек не имеющий времени думать о впечатлении, которое он производит на других. Одни двусмысленно намекают на то, что настоятель прекрасно знает свой путь, другие трактуют это, как совершенное безразличие к чужому мнению, но однозначной причины такой странной походки не знает никто.

Прожив в мире людей без малого восемь столетий, Хоозуки не токмо многому научился, обзаведясь широким кругозором, но и многое открыл в себе. Если с незнакомцами, посторонними и теми, кому он не доверяет, демон ведет себя в духе "первого впечатления", то с близкими Зуки позволяет себе слабину. В конце концов, ему хорошо знакома ценность дружбы и любви, чтобы знать насколько пагубно закрываться и скрывать свои чувства. Так Хоозуки, держащий высокую и отчасти идеализированную марку для своей "паствы", запросто может не только усмехнуться, но и звонко рассмеяться. У него даже есть чувство юмора, правда, весьма своеобразное - он любит подтрунивать. Бывало приближенным видеть Хоозуки сильно усталым и очень задумчивым, когда на они находит подобное он способен проспать неделю. Этот же демон, ответственный и требовательный до въедливости, в иной раз может напрочь забыть о своём грозном тоне и тогда на смену "угрюмцу", приходит мягкий Зуки, который не гнушается проявлять заботу и ласку. Не раз его руки ставили на ноги ёкаев, оказавшихся на грани жизни и смерти. Можно без преувеличения сказать, что сердобольность Хоозуки в отношении слабых и тех, кому нужна его защита - это главное преимущество и главная уязвимость. Однако ж, сам мужчина никогда от неё не откажется, даже в угоду собственной жизни.

Флегматик

Амбиверт

Нейтрально добрый

СПОСОБНОСТИ
Хоозуки прекрасно разбирается в людях, их быту и традициях, правда, некоторые знакомые ему в шутку говорят, что за двести лет очень многое изменилось. За пределами острова Йокате лошади и прочая животина его боится, даже когда он принимает личину человека, поэтому увидеть настоятеля призрачного святилища верхом невозможно.
Сам по себе грамотен и способен не только определять диалекты, но и имитировать их. Обладает обширными знаниями в вопросах богословия и философии. Умеет читать карты и ориентироваться по звездам и солнцу. Обсчитать настоятеля невозможно - сам обжулит любого торгоша. Хорошо знает человеческую анатомию и зельеварение.
Поскольку в истинном обличье демон расходует слишком много силы в мире людей, Хоозуки научился обращаться с человеческим оружием. Благодаря нечеловеческой силе, звериной ловкости и реакции, они опасный противник для любого мастера, да и навыки свои он не забывает оттачивать в тренировках, ибо слишком уж много мстительных врагов у его ёкаев. Среди всех орудий предпочитает стальной консайбо, вес которого не замечает, а вот сокрушительная мощь шипастой дубины ему вполне под стать.

Смена облика — врожденная способность они принимать человеческий вид. Есть три способа: долгое время наблюдать за человеком или же попросту испить его крови - в обоих случаях на лице будут заметны клыки, рога и острые уши; третий же способ - съесть жертву; только при последнем варианте демон может принять "полное" обличье человека, лишившись демонических зубов, рогов и ушей. Находится в мире людей в образе человека практически не тратит духовной силы.

Истинный облик — в мире людей требует расхода духовной силы, поэтому обычно Хоозуки его не использует. Истинное обличье у каждого они одно и обусловлено его "племенем", сменить его подобно человеческой личине нельзя, то бишь нельзя принять вид другого демона, понаблюдав за ним, выпив его крови или съев. В истинном облике любой они обладает колоссальной силой, ловкость их так же многократно возрастает. Ни одна стрела не пробьет их кожу, хотя в умелых руках клинки мечей могут ранить демона.

Облик Хоозуки

https://i.imgur.com/oOFH4C6.jpg
Шестиметровое чудовище с матовой кожей цвета ночи, от которой пахнет пряной шерстью. Мышцы нечеловеческих размеров на руках и ногах, которые не один здоровяк обхватить не сможет, способны напугать любого, но настоящим "зрелищем не для слабонервных" является рогатая [рога не много больше полуметра] морда демона, отдаленно напоминающая львиную. В таком виде Хоозуки может не только сражаться, но и говорить.

Звериный слух, зрение и обоняние — в любом обличье Хоозуки обладает невероятно тонким слухом и при желании может слышать сердцебиение, и даже дыхание, существ, которые находятся в десяти метрах от него. Глаза его способны видеть в темноте, а нюх чутко улавливает даже самые тонкие запахи.

Кровь демона - в любом обличье Хоозуки сохраняет свои невероятные способности к регенерации и устойчивость иммунитета. Даже отрубленная конечность может прирасти за считанные секунды, если её не изолировать от демона - кровь начинает тянуться к крови, обретая практически физическую твердость, притягивая к себе обрубок и сращивая волокна. Яды они тоже не страшны, самые специфичные и смертоносные ослабляют мужчину, но со временем выходят из организма.

Невидимость ёкая - любой ёкай может в мгновение ока скрыться от человеческих глаз, правда, шиноби и уроженцы хана Миядзаки могут без проблем видеть таких "невидимок".

Колдун - язык не повернется назвать навыки оммёдзи "ненужными" или "номинальными". Тем паче они полезны для демонов, происхождение которых покрыто мраком тайны и многие считают их "неудачной попыткой Незримых создать жизнь". Возможно поэтому Хоозуки смог освоить человеческую магию, скрестив её с собственными знаниями о волшебстве. При желании он может заключать договоры с ёкаями, читать звёзды и гадать, да и в принципе пользоваться широким спектром возможностей оммёдзи, хотя времени на такую магию уходит порядочно.


ИГРОК
Играть я люблю всякое разное, поэтому без проблем могу вклиниться в любой сюжет, даже если придется притянуть туда за уши своего героя)
Конечно же, в планах развивать личную линию с призрачным святилищем, хочется так же поиграть с другими ёкаями. Не откажусь от какой-нибудь идеи из разряда: "охотник-жертва".

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

+5

2

Прекрасная анкета, добро пожаловать!
http://sh.uploads.ru/gHOc6.png

0


Вы здесь » Оногородзима » Принятые анкеты » Хоозуки, 788 лет, они, настоятель призрачного храма