Добро пожаловать, путник!
Мы рады приветствовать тебя в Оногородзиме, на земле Ямато; в мире людей, плотно сосуществующим с ёкаями, богами и сверхъестественным.
Оногоро — это ролевая в жанре средневекового фэнтези по мотивам японской мифологии и восточных традиций, со своим оммёдо, самураями и историей. Ролевая только-только начинает свой путь, но всё великое, как известно, начинается с малого!

фэнтези, приключения • NC-17 (сэйнен) • аниме/рисунки


Полезные ссылки и актуальные акции:

» Гостевая » FAQ » Шаблон анкеты » Внешности
» География » Страны и организации » История » Расы
» Квестовая » Мистицизм » Вопросы » Уклад Оногоро


Оногородзима

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Оногородзима » Настоящее время » –114,1°C [15.06.1314, пиратские острова Цусима]


–114,1°C [15.06.1314, пиратские острова Цусима]

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

http://sh.uploads.ru/t/tl9vk.pnghttp://se.uploads.ru/t/q0C48.png
в эпизоде:
http://s2.uploads.ru/PokvQ.png
–114,1°C


Жаркая летняя ночь опустилась на пиратские острова. Все усеяно огромным множеством разноцветных огоньков, освещающих портовый город, а сверху в темных уголках помогает видеть дорогу мягкий лунный свет. Полнолуние и ни одного облачка на небосводе, усеяно не одним миллионом звезд.


Наше представление начнется в одной идзакае – уютное и веселое место, чтобы выпить и расслабиться. Именно туда этой тихой ночью пришлось отправиться юной оммёдзи. Девушку вели туда отнюдь не на добровольной основе. Несколько мужчин не особо приличной натуры выловили её в городе, навязав той свою компанию. Они, конечно, не полагали, с каким монстром решили «познакомиться», но выбирали на редкость удачные слова и путь к данному месту, что у Миёй так и не выдалась возможность от них избавиться. В конце концов, она оказалась в этом шумном месте. Буквально зажатая со всех сторон предложениями о выпивке, коею та переваривала с трудом. Однако пока не предвиделось ни одного шанса на побег, а мысли о помощи, у Аматеру не появлялись уже очень и очень давно. Сейчас оммёдзи старалась сохранить свою маску и резня посреди столь людного заведения никак не вписывалась в её планы. Предложения становились все более настойчивыми с каждой выпитой сакадзуки её новоприобретённых «друзей», пока те все же не влили в девушку саке силой.
В тоже время, еще до прихода сей шумной компании, именно в этом заведении решила остановиться одна из лунных самураев – Сей, поддавшись искушению выпить.

Отредактировано Amateru Miyoi (2017-10-11 22:12:57)

0

2

Бутылка. Бутылочка. Бутылюсенька. Бутылюсенычек. Бутыльнечка. Бутыльненок. Бутыля.
    Можно было придумать еще кучу ласковых слов, однако бутылка оставалась неизменной в своей неприступной пустоте. Сей недовольно цыкнула между зубов: алкоголь всегда кончался в самый неподходящий момент.
    - Хозяин! Хэй, хозяин! - позвала она, потряхивая в воздухе пустым сосудом, однако никто ей не ответил. Кажется, тот самый хозяин заведения аккурат ушел в другую часть идзакаи, обслуживать только что пришедшую шумную компанию. У Арукару дернулась бровь: неужели этот подлец думает, что вся эта компашка в сумме отвалит ему столько же бабла за выпивку, сколько и она? Чертов подонок, оставил её тут, в одиночестве, с пустой бутылкой... третьей по счету...
    Она была довольно сильно раздражена для того, чтобы просто смиренно дожидаться, пока очередь в обслуживании вновь перейдет к ней. Это было омерзительно - ее кинули на полпути к вожделенному ощущению легкости бытия, когда ничто не важно, и лишь лунный свет напоминает о великой Клятве, данной себе несколько лет назад.
    -  Хозяин, - она беспардонно переместилась вплотную к компании, чтобы быть замеченной и услышанной, - Может, вы отвлечетесь ненадолго, и продадите мне еще бутылчку, ха? - голос ее звучал очень выразительно, а взгляд холодных голубых глаз смотрел точно в глаза продавца, да еще так вкрадчиво. Весь облик как бы намекал: "забей на них, мэн, у меня есть больше денег, и я готова их все оставить тебе за сервис".
    - Брюнетка... пить не хочет, - вдруг сказала она, не отрывая взгляда от хозяина заведения. Сказала она это таким же вкрадчивым голосом, - Кстати, как-то зябко у вас тут в заведении. Я ожидала, что здесь в разы жарче.
    Сей сидела, подперев голову правой рукой, а левая покоилась под столом: где-то там, под слоями кимоно, левая рука покоилась на мече, чуть-чуть вытащенным из ножен.
    Неожиданно налетевший прохладный ветерок исходил непосредственно из ее уст.

0

3

Пожалуй, в подобные ситуации, когда её хотели напоить столь дружелюбно, Аматеру попадала не часто. Несмотря на то, что уже давно ночь, девушке все так же приходилось сохранять свою маску. Увы, увы, люди вокруг были просто огромной-преогромной помехой. Миёй все ещё стоило пробыть тут какое-то время и, желательно, не навлечь на себя очередных преследователей, а потому сидеть тихо и не вызывать проблем было попросту необходимо. Оммёдзи хотелось немного спокойствия в своей чрезмерно опасной жизни. Сама же жизнь была иного мнения.
- Спасибо, но я не пью алкоголь… - Девушка аккуратно отталкивала от себя предложенные напитки и самих мужчин, когда те намеревались любыми усилиями впихнуть той хоть немного саке. На её лице была «виноватая» улыбка. Но что царило в её грешной головушке. Её буквально распирало от просто неуёмного желания перерезать каждому из этих мужиков глотку. Но приходилось сдерживать свою кровожадность изо всех сил. Впрочем, сложно было лишь сначала. До того, как алкоголь все же разбавил её кровь.
К сожалению, настойчивость и их наглость росла даже быстрее, чем их опьянение, а потому в беднягу Миёй было влито аж половина полулитровой бутылочки саке. От этой доли алкоголя разум быстро решил на время покинуть оммёдзи, передавая управление её необдуманным импульсам и настроению, оставив после себя лишь одно единственное указание: «Продолжай изображать хорошую девочку!».
От выпитого лицо девушки вначале поморщилось, а потом расслабленно растеклось. Аматеру взглянула на свою «компанию» в другом свете.
- Ну и гадость! – Вырвалось из её уст, после чего она вновь поморщилась, - Больше мне такого не давай! – Слегка пошатывая рукой, девушка ткнула указательным пальцем прямо в щеку одного из мужчин. Но видно на нем это возымело противоположный эффект.
- Да брось, Миёй-чан, давай ещё одну бутылочку, видишь, ты сразу стала куда общительнее~ - Мужчина приобнял ту за плечо, пытаясь приставить к её губам сакадзуки, однако та начала упираться, от чего саке пролилось прямо на нее.
И тут внезапно как для самой компании, так и для оммёдзи в их «беседу» вмешалась какая-то девушка. Своим нетрезвым взглядом Миёй она показалась слишком… белой! От чего та сожмурила глаза, правда спустя пять секунд ей это надоело, и она решила осмотреть ту более внимательно. Внезапно по её спине прошелся холодок, стало как-то прохладно. Аматеру поёжилась. Девушка быстро почувствовала источник этого холода. И в её головушке появился незатейливый план. Хитро улыбнувшись, она, покачиваясь, встала из-за стола, пока остальная компания была увлечена той ослепляющей дамой, и пошагала прочь. Побег её быстро раскусили, но та ускользнула от их цепких рук в самый последний момент и ринулась прямо к той девушке.
Алкоголь воззвал к детству Миёй, сделав её в этот раз куда более общительной. В обычных условиях Аматеру никогда бы не обратилась ни к кому за помощью, ведь она не могла никому довериться, а уж тем более первому встречному. Но сейчас она почему-то за была об этом, будто шкодливый ребенок, она аккуратно схватилась за рукав белокурой девушки, умоляюще взглянув на ту снизу-вверх.
- Онэ-сан, помоги~, - жрица постаралась сделать наиболее умилительное личико, которое все еще заливала красная краска из-за алкоголя. Конечно, даже в этом состоянии Аматеру не была столь наивной, чтоб полностью доверить эту ситуацию кому-то. Она была даже не уверена, что это подействует, как надо, но в её головушке были планы на все случаи. Опыт позволял ей.

0

4

- Онэ-сан, помоги~, - Арукору медленно перевела взгляд на девушку, которая в буквальном смысле только что прицепилась к ней. Поразительно, как некоторые люди умудряются быть выше, но смотреть при этом таким заискивающим взглядом снизу-вверх, что аж физически начинает тошнить.

    Так же медленно Сей оторвала голову от руки, а саму руку, в свою очередь, положила на стол ладонью вниз - это позволило ей ненавязчиво стряхнуть с рукава прицепившуюся к нему брюнетку, после чего повернула лицо к компании. Компания как-то странно покашивалась на них обеих: одну они явно хотели напоить и уволочь в ближайшие кусты, а вот относительно второй...

    ...Арукору нахмурилась - она никогда особо не понимала, что люди хотят сделать непосредственно с ней. Либо понимать отказывалась. В конечном итоге, ей в любом случае давненько уже было плевать. Поэтому, сохраняя хмурое выражение лица, она встала со своего места, опираясь на правую руку. Так было легче сосредоточиться на левой - лезвие должно было быть вытащено ровно настолько, чтобы это было незаметно, а сама она максимально должна была походить на натуральную Юки‑онну. И, разумеется, окружающая температура не должна была падать ниже, чем того могут вынести окружающие люди - оставлять в идзакае гору ледышек ей не хотелось, ведь это единственное место, где можно сесть в углу и просто расслабиться, когда ни тебя никто не ищет, ни ты.

    По крайней мере именно так было до сегодняшнего вечера.

     - Ты и твоя компания меня раздражаете, - холодно процедила она, не смотря на брюнетку. После чего неспеша двинулась к компании, - Может, предложите выпивку и мне? А то старик куда-то делся, - хозяин лавки и правда поспешил укрыться где-то в недрах своего заведения. И это было разумным решением на взгляд Сей.

    Компания, однако, почему-то застыла в нерешительности и отвечать не спешила.

    - Твои друзья что, впервые видят ёкая? - она обернулась в брюнетке.

Отредактировано Arukoru Sei (2017-10-13 02:30:07)

0

5

Нет. Нет-нет. Несомненно, коварный план жрицы вовсе не подразумевал собой спихивание шайки этих балбесов на белокурую незнакомку. Он был куда более закручен. Или нет. А может ,его и не было вовсе? Как знать, картина, что предстала перед глазами Миёй все меньше походила на реальность. Будто размытый сон в приятных желтых тонах, кроме белоснежной леди режущей глаз, что что-то говорила на первую, спустя долгие годы, просьбу оммёдзи. Но она почему-то упустила её первые фразы, видно саке решило ударить ей в голову посильнее. Из-за этого Аметеру начало сильно шатать, как та отпустила рукав незнакомки. Особыми усилиями девушка все же нашла в своих ногах опору вновь, про себя обидевшись на эти капризные части тела, что сейчас так упорно старались не слушаться её. Вернулся её слух только к другому вопросу прохладной, во многих смыслах этого слова, «онэ-сан». Да и сама брюнетка буквально очнулась, оценивая сложившуюся ныне ситуацию. Что же мы имеем? Угрожающе выглядящую, возможно, юки-онну и пятерых здоровых, но частично в хлам мужиков, которым, судя по выражениям их лиц, не мешало бы… покинуть заведение.
- Они мне вовсе не друзья! – Жрица сделала обиженное лицо, однако оно быстро изменилось совершенно иным выражением. – А ты, получается, юки-онна?  – девушка стала более оживленной, с азартом смотря на незнакомку. – Значит, ты можешь заморозить этих… - тут повисла небольшая пауза, увы, но инструктаж «хорошей девочки» мешал Аматеру проявить свой лексикон в полной мере, а искать нужное слово было довольно затруднительным занятием. Но, но ведь, всего одно слово и её маска полетит в тартарары и вместо снежной леди на сцену выйдет жрица-мясник, а это нужно было избежать. Просто необходимо. – Этих… - Будто каждый слог давался ей с трудом, - нехороших… - на лице Миёй появилась натянутая улыбка, - людей… - её предложение двигалось к завершению, - до смерти?! – На этот раз у Аматеру на время кровожадно загорелись глаза, да и её улыбочка говорила о той же жажде крови. Она давно, точнее, с самой встречи уже хотела разделаться с этим отрепьем, но была вынуждена терпеть их общество ТАК долго, они даже заставили её выпить эту гадость. Огонь раздражения кипел в ней уже давно и вот – она оступилась, дала ему выползти наружу, пусть и лишь на небольшой миг.  – Кхем-кхем!... Я имела ввиду… - Увы, на ум не приходило ничего нормального. – Что… эти… джентльмены, наверняка будут рады поделиться с тобой выпивкой, они вроде как раз упоминали, что обожают ёкаев… - жрица выпалила это все с все той же натянутой улыбкой, стараясь перевести внимание, как компании мужчин, так и белой женщины на что-то другое. Они должны были забыть этот маленький приступ. Приступ кровожадности.

Отредактировано Amateru Miyoi (2017-10-12 22:33:17)

0

6

Арукору хватило секунды, чтобы отметить особенную ауру, исходящую от... как бы ее назвать? От новой знакомой? Ладно, пусть будет так. Аура была темной и вызывала негативные чувства. Впрочем, самой Сей было как-то немного поднасрать на все эти ауры - ей помешали спокойно пить в своем углу, и эта девка - она лишь задней мыслью отметила, что может думать о ней лишь таким лексиконом, - и эта девка в том числе.

Сей закатила глаза еще где-то там, где брюнетка старательно подбирала слова. "Да назови ты мудаков мудаками и дело с концом!" - раздраженно подумала она, но всю речь девушки, однако, дослушала. Да это и было не особенно сложно - разговаривать ей сейчас не то, чтобы сильно хотелось.

Один из бандитов, которого чутка потряхивало от холода, протянул Арукору сосуд с выпивкой. Наверное, в нем сильно был развит инстинкт самосохранения, раз он решил просто молча протянуть бутыль, нежели вступать в конфликт.

- Холодное, - констатировала Сей, взяв сосуд в руки. После этого она крепче обхватила сосуд и пристально взглянула на него. - Хаа-а... - с досадой выдохнула она, после чего сосуд покрылся ледяной коркой, а затем и вовсе рассыпался на куски, словно его опустили в жидкий азот. После этого мечница снова многозначительно посмотрела на банду, которая начала спешно собирать свои мечи и с досадой посматривать на брюнетку: надо же, такой лакомый кусок - и, кажется, не обломился!

- Хочешь жить - пойдешь со мной, не хочешь - мне плевать, - произнеся эти слова, Арукору занусула меч назад в ножны. Ветер сразу стих, а она, в свою очередь, развернулась на сто восемьдесят и пошла прочь из идзакаи. Сейчас ей хотелось только одного: добраться скорее до своих покоев в местной гостинице. Впрочем, - она бросила быстрый оценивающий взгляд на новую знакомую, - от какого-нибудь тела в постели рядом она также не отказалась бы. Но она же не одна из пяти этих бандитов, чтобы склонять к чему-то девушек, которые так и напрашиваются на кулак.

"Занятно", - размышляла Сей, идя к выходу. Типичная "девушка-в-беде" вызывала в ней больше негатива, чем шайка подвыпивших мужиков. И в месте с тем разжигала все больше и больше интереса.

Отредактировано Arukoru Sei (2017-10-13 02:30:34)

0

7

Алкоголь всегда действовал на Аматеру постепенно, неважно, пила ли она что-либо еще, в последствии её здравый смысл уходил все дальше и дальше, вплоть до того, что она совершенно переставала его слышать. Один такой случай уже имел место быть в неспокойной жизни жрицы. Увы, для окружающих это закончилось прекрасной резней в одном из похожих заведений. Несмотря на все последствия того инцидента, воспоминания о нем вызывали у Миёй самые положительные чувства. В конце концов, ей так редко выдается возможность расслабиться и просто наслаждаться тем, что ей нравится, как, например, нарезать людей на рагу. Но сейчас не об этом.
Именно тогда, когда, ситуация, вроде как разрешилась и, компания «прилипал» решила взять задний ход из заведения, от белого греха подальше, что было совершенно разумным решением для пьяных людей, оммёдзи таки ощутила, что градус сильнее застилает той глаза. Это было логично, учитывая, сколько в неё влили. Для неё это было действительно много. Даже здравый смысл сразу же начала давать ей указания куда реже. И сейчас была, наверное, его последняя попытка направить свою хозяйку по верному пути.
- Хочешь жить - пойдешь со мной, не хочешь - мне плевать. – Эта фраза резким звуком прошлась по слуху Миёй. Но рассудок бедной девушки был не в состоянии оценить ни этих слов, ни нынешней ситуации. А может, это было уже не важно? Впрочем, это сомнительный вопрос для персоны с только насыщенной плохими событиями жизнью. Но ведь за этот вечер ничего плохого вроде бы и не произошло? Даже никто не умер. Фи. Скучно.
Уже ни одна мысль не задерживалась надолго в головушке жрицы. Одна из таких решила сопроводить ту на свежий воздух в компании такой белой-белой девушки. Это было хорошо. Ночь не то время суток, что нравилось брюнетке. Ночь была страшной, пугающей, хотя скорее не сама ночь, а тьма, что приходит с ней за руку.  А тут, рядом, почти фонарь, живой, ходячий. Эта мысль почему-то позабавила девушку, та тихо хихикнула, после чего пошла следом за «ослепительной» особой. И это стало тем самым фактором, из-за которого здравый смысл упустил свой шанс. Аматеру буквально доверилась воле случая, чаще всего настроенного к ней агрессивно, от которого могла зависеть в целом и её жизнь.
Оммёдзи держалась близко к этой особе. И не сводила с неё глаз. Ведь она была такой светлой, отражая свет от яркой луны, что была главным светилом в этой ночи. Но для Миёй главным светилом была эта… юки-онна? Честно сказать, сама жрица не очень-то придерживалась версии, что перед ней действительно ёкай. Ведь на них завязана её профессия. Однако имело ли это какое-либо значение прямо сейчас? Пожалуй, нет.
- А как тебя называть? – Неожиданно даже для самой себя спросила брюнетка. Впрочем, не то чтобы ей было так уж интересно, но раз уж она решила составить ей компанию, было бы не плохо хоть что-то узнать об этом снежном фонарике.

0

8

Арукору привыкла к тому, что на нее довольно пристально смотрят, еще с самого детства. Однако тот факт, что на нее таращилась именно эта девка, невероятно, просто дико раздражал. Свое недовольство Сей даже не пыталась скрывать - даром что кривить лицо, особенно после трех бутылок, она не умела, зато левую руку вновь вернула на рукоятку меча под кимоно, которую сжимала так, что и без того белые костяшки пальцев побелели.

- А как тебя называть?
- Фудзиваро Мей, - не моргнув глазом соврала Арукору. Это было для нее привычным делом: тут и там она появлялась, представляясь абсолютно разными именами. Наверное, это было слегка бессмысленно: если бы хотели найти непременно её, то и без всякого имени непременно опознали бы по внешнему виду. Тем не менее, это помогало запутать след - если владельца гостиницы спросят, кто останавливался у него за последний месяц, имени "Арукору Сей" в списках не будет. А что до какой-то Фудзиваро Мей, или Ичинору Хино, или Шибата Цугуми - да кто вообще они такие? Никто. Мало, что ли, по свету бродит отпрысков Юки‑онн или самих Юки‑онн? Да, ко всему прочему Арукору старалась косить под мать и держала меч исключительно под одеждой. Сил и мастерства ей хватало, чтобы в случае чего обходиться глубокой заморозкой неверных.

В конечном итоге, когда-то она была одной из лучших.

- А тебя? - Сей даже не взглянула на свою спутницу.

До гостиницы оставалось совсем немного.

0

9

Девушка тихо фыркнула. Пожалуй, её имя и впрямь не имело никакого значения. А настроение, как и состояние Миёй стало несколько хуже.  От чего жрице пришлось на несколько секунд остановиться, ибо её шатало из стороны в сторону. Аматеру схватилась за лоб левой рукой и посмотрела в след белому «фонарику». Все начинало плыть и размываться окончательно. Брюнетка начала массировать около переносицы. Как только земля под ногами снова ощущалась более твердой, она ринулась, дабы догнать эту Мей.
Как только цель была достигнута, Миёй вновь покосило. Увы, в состоянии алкогольного опьянения осмысленные действия давались ей во многом с трудом, зато её рефлексы проявляли себя в полной мере. Девушка случайно врезалась в Фудзиваро.
- А. Прости, Фонарик. – Аматеру случайно назвала знакомую прозвищем, что сама же ей и придумала, но сама же этого даже не заметила. – Ты, кажется, что-то говорила? – Поинтересовалась брюнетка, вспоминая, что слышала её голос перед тем, как отстать.  Сама жрица вполне ощущала, что её собеседница настроена к ней не слишком-то положительно, вопрос был уже в другом, а было ли ей до этого дело? Нет. Оммёдзи была уверена в своих навыках. Навыках побега. Ибо это была первостепенная цель, за счет которой она отдала предпочтение скорости и ловкости вместо силы. Попадая в опасные ситуации ещё в начале пути, побег был её первостепенным решением, пока оммёдзи не набралась большего боевого опыта и не смогла оценивать противников и свои возможности.
Вскоре дорога привела девушек к зданию, где, по-видимому, остановилась снежная дева. Еще раз помассировав переносицу и осмотрев здание, Миёй не нашла там ничего особенного. Да и зачем искать в нем что-то необычное? На пороге их встретила женщина.
- С возвращением, госпожа Фудзиваро. Вы привели гостя? – Та осматривала жрицу. Однако самой Аматеру это не понравилось. В конце концов, все неприятности с ней происходили лишь потому, что она попадалась кому-то на глаза. Надо было давно выколоть всем глаза. Ну, или создать заклинание невидимости. Но, увы, оба её порыва осуществить было сложно. Выкалывание было бы долгим, рутинным и опасным занятием, а ведь люди еще и плодятся, а их дети будут иметь глаза! Сложно было представить, что этот план хоть сколько сработает. С заклинанием были свои трудности, увы, на маскировке все заканчивалось, а она одна была и то трудоемким процессом и совсем неудобным, не говоря о том, что требовала усилий. Что уж говорить о том, чтобы заставить себя исчезнуть с любых глаз. А имей она при себе такую возможность, даже жизнь с этим нещадным проклятьем была бы такой же простой, как и без него. Возможно, несчастные этого мира не согласились с «простотой» жизни, однако Аматеру пережила куда больше их, а даже если и меньше, то постоянно, для нее даже малейший отдых от этого был бы просто блаженством. Брюнетка пряталась за спиной «фонарика» избегая взглядов женщины.

0

10

Ответа на свой вопрос Сей так и не получила, зато ей достался ощутимый удар в спину чьим-то лбом.

– А. Прости, Фонарик.

"Фонарик?!" - Арукору от такой наглости даже разжала рукоять меча, - "Ф о н а р и к?" - на лице её проявилось такое выражение крайнего недоумения, словно она сходила на нового "бегущего" пришла за душой очередного Лунного, а он сам отдал ей свой меч и встал на одно колено. Она даже обернулась, чтобы посмотреть брюнетке в глаза, однако глаза эти, казалось, слабо видят что-то перед собой.

– Ты, кажется, что-то говорила?

– А ты, кажется, только что ушиблась, - констатировала Сей, однако совсем чуть-чуть, но в общей утвердительности фразы проскочили легкие вопросительные нотки: влияние того самого недоумения, которое не проходит просто так. Впрочем, в голос снова вернулась легкая отстраненность. – Следует быть осторожнее, - сказав это, женщина взяла брюнетку за запястье и повела за собой. Если бы девушка снова начала падать, то Арукору смогла бы отреагировать на это быстрее и, например, ну, отойти в сторону, позволив лицу своей спутницы слиться в страстном поцелуе с матушкой-землей. Или попробовать помочь ей не упасть, но для этого Сей не чувствовала в себе достаточно доброты: не хватило градуса.

***

Хозяйка гостиницы была женщиной услужливой, но, пожалуй, как и все лица из сферы услуг, весьма наблюдательной и с хорошей памятью. Последнее было так себе качество - кто угодно мог им воспользоваться, достаточно лишь поманить перед чуть вздернутым носиком мешочком с монетами, а в худшие времена вполне хватит и риса. Вот и сейчас хозяйка внимательно разглядывала брюнетку.

– С возвращением, госпожа Фудзиваро. Вы привели гостя?

Сей отпустила руку брюнетки, которая, словно улитка в раковину, уползла за спину снежной деве.

– Ты ничего не видела, - твердо и убедительно проговорила "Фудзиваро", доставая из недр своего кимоно несколько монет, которые волшебным образом завязывали хозяевам гостиниц рты. По крайней мере на тот период, что Арукору находилась у них. Это тоже было довольно бессмысленно, но дарило душе чуть больше покоя, чем в ней было обычно.

После этого Сей снова взяла брюнетку за руку, но уже гораздо крепче, и повела вверх по ступеням. Довольная платой хозяйка закрыла за ними дверь.

***

– Так как, говоришь, твое имя? - как бы между делом обронила Сей, стоило им обеим оказаться в номере. Рука девушки тут же была отпущена, дверь закрыта, а одинокая свеча в дальнем углу, противоположном тому, в котором лежал футон, зажжена. Арукору устало села на свою постель, опираясь спиной о стену, после чего, наконец-то, посмотрела на свою гостью и не планировала более сводить с неё глаз.

0

11

В глазах жрицы лицо Мей представляло собой набор пикселей в основном белого оттенка разных тональностей. Увы, как ни пыталась, Миёй не могла сфокусировать свой взгляд, однако голос знакомой та чувствовала (слышала) отчетливо, как и прикосновения. Так что Аматеру почувствовала себя несколько странно. Она не привыкла к чему-то… такому. Она даже не могла описать к чему. Просто к этому. Однако эти действия не вызывали у той опасения, просто ставили в тупик, а потому девушка покорна шла следом за беловолосой.
Куда её ведут, Миёй, соответственно, не догадывалась. Точнее она в целом не думала об этом вообще. Ею просто овладел алкоголь и детское любопытство в стиле «А что будет дальше?». А может она просто тянулась к этой девушке, как мотылек летел на огонь. В конце концов, она так не любила мрак вокруг, а сейчас была ночь. «Довольно жаркая» - начала замечать жрица. И правда, ей внезапно стало неестественно жарко. Возможно, все это было действием того гадкого напитка, а может просто здесь было слишком невыносимо тепло. И, хотя рядом была так называемая юки-онна, проблема не исчезала. А вот руке, за которую снежная дева держала Аматеру, было очень даже неплохо. Приятная прохлада. Вот только другим частям тела везло меньше.
Так как, говоришь, твое имя? – Фраза, что прервала размышления жрицы об этом невыносимом чувстве и та, наконец-то, вернулась из страны своих дум. Однако Миёй не спешила отвечать, вначале её беглый взгляд оглянул номер. И, как и ожидалось, вновь не нашел ничего примечательного. Закончив осмотр на женской фигуре, девушка слегка округлила глаза, заметив, что собеседница таки обратила на нее свой взгляд.
Миёй. – Сама оммёдзи не видела смысла называть свое полное имя. Её семья была известна в своем ремесле, а сама девушка получала не самую лучшую репутацию, потому старалась держать название своего рода за зубами. Хоть её семьи больше и не существует, порочить их имя  Аматеру не желала, ведь это были последние люди, которые были действительно добры к ней. Которых она знала и уважала, в отличие от каждого встречного ныне.
В комнате было довольно темно, что немного наводило панику на жрицу, хотя Мей все так же красиво сверкала, правда теперь от свечи. Белый и правда хорошо отражает свет. На самой брюнетки тоже были белые элементы одежды, однако почему-то они не были так же светлы, какой казалась эта «юки-онна». Или так казалось, ведь всегда сложно оценить себя со стороны.
У Миёй больше не было вопросов, которые она хотела бы задать. Хотя подобрать было можно великое множество. Хотя бы банальное «Зачем ты меня сюда привела?» или «Что ты задумала?». Возможно из-за алкоголя, а может просто потому, что и у самой девушки не было идей, она никак не могла придумать варианты развития событий. На ум не приходило совершенно ничего. Несмотря на это вопросы все равно не хотели сыпаться. Быть может она хотела догадаться сама.
Жарко. Аматеру вспомнила об этом и сглотнула. А приятная прохлада ушла из её рук. Недалеко. Прямо перед ней сидит «свет» и прохлада. Внезапно брюнетке очень сильно захотелось их заполучить.  Не в силах сопротивляться этому желанию, жрица начала наступление. Она медленно и спокойно приблизилась к белоснежной фигуре, опустившись на колени и нависнув над той. Медленно девушка взяла двумя руками одну из ладоней Мей и приложила к своему лбу.
Как приятно… - она произнесла это протяжно, с долей наслаждения. После чего отпустила Фудзиваро, а затем просто опустилась на неё сверху, прижимаясь и обнимая руками. Миёй пыталась зарыться головой прямо под кимоно новой знакомой, ведь прохладу дарила именно её кожа, а вовсе не одежда. Однако кимоно упорно не хотело поддаваться, что разозлило жрицу. Она резко встала, отпустив приятную сосульку и резким движением рук оголила ключицы Мей, а потом вернулась к прежнему положению, щекой наслаждаясь так необходимой ей сейчас прохладой.

0

12

Сей внимательно следила за каждым движением... как она сказала? Миёй? Значит, за каждым движением Миёй. Запоминать это имя Арукору не собиралась, но и забыть его раньше времени было бы довольно грубо. Тем более что все происходящее складывалось как нельзя кстати: кажется, брюнетка сама так и тянулась к ней.

Женщине казалось это немного странным: обычно даже пьяные юноши и леди относились к ней с осторожностью, и приходилось мягко, но с твердой настойчивостью соблазнять их разделить с собой прохладный футон. Миёй же...

- Миёй?.. - Сей произнесла это едва слышно, но этот обеспокоенный возглас утонул во фразе брюнетки о том, как ей приятно. Арукору, как ни странно, тоже было приятно - не так часто ей доводилось касаться чьей-то кожи. Теплой - а в контрасте с собственной температурой - горячей кожи. И уж тем более еще реже кто-то сам, по своей инициативе, так нежно жался к ней.

В порыве какой-то необъяснимой нежности, которая, видимо, проснулась на фоне общего недоумения вперемешку со спиртным, Сей положила руку на голову брюнетке, а затем аккуратно провела по волосам. Кажется, это было лишним, потому что Миёй резко вскочила. Арукору попыталась было встать, чтобы прояснить все возникшие недоразумения - "Но какие, блин, недоразумения, она же полезла сама?" - как девушка снова приблизилась, чтобы беспардонно начать раздевать Сей. Правда, её хватило не намного - всего лишь чуть выдернула кимоно из оби, дабы оголить ключицы, после чего прижалась к ним щекой.

Недоумение сменилось раздражением - что эта девка себе позволяет? Одновременно с этим где-то далеко стучала мысль, что эту девчонку, да прямо сейчас, да на полу, а третьей была мысль, что надо снять с себя меч, но так, чтобы он не привлек много внимания.

"К черту", - в итоге именно эту мысль Арукору посчитала единственно верной, отстраняя от себя Миёй, но только для того, чтобы поцеловать. Одновременно с этим она повалила девушку на футон, оказываясь как бы сверху: ноги брюнетки все еще были на ней, а вот корпус и выше - уже под. Левой рукой "Фонарик" обнимала Миёй за талию, а правой упиралась в постель.

- Этого ли ты хочешь, чертовка? - прошептала Арукору сразу после поцелуя, отстранившись от Миёй на расстояние выпрямленной руки.

тык

Примерно в такой позе, только из-за того, что футон - тупо матрас на полу, а брюнетка изначально сидит иначе, получается, что Сей больше повернута и нависает над Миёй, которая, в свою очередь, больше лежит на футоне, нежели на Сей.

М - мастерское описание поз.

http://kiss.romanticcollection.ru/o/wkiss30.jpg

0

13

Погружаясь в приятную прохладу, Аматеру впервые за долгие годы забывала об окружающем её мире, забыв об осторожности. А её голова сильно пульсировала от выпитого ранее, заставляя лишь еще более отчаянно искать пути уменьшить это, в целом, отвратительное состояние. Она пыталась расслабиться. Но делать это в присутствии какой-то незнакомки для жрицы было просто безумием. Впрочем, так оно и было. Брюнетка находилась на грани бреда и реальности, смешивая все единым потоком. Закручивая в ужасно сложный клубок. Однако, несмотря на весь запал её мыслей, здравое зерно все еще оставалось, где-то там, в глубине, постоянно крича Миёй не забывать об опасности. Но девушка будто бы не слышала, вместо этого просто искажая свое ощущения. Она просто решила «забыть» о том, что встреченная ею снежная дама живое существо – ёкай или же полу-ёкай, хотя это не имело значения. Её поганое самочувствие просто взяло и сделало из юки-онны предмет. Вещь, приятную игрушку. Которая обладала просто замечательными свойствами. Приятно выделялась во тьме, отгоняя от Аматеру дурные мысли потеряться во тьме, словно фонарь, и дарила приятную прохладу, когда она оказывалась так нужна, словно льдинка. Пожалуй, именно этим руководствовалась жрица, воображая её отнюдь не живым предметом. Тем, что не могло нанести ей вреда без посредника, что использовал бы «это». Однако так не было на самом деле. И ей напомнили об этом.
«Это» действо само по себе вызывало странные ощущения. Как будто подушка решила тебя внезапно атаковать. Само по себе абсурд, когда начинаешь забывать, что ты тут не одна. Как ни странно, по крайней мере, для Миёй, та не смогла хоть как-то воспротивиться действиям Льдинки. И ей оставалось лишь удивляться «внезапно» зашевелившейся девушке. Хотя оммёдзи и вспомнила, что ринулась обнимать вовсе не кусок льда, а живую и довольно приятную на ощупь отнюдь не только от прохлады «юки-онну». Ничего плохого не произошло, как это бывает обычно. По крайней мере, так ей казалось. Приятная свежесть коснулась её губ, и брюнетке не захотелось отказываться от этих ощущений. На неё накатила волна неизвестных ей ранее чувств. Это действо, вроде бы называют… поцелуй? Увы, Аматеру не сильно сведала в этих делах, да и не задумывалась никогда об этом. Она считала, что физический контакт остается им независимо от того, какие части тела соприкасаются. Впрочем, это мнение она и сейчас менять не собиралась, но была вынуждена признать, что это довольно приятно. Хоть, сравнить ей было не с чем. Жрица никогда не испытывала к себе подобного отношения. Хотя «подобного» это какого? Ответ не спешил появляться. Да, по-видимому, и не собирался. Сложно. Было слишком сложно разобраться уже в ситуации и том, чего хотела сама Миёй. То ли продолжить, то ли уйти, то ли достать свою ненаглядную катану и покончить со всем к чертям.
– Этого ли ты хочешь, чертовка? – слова заставили Аматеру забыть о дилемме. Или отложить её на время. Хотя, вопрос был как раз о том, чего она хочет, но рассказывать о своих потайных желаниях незнакомке как-то не особо хотелось. Или она просто воспринимает сейчас все слишком буквально? Вряд ли «Фонарику» вообще интересны её желания. Каким-то образом, а может и с помощью этой чарующей прохлады, но внешне жрица уже мало походила на опьяневшую. По крайней мере, говорящие об этом ранее горящие щеки и затуманенный взгляд исчезли с её личика. А потому она сумела-таки покраснеть, как только оценила позу, в которой сейчас находится. Это тоже было для неё ново, да и в целом из фантастики. Но смущал девушку не характер этой позы, отнюдь. А вот то, что она на себе её испытала в этой абсурдной ночью. Или не так. Но жрица сама не смогла понять, что же её смутило, возможно, это была наглость этой особы. Эта резкая смена настроения побудила Миёй сменить позу, однако легкая паника от смущения не давала её действиям адекватный характер. Неким, невообразимым барахтаньем, она попыталась встать, однако запуталась в ногах, своих и чужих. Слишком много ног для одного футона. Это спровоцировало падение жрицы прямиком на… вроде Мей? Память, на имена и лица у брюнетки была неважной в основном. Да и необходимости в этом было мало. Однако теперь, когда уже оммёдзи имела позицию «выше», вновь нависая над белоснежной девой, но уже впечатывая ту не в стенку, а в футон. Совершенно случайно руки Аматеру опирались о запястья «юки-онны», теоретически сковывая её движения, однако едва ли можно было бы это сделать, с такой неуверенной хваткой. Лицо брюнетки было прямо напротив лика блондинки. Понимая, что, что-то не так, жрица, все еще краснее, виновато улыбнулась.
– Эм… Я не знаю? – брюнетка все же соизволила ответить на вопрос Мей, отводя смущенный всем происходящим взгляд в стену, пытаясь «скрыться» от всего этого, однако, не отворачивая само лицо от собеседницы. Позу, она, впрочем, тоже сменить не спешила.

0

14

Арукору была достаточно выпившей для того, чтобы не акцентировать свое внимание на том, как именно менялись позы. Что-то случилось - бам! - и вот, уже Миёй захватила верхнюю позицию, а по футону разметались локоны Сей.

– Эм… Я не знаю? - до чего же милый смущенный взгляд, устремленный в стену. Арукору чуть плотнее сдвинула ноги, ощутив прилив легкого, но не собирающегося так просто отступать возбуждения. Одновременно с этим на Сей давило ощущение темной ауры, которое до этого она практически полностью игнорировала. От этого веяло опасностью, но, кажется, полукровка не была бы истинным самураем, если бы не находила эти опасности соблазнительными. Особенно когда их источник так чувственно держит её за запястья.

Она аккуратно вытащила правую руку из под руки брюнетки, так, чтобы рука гостьи соскользнула с запястья на футон, и Миёй не смогла бы упасть. Этой же рукой "Фонарик" коснулась щеки девушки и провела вниз к подбородку, а после кончиками пальцев провела по шее, пока не натолкнулась на край одежды.

Взгляд её так же скользил вслед за рукой, но, дойдя до безрукавки, снова вернулся к лицу девушки.

– Тогда подумай еще, - чуть с придыханием проговорила Арукору, после чего запустила руку в волосы брюнетки и, чуть потянув голову Миёй на себя, снова поцеловала, но уже чуть более уверенно. В её действиях можно было отметить мягкую, но все же твердую настойчивость, которая росла с каждым мигом неожиданно сладкого поцелуя.

0

15

Постепенно к Миёй пришло осознание того, что же её так сильно сбивает с толку. А именно то, что она сама оказалась в данной ситуации. Все это казалось непривычным, ненастоящим, чужим. Её разум, без того покоцаный алкоголем начал постепенно закипать, не в силах хоть как-то реагировать на действо, творящееся перед её очами. Эти позы смущали, воспоминания о вопросах Мей так же. Её смущала она сама, в конец концов, разум сделал единственно верный выбор – отключил, пуская все на самотек.
Жрица внимательно следила за движением руки снежной девы. По крайней мере, настолько, насколько это было возможно делать не двигаясь. Сначала её внимательный взгляд следил за кистью, потом соскользнул на лицо новой знакомой. Аматеру вглядывалась в каждую деталь её мимики, в то время как в её голове царила полная тишина. Взгляд был вдумчив, но расслаблен.
Тогда подумай еще. – На эту фразу Миёй изучала каждый изгиб губ блондинки, будто пыталась читать по губам, а не вслушиваться в слова. После чего брюнетка облизнулась.
Последующим действиям «Мей» Аматеру совершенно не сопротивлялась, даже потакала. Стараясь как-то ответить, хотя и вовсе не умела,  жрице не приходилось испытывать ничего подобного на себе ранее, да и желания никогда и не возникало. Главное избавиться от проклятия. На этом ранее прикрытые глаза оммёдзи резко распахнулись. Девушка осознала, что совсем позабыла о нем, вместо этого её мысли заняла эта «юки-онна». Миёй стала немного более насторожена, однако почему-то не спешила заканчивать это действо. Или не собиралась.
Рукой, что все еще удерживала запястье льдинки, она коснулась её прохладной шеи, мягко проведя по ней своей горячей рукой. Аккуратно спускаясь и обхватывая за талию, после чего пытаясь, не разрывая контакт губ сесть самой и привести к тому же положению блондинку. Однако эта приятная прохладу на губах все же пришлось прервать.
Мне хочется, - начала было Миёй, смотря прямо в глаза девушки, - чтобы ответ на свой вопрос ты нашла сама, – она загадочно улыбнулась и опустила голову на плечо льдинки, слегка касаясь немного остывшими губами ключицы девушки. Пожалуй, вопрос «почему? зачем?» уже давно покинул голову брюнетки, оставляя там лишь ветер. Однако Аматеру была готова в любой момент обнажить меч, если эта приятная нота решит сменить свою мелодию.

0


Вы здесь » Оногородзима » Настоящее время » –114,1°C [15.06.1314, пиратские острова Цусима]