Оногородзима

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Оногородзима » Принятые анкеты » Оомори Шин, 25 лет, человек, оммёдзи


Оомори Шин, 25 лет, человек, оммёдзи

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

Оомори Шин
«Посредственность», «Лживый оммедзи», «Ужасный старший брат», человек, 25 лет, пол – мужской.

Молодой человек (впрочем, по меркам средневекового мира, не очень-то…) довольно непримечательной наружности. Невысок, сложен пропорционально, худощав с уклоном в жилистость. Стрижен умеренно коротко, однако внимания прическе особенного явно не уделяет (до тех пор, пока та не начинает лезть в глаза), отчего разброд иссиня-черных прядей способен предоставить неплохую площадку для наблюдения исследователям теории хаоса. Наделен весьма развитым комплектом мимических мышц, приспособленных, впрочем, преимущественно к демонстрации разных оттенков скептицизма и ехидства, улыбка же на лице если и появляется, то, как правило, злорадная. Брови и губы тонкие, подбородок узкий, нос слегка курносый, под глазами залег слабо покамест оформившийся комплект морщин, периодически дополняемых мешками от недосыпа. Глаза яркие, красного цвета, хотя назвать их самой живой частью лица из-за пронзительного, насмешливого взгляда трудно. Коллекция шрамов скромна, но в наличии.

https://scontent-sea1-1.cdninstagram.com/t51.2885-15/s480x480/e15/1389933_346792552131595_486890871_n.jpg?ig_cache_key=NTc1NDU3MDQ0NzA2MjcxNzU3.2

ИСТОРИЯ
- Брат, паломники прибыли! – в сёдзи, отделяющие комнату старшего ребенка благочинного семейства оммедзи, поскреблись. Источник беспокойства легко вычислялся по обращению – Юко, младшая сестра, которой, тем не менее, в будущем предначертано возглавить семью. Таковы традиции – у руля стоят наиболее сильные и талантливые, даже если в остальном никакой предрасположенности к этому делу у них не имеется. Впрочем, даже если глава сам по себе недальновиден – это не смертельно, поскольку советники, причем принадлежащие к разным отраслям клана, в механизме управления также предусмотрены.
- Блестяще, напомните мне, почему я вообще этим занимаюсь? – пробормотал раздраженно Шин, поднимаясь из-за котацу. Технически он был прав, упражняться в таких вот организационных мелочах надо тому, кто в будущем сам станет у руля, но…
Юко, как обычно смущенно топталась у двери – контакты с людьми не были её сильной стороной, возможно, оттого, что обычный круг общения внутри семейной обители был достаточно комфортен в плане соотношения численности и замкнутости. Как старшему брату, пожалуй, следовало бы об этом побеспокоиться, поскольку аспект в жизни немаловажный – однако голов, имеющих возможность обдумать эту тему, хватало и если до них столь очевидный факт не доходит, не решать же тому, кто сам еще учится, все проблемы в одиночку? Ему и без того только что подкинули очередную головную боль – раз вместо одного из послушников новость принесла сестрица, значит, гостей, они их подери, действительно много.
Весьма удрученный этим фактом, оммедзи направился во двор. Младшую родственницу следовало прихватить с собой, но сейчас он слишком глубоко погрузился в раздумья, посчитав, что она самостоятельно пристроится в кильватер, как обычно и происходило.
Юко, однако,  обманула братские ожидания самым решительным образом. Собственных планов у нее, правда, тоже не имелось, судя по слегка растерянному виду, но, оглядевшись вокруг, она заметила за неплотно прикрытыми створками на столешнице дневник, с которым, очевидно, Шин и работал. Существование этой тетради, плавно перетекающей в книгу, само по себе большой тайной не являлось, но вот содержание… О нем обитатели храма предпочитали не задумываться. И уж, тем более, не пытаться прочесть – люди в здравом уме и трезвой памяти от имущества Шина, тем более, столь личного, предпочитали держаться на безопасной дистанции. Да и без присмотра оммедзи скромные, если можно так выразиться, литературные потуги не оставлял – имелась на обложке, помимо тривиального запора, еще и магическая защита. Сейчас, по вполне понятной причине, не функционирующая.
Не вспоминая, в силу юности, пословицу о кошке, которую сгубила излишняя тяга к знаниям, девушка оглядела коридор в обе стороны. Его ведь еще долго не будет, да? Страх, точнее, опаска и любопытство вступили в напряженную борьбу, итогом которой стало напряженное шуршание страниц…
Первая запись датировалась едва ли не двадцатилетней давностью, то есть временами, когда грозный онии-чан еще пешком под стол ходил, а самой Юко вовсе на свете не было. Почерк, тем не менее, был неожиданно аккуратен, в отличие от по-детски непосредственных формулировок…

14 октября, 1295 г.
«Сегодня сенсей рассказывал про шикигами. Я мал, может, но использовать одного призрачного чудика против других – это правда надежно?  Хотя со стороны и офуда кажется ерундой… Смешно.
***
Вечером устроили прогулку за городом с костром. Рассазывали страшилки, про бакенеко была особенно пугающая. Видел блеск чьих-то глаз под кустом, а может, показалось – когда подошел, оказалось пусто».

Не сдержавшись, девушка хихикнула – уж больно забавно было. Бакенеко? То есть, екаи-оборотни, конечно, действительно пугают, но кто бы мог подумать… Или воспоминания такой давности уж не считаются?
Пожав плечами, она провела пальцем по вороху страниц, перелистывая их, но в содержание успевая вникать весьма поверхностно. Отчеты о тренировках, краткая хроника праздников, упражнения в зарисовке магических символов. Очередная рандомно выбранная дата…
«У нас сегодня пополнение – еще одна «храмовая дева». Буйная, да и вообще, судя по тому, что я слышал, бицепсы у нее толще мозгов. Метка бога войны, хах? У него есть чувство юмора. Тем более, время-то мирное, насколько это возможно.
***
… Ну ладно, так вообще-то веселее. Хоть кто-то из сверстников есть. Да и людям подобного склада легче, кхм, задавать нужное направление. Думаю, она еще пригодится».

7 марта, 1305 г.
«Оммедо переводится как «учение инь и янь», то есть черного и белого. Значит ли это, что екаи – чистая тьма, в то время, как мы – абсолютное правосудие? Дед, конечно, говорит «да», да только кому он врать пытается – сам не уверен, я же вижу.
… В нашей стране много сверхъественного. По крайней мере, так говорят странники, которым доводится забредать. Много и екаев. Местами они чуть ли не сожительствуют с людьми! В то время как на нас косятся без большого дружелюбия, но, чуть что случится, бегут на поклон. Агх, этот взрослый мир – чертовски раздражающая штука. Почему никогда нет однозначных ответов на вопросы, на которые они действительно нужны?
Вру, конечно – есть. По крайней мере, многие так думают – благо, дурачья полно. Мне, конечно, так даже удобнее, но иногда это кажется несправедливым. И даже не обсудишь ни с кем ведь, такие темы поднимать не принято. Хотя едва ли я единственный, кто задумывается о подобном.
Заявилась Акеми и предложила изгнать нескольких сагари, по слухам, заведшихся в деревушке, до которой несколько ли. Идея неплохая, но за окном ночь вообще-то. Эх… наверное, впору позавидовать её энергичности и незамутненности».

12 июня 1306 г.
«Эта хренова дурында приложила меня дубиной по лбу и сбежала! Допускаю, что у нее хватило ума подумать, что она меня убила и сбежать в ужасе, но могла и проверить вообще-то, я думал, мы друзья. Ну… частично. Впрочем, если она рассчитывает скрыться, то это зря.
***
Ладно, признаю – уела, все-таки смогла сбежать. Ну ничего, как подметил кто-то из даосов, преступник может избежать наказания, но не страха перед ним».

Казалось бы, самый момент излить душу, но в этом был весь брат – даже в дневнике, куда никто не имел возможности заглянуть, он ограничился лаконичной заметкой.
Воспринимать печатную мысль обычно легче. Она словно бы абстрактна и не привязана к личности. До тех пор, пока не знаешь автора, по крайней мере. И время за её изучение летит незаметно…
Так вышло и в этот раз.
Пробежавшись взглядом по первым строчкам, Юко заинтересовалась было:

«Ну ладно, теперь, когда есть мелкая, я уже не претендую на должность главы. Долго об этом не писал, наверное, потому, что и высказать было нечего особо. Надо было все тщательно обдумать и сформулировать»
О дальнейшем чтении речь уже не шла. Слух уловил сбоку какой-то звук и юная преемница главного дома сглотнула, медленно поворачивая голову на враз одеревеневшей шее. Оставалось надеяться, что это одна из храмовых кошек, но…
Человек, носивший совершенно не подходящее ему имя и, по совместительству, старший брат, привалился к одной из створок дверей, глядя куда-то над головой девушки. На лице его блуждала странная ухмылка, наводившая на мысли о коте, наткнувшемся на полную кринку сметаны…
Да, ощущение было то еще. Текущему главе, по совместительству деду их обоих, никогда не удавалось вызвать такое чувство, да и еще кому-либо, включая екаев, пожалуй, тоже – Юко очень явственно ощутила себя птичкой, вокруг которой стягиваются кольца чешуйчатого тела, между которыми совершенно не имеется просвета или промежутка.
- Итак… - иллюзорный змей уставился прямиком на жертву, распахнув пасть – Я, случаем, не мешаю?
Ветер, заглянувший в приоткрытое окно, колыхнул страницу, открывая оставшуюся часть.
«Немного обидно, конечно, но в целом это хорошая новость. Возглавлять нечто настолько обременительное было порядочной головной болью. Хотя помогать все равно придется. Вообще-то большой разницы нет, ответственность все равно будет на мне, как на человеке с самым большим содержанием серого вещества в голове. Но это нормально – и не с таким живут
Однако для начала придется съездить в главный храм – старик уверяет, что это необходимо. Я не против, но путь дальний – дело может затянуться».

***
Через несколько недель оммедзи стоял на палубе парусника, неспешным ходом удаляющегося от острова и изучал плавно исчезающий в голубой дали берег. Путешествовать ему уже приходилось, но отправляться в столь далекий путь в одиночку – нет, поэтому в голове теснился сонм беспорядочных мыслей, из которого не без труда удалось выловить воспоминания – чтобы сосредоточиться хоть на чем-то определенном. Сев на подобие скамьи, закрепленной по бокам от мачты, он извлек из-за пазухи тетрадь и перо.
«Напоминает тот случай лет пять назад, когда мы с рыбаками охотились за бакекудзирой. Какой-никакой, а мореходный опыт. Эх, почти догнали ведь тогда. Не представляю, правда, что они собирались делать с костяком, из которого эта рыбина состоит, но случай определенно внес приятное разнообразие в практику».
Полоска суши постепенно исчезала с горизонта, сменяясь пугающе красивым зеркалом вод – истинным воплощением бесконечности. Хотя гора, где они с Акеми – она-то, интересно, как, жива еще вообще? – проходили испытание, схватившись со злым ветряным екаем по имени Мучи.
Шин поймал себя на мысли, что чуть ли не впервые оказался в ситуации, где не отказался бы ознакомиться с чужим опытом. Особо знаменитых странников в их роду не водилось, хотя, с другой стороны, был один… беглец. Великий мастер оммедо, ханьё – полудемон, изобретатель запретных техник… И предатель. Конечно, к подобным историям любят докручить разные витиеватые детали, да и случилось все больше двух поколений назад, но, если «ханьё» не ложь, тот, кого когда-то свали Санъютеем Оомори, может быть еще жив. Наверное.
Прославленного предка Шин недолюбливал, но сейчас ему, право слово, стало интересно, что, в свою очередь, испытывал тот, покидая родину. Да еще с учетом обстоятельств, предшествовавших этому…

Лоялен людям в целом, к сверхъествественным существам относится настороженно, хотя и не всегда однозначно враждебно.

Странствующий оммедзи (временное явление), советник при храме Оомори.

Сайтама, Юж. Огами.

ХАРАКТЕР
В какой-то мере – продукт породившей его системы, то есть храма. О жизни за его пределами имеет теоретическое представление и считает, что этого хватает, благо, воображение у него богатое. Не слишком общителен, имеет тенденцию исчезать и появляться незаметно, подобно ветру – тогда, когда ему это нужно и интересно. Обладает гипертрофированной скоростью мышления, хорошо поглощает информацию, структурирует её и может строить выводы на основе доступных данных. Последняя черта в сочетании с решимостью приводит еще к одной характерной особенности – Шин очень редко защищается. Обычно он наносит удар первым, если уж решил, что по той или иной причине силовой метод сработает лучше.
Для добычи информации или, опять-таки, в бою, активно пользуется ложью, доросшей до уровня настоящей психологической атаки. Лучше уж в подобной ситуации не слушать его вовсе – по крайней мере, если судьба закинула по другую сторону баррикад.
Легко и охотно тянется к знаниям, посвященным магической отрасли. Очень хорош, как теоретик, а также в построении сложных ритуалов – по правде сказать, это интересует его намного больше, чем возможность лично скакать по улице, гоняясь за екаями, бандитами или другими антисоциальными элементами, однако реальность редко бывает настолько милостива и, чтобы вообще иметь возможность мыслить, приходится брать оружие в руки. В зависимости от настроения бывает раздражителен или крайне раздражителен, хотя внешне демонстрирует это далеко не всегда. Хорошо организовывает свою многочисленную родню и направляет их действия; вообще-то у него на родине репутация домашнего тирана, что, мягко говоря, недалеко от истины. Кое-кто полагает, что он переживает из-за того, что в способностях проигрывает своей младшей сестре, однако озвучивать данную точку зрения не принято.

Флегматик.

Интроверт, при необходимости может временно мимикрировать под другие типажи.

Хаотик Нейтрал.

СПОСОБНОСТИ

Обычные

Базовый комплект путешественника: хорошо развитое умение дипломатии и вешания лапши на уши, готовка, устройство полевых лагерей, некоторые медицинские познания, картография. Плох в охоте, зато хорош в рыбалке. Оружием пользоваться умеет… Теоретически. С рукопашным боем знаком уже лучше, но с профессионалами в данной области тягаться не возьмется, если, конечно, не использовать обманки и нечестные приемы.

Магические

Onmyōdō(陰陽道) (Путь Инь и Янь) - оккультное течение, изначально сформированное, как система для гадания. Оммёдо основано на слиянии элементов даосизма, синтоизма, философии и естественных наук, сейчас используется как магическая система для защиты от духов и проклятий, а также для их изгнания и уничтожения.
• Управление энергией - все оммёдзи в той или иной мере могут контролировать духовную энергию и души, а также различные другие виды энергии в целом (например, использовать в свою пользу лей-линии, подземные токи вод и тектонические силы), сюда же относится навык призыва и контроля шикигами.
o Духовное очищение - оммёдзи обладают возможность с помощью печатей и заклинаний рассеивать негативную энергию и воздействовать на её порождения, так, слабые ёкаи могут быть буквально обращены в ничто всего одной мантрой от сильного мага. Способ и тип очищения разниться в зависимости от цели, задач и умений мага. Так же эти техники можно применять составным образом (несколькими магами).
o Запечатывающая магия - оммёдзи обладают возможностью с помощью ритуалистики и заклинаний накладывать различные магические печати. Их форма и тип разнятся в зависимости от цели, задач и умений мага. Сюда же относится возможность возводить барьеры (одни не дают свободу ёкаям, другие дают преимущества самим оммёдзи), создание взрывных печатей и некоторые другие функции. Шин чрезвычайно талантлив в возведении и разрушении барьеров (за счет своего интеллекта) – по сути, его настоящие способности раскрываются именно в этой области и в сложных магических ритуалах в целом, а не в бою.
Однако помимо базовых навыков оммёдзи, существуют отдельные обособленные области. Шин, как воспитанник главного дома Оомори специализируется на…
• Shikigami(式神) – термин, обозначающий духов используемых оммёдзи в качестве боевой или вспомогательной силы. Дух может быть естественным (подчиненный или призванный, например, душа или мелкое божество) или искусственным (созданным самым магом, или кардинально измененным при помощи магии). Вне боя эти существа обычно пребывают в хранилищах, наиболее распостраненной формой которых являются особые бумажные талисманы (офуда). Шин, однако, искючение из правил, поскольку все его шикигами используют воду, как проводник и «спят» в бамбуковых сосудах.
o Garō – шикигами, имитирующий дух волка, обычно выходит из сосуда по команде «Кусай/Грызи/Глотай». Тем не менее, это обманка чистой, кхм… жидкости – вода, из которой состоит дух, при прикосновении проникает в тело врага и частично берет его под контроль, нарушая координацию движений и работу чувств. Настоящее его имя - GenGen (Слова).
o Kyōgen – токсичный шикигами. Используемые яды могут варьироваться в зависимости от ситуации, но обычно они чрезвычайно сильные – смертельные, поскольку сверъественные создания достаточно стойки к подобному. Может принимать человеческий облик и весьма достоверно имитировать живое создание, если не вступать в тактильный контакт. Контролируется на расстоянии, в случае необходимости может самоуничтожиться, поражая врага отравой, также теряет форму при достаточно серьёзном повреждении.
o Shikigami: Gyōgen – форма Кьёгена, смешанная с духовной энергией Шина. Представляет собой чистейшую воду (из-за чего имеет свойства сильнейшей кислоты – настолько «чист», что отвергает окружающую «грязь»).
- Shikigami Yūgō Kyōgen: Konshōsui no Hana - первичная форма Гьёгена, дух превращается в десятки цветов лотоса, парящих вокруг цели, которые можно использовать для атаки с соответствующим эффектом.
- Shikigami Yūgō: Konjōsui no Jin – в ходе активации прошлой техники часть воды исчезает под землей, формируя печать, поглощающую противника водяным столбом. Помимо физического эффекта (свойства кислоты) наносит урон духовным сущностям. Для использования этого приема требуется некоторое время (не менее минуты) на подготовку.


ИГРОК
ЛС, насчет сюжета посмотрим, можно и поучаствовать.

+1

2

Добро пожаловать ~

0


Вы здесь » Оногородзима » Принятые анкеты » Оомори Шин, 25 лет, человек, оммёдзи