Оногородзима

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Оногородзима » Принятые анкеты » Гаэн Сейширо, 24 года, человек, бродяга


Гаэн Сейширо, 24 года, человек, бродяга

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

ГАЭН СЕЙШИРО
«выродок Хираи»; родом из народа Ямагато, двадцать четыре года, мужчина

Рост — 172 см. Вес — 65 кг.
Если вы увидели странного неопрятного бродягу с голодным несчастным взглядом, то вероятность того, что это именно Гаэн, а не кто-то другой, будет примерно девяносто процентов.
Потому что он именно такой бродяга, который не следит за собой , спит где попало и часто ввязывается в подозрительные потасовки, из-за которых кажется, будто он нырнул в логово диких кошек, расцарапавших ему лицо от всей души. Его внешность типична для его народа — бледная кожа, темные волосы и глаза — настолько, что стоит отмыть его и причесать, что не выделишь среди тысячи сородичей. Не стоит искать в нем особенной красоты или симпатичных деталей: нос у Гаэн длинный, лицо — острое и узкое, а на щеке красуется давний тонкий шрам, оставшийся в память о давнишней битве. Помимо этого шрамов у него, между прочим, предостаточно: один на ухе, другие на пальцах левой руки, третий на плече — длинный, когда ему со всей силы ударили клинком по руке, стараясь остановить. Есть и парочка почти незаметных: на ногах и спине. Перечислять их можно бесконечно долго.
Чаще всего волосы Гаэн держит распущенными, так он выглядит более-менее цивильно и приемлимо, но стоит ему собрать их в хвост, как пучок будет напоминать какой-то дикий куст, нежели человеческую голову. Одежду предпочитает закрытую, темных цветов. Ладони прячет под перчатками. Всегда при себе имеет подарок своего бывшего мастера — темный шарф, и два меча (катану и вакидзаси), которые тот отдал ему. Неплохо развит физически, особенно руки, хотя он скорее жилистый, нежели действительно мощный. На щиколотках есть татуировки в виде темно-синих полос вокруг них — символ заключенного. В силу своей совершенно не выделяющейся внешности чаще всего работает засланцем.

http://i.imgur.com/xw10p9N.png

ИСТОРИЯ
О жизни Сейширо нет смысла рассказывать до его знакомства с Хираи Гинджи-саном. Он был настолько обычным ребенком из семьи ремесленника, насколько это возможно. У его предков не было запоминающейся диковинной истории, отец, конечно, был известным в округе изготовителем мечей, но не более. Если бы Сейширо рассказывал о себе, то он бы сразу начал историю с его знакомства с Дейшу, которая подвела его к встрече с Хираи Гинджи.
С этим, с позволения сказать, великим для Гаэн человеком он познакомился совершенно случайно. Это была воля случая — то, что называют настоящей удачей, так называл ее Хираи-сан, когда говорил, что оценил в Сейширо больше всего. На самом деле, Гаэн до сих пор не знал, был ли Хираи-сан человеком или екаем, потому как хитрость, присущая его бывшему мастеру, была скорее нечеловечной, удача — демонической, а действия его — безжалостными.
Как уже упоминалось, прежде чем он увидел Хираи-сана, он повстречался с его личным подчиненным, Дейшу, с которым они увиделись в одном из множеств игорных домов родного для Сейширо небольшого городка на Касадо, в тот момент, когда Дейшу испытывал особенные трудности в игре против местного влиятельного феодала, который не гнушался заходить в «грязные» игорные места, забирая у нищих и отчаивавшихся их оставшиеся деньги. Его можно было бы назвать алчным и неприятным человеком, который не жалел никого, но сей феодал  всегда давал своим противникам победить, желая встретить такого соперника в игре, который не побоится рискнуть всем ради победы — другое дело, что те всегда пугались и проигрывали, опасаясь влияния и сил господина, который, в общем-то, мог с легкостью стереть проигрыш из своей истории игр лишь лениво махнув пальцем и приказав убить победителя. Но это были лишь домыслы — такого тот никогда не желал. Возможно. И партия с Дейшу в маджонг могла закончиться точно так же, как и тысячи других до этого, если бы в этот дождливый вечер в клуб, чтобы переждать, не вошел тогда еще совсем юный Сейширо. Тогда ему было всего тринадцать лет, и он очень долго упрашивал пустить его погреться, ведь лило на улице так сильно, будто божества поругались, и Аматэрасу лила горькие-горькие слезы, скрывшись в своих покоях. Не знай местные имени его отца, известного в округе кузнеца и изготовителя мечей, так и остался бы Гаэн на улице, но его все же пустили внутрь, не желая портить отношения с мастером — феодал нередко заказывал у него новое оружие. Игра продолжалась, юный Сейширо молча наблюдал за ее ходом, мысленно что-то отмечая, а когда Дейшу, уже отчаивавшийся победить в этой игре и не опорочить своим проигрышем имя Хираи-сана, попросил перерыв, Сейширо тихо — по секрету, как только мог ребенок — сказал ему, где была его ошибка в игре. Однако, это не укрылось от взгляда феодала, который в шутку предложил Дейшу дать мальчишке доиграть партию за него. Дейшу, понимая, что так он сможет списать проигрыш на ребенка, дескать, шутки ради дал ему поиграть, согласился, и ничего не подозревающего Сейширо усадили за один стол с сообщником Дейшу, феодалом и его подельником.
Партия феодала и Сейширо длилась около трех часов, и в конце мальчишке повезло — он, заметив выигрышную комбинацию, с помощью приятеля Дейшу, сидевшего по правую руку, сумел вытянуть игру в свою пользу. Позднее он признался Дейшу, что часто наблюдал за играми своего отца, узнав оттуда об основных комбинациях и приемах. Это была его первая крупная игра, которая и стала его первой ступенью знакомства с Хираи Гинджи.
Через неделю Дейшу отыскал Сейширо, бегавшего по указаниям матери по торговому ряду и пригласил его к Хираи-сану, старику с лисьим взглядом, который сказал, что очень заинтересован в юном отпрыске изготовителя мечей. Поначалу он называл его исключительно «наследием Гаэн», что очень злило мальчишку, но тот не мог сказать ничего в ответ — взгляд Гинджи был настолько страшен, словно он был змеей, которая внимательно изучала свою жертву. Впрочем, кажется, его мнения в вопросе о том, хочет ли Сейширо обучаться и помогать Хираи в его деяниях никого не интересовало — родителям было заплачено, да и те с радостью согласились отдать отпрыска под крыло такого влиятельного человека, потому как в узких кругах Гинджи был особенно хорошо известен — он с легкостью манипулировал феодалами и иными влиятельными аристократами, оставаясь при этом в тени. И лидеру семьи Гаэн хорошо было известно об этом, ведь с Хираи его связывало несколько тайных заказов, о которых никто не знал. Поначалу Сейширо ворчал и сопротивлялся, за что получал по шее от Дейшу за неуважение к старшим, но вскоре он перестал злиться на Гин-сана и даже попривык к нему. Конечно, его пугало то, что Хираи никогда не ругался на него и не злился, он говорил все настолько спокойно, что это было куда страшнее криков и телесных наказаний. Но все же... Гинджи умел убеждать и впечатлять людей, он был харизматичным ублюдком, и даже Сейширо не смог устоять перед этими чарами.
В течении следующих лет он обучался у Гин-сана мастерству владения меча (именно старик подарил ему те мечи, которые Сейширо использует и поныне), а так же наблюдал за его играми — сначала лишь со стороны, а позже принимая в них участие, как его помощник. Играли они не только в маджонг, в тысячи разнообразных игр, в которых Гин-сан целиком и полностью полагался на удачу Сейширо, говоря, что он один из тех немногих людей, кто способен выйти из воды сухим, даже если на улице будет идти дождь. Их отношения были близки, и Гин-сан не брезговал практиковать «шудо», однако эти события почти не отложились в памяти Сейширо, оставшись там лишь бледной тенью. Эта практика была настолько повсеместна, что никто и не думал о том, что это лишь старая глупая традиция, скрывавшая куда более неприятные вещи, но Гин-сан не был дотошен, а Сейширо не слишком заботился об этом, хотя, конечно, иногда бесился, что его воспринимают как какую-то ойран. Вместе со своим учителем ему довелось участвовать в свержении (так называл это Гин-сан, хотя все происходило тихо и почти даже мирно) влиятельных персон со своих мест, в разорении крупных семей и даже в афере с пиратами и сокровищами, где Сейширо единолично обманул одного из наемников, всучив ему фальшивый легендарный меч — тот даже не предполагал, что Хираи мог обмануть его, ведь наличие подобного сокровища у этого человека не вызывало ни у кого вопросов.
Слухи о на редкость удачливом ученике Хираи Гинджи быстро расползались среди его знакомых, и второй крупной игрой для Сейширо и Хираи стал бой в маджонг уже против аристократа, служившего под началом одного из наместников, против которого у Гин-сана были определенные планы. Ошино Ешидзунэ был известен тем, что мастерски жульничал в собственноручно придуманной игре на основе маджонга, а потому желание обыграть непобедимого Хираи взыграло в нем и убедило пригласить старика и его ученика к себе на вечер. Он был уверен, что победит — игру он знал отлично, ведь сам ее и создал, а потому победить в ней было проблемой даже для тех, кому сопутствовала удача. За игрой наблюдал сын упомянутого ранее наместника. Играли они почти два дня, лишь с перерывами на сон и отдых между партиями, но в середине игры выяснилось, что Дейшу, стоявший за спиной у Гинджи и Сейширо, взглядом подсказывал Ошино все комбинации — его подкупили. Во время одного из небольших перерывов Хираи раскрыл это Гаэн, сказав, что они не должны подавать виду, ведь это отличнейший шанс обмануть Ошино и дать ему запутаться в собственной лжи. В итоге, так и вышло — с трудом, но им удалось победить Ошино в игре, после чего тот, опозоренный, вскрыл себе живот. Дейшу же бежал — о нем Сейширо не слышал с того времени.
Следующим крупным боем (уже не маджонге, впрочем) стала игра с сыном наместника, Сенгоку Казутакой. С виду он не выглядел особо заинтересованным в своей игре — одной из разновидностей ханафуды — но пообещал, что если ученик Гинджи победит его, то позволит старику встретиться со своим отцом, чтобы тот осуществил свой коварный хитрый замысел. О том, что Гинджи точил зуб на наместника ему было известно, но он не шибко заботился о подобном, потому как смерть отца в любом случае никак не сказалась бы на его положении — он был вторым сыном, а потому ради всех благ трудился самостоятельно. Казутака был молод, младше Сейширо на год, но словами он не разбрасывался — а потому Гинджи приказал своему ученику вступить в схватку с сыном Сенгоку-доно. Он тоже жульничал, но, как оказалось, оставил эту же возможность и для Сейширо. Их бой мог закончиться плачевно, точнее — смертью одного из игроков, но, к счастью, оба выжили, по совершенно глупой случайности — а может потому, что Сейширо не захотел лишать жизни Казутаку. С ним чуть позднее они наладили вполне неплохую связь, однако после определенных событий она была разорвана. Но об этом позже.
Сенгоку Китами, отец Казутаки, был настолько влиятельным человеком, что даже Гинджи рядом с ним казался лишь жалким подобием и тенью от настоящей власти. Впрочем, он любил опасные авантюры — на старости лет мало что могло принести ему удовольствие в жизни, и азартные игры на одних из самых рисковых условий, вроде жизни и смерти, были для него отрадой. Узнав о поражении Ошино и своего сына, он мгновенно обозначил свое условие — играет он не с Гинджи, а с Сейширо, потому как старик мог понять ценность жизни и не согласиться на подобные опасные условия, а вот глупый молодняк наверняка ничего в этом не понимал. Играли они на пальцы — за каждый раунд у проигравшего отрубался один из них. Если пальцы кончались, то отрезались уже уши, нос и так далее. Поначалу Сейширо стушевался и хотел было отступить, но Гинджи убедил его, что все будет хорошо, ведь на стороне Сейширо была удача. Бой с Сенгоку начался и длился около дня...
Он был проигран. Точнее, так посчитал Хираи, хотя технически первым от кровопотери потерял сознание именно Сенгоку, но, в отличие от Сейширо, он потерял лишь два пальца. Лишь старость сгубила его и заставила технически проиграть, когда как Сейширо с трудом держался с отрубленными четырьмя и одним ухом. Гинджи лично вынес ученика на руках из поместья Сенгоку, приказав своим слугам срочно привести в его покои даосов, которые позже и пришили все, что полагается, на место. И хотя слухи о победе Сейширо над стариком Сенгоку (тот, впрочем, не умер, но с Гинджи начал держать ухо востро) быстро расползались по округе, Хираи решил, что в некоторых играх, где ставки были слишком высоки, полагаться лишь на удачу ученика не стоило, как и лезть к Сенгоку... в ближайшем будущем. Об этом он Сейширо, конечно же, не сказал. Гаэн же следующие же месяцы бесконечно жаловался, что не может держать меч и играть.
Впрочем, они провели еще множество совместных игр, которые можно вписать в его историю, их точное количество Сейширо уже и не упомнит.
Но его история с Хираи Гинджи не могла длиться долго — она завершилась в ту ночь, когда старик доверил ученику разобраться с проблемами семейства Камуи.
Это была не игра. Лишь одна ночь, один старик, не желавший отдавать наследство, и пятеро его сыновей, заперших его в поместье.
Ночь, когда Сейширо с сожалением на сердце покинул Гин-сана, сказав, что больше не желает иметь дела с теневым миром и злыми людьми.
Завязка была проста — Камуи Хидэаки, влиятельный феодал, был уже в достаточно преклонном возрасте, а потому в скором времени он должен был приготовить письмо о наследстве. По крайней мере этого от него ожидали его сыновья и вся остальная семья. Как было известно, первые трое занимали весьма влиятельные должности при дворе императора, а четвертый жил отшельником и, кажется, слухов о нем не было более десяти лет. Про пятого сына Сейширо узнал от Хираи-сана — как оказалось, он был ребенком служанки, и чтобы весть об еще одном наследнике не разнеслась по округе, он жил в поместье Камуи в качестве одного из мальчиков-прислужников. Впрочем, пора было вернуться к Хидэаки, который, вопреки желанию семьи, вовсе не спешил помирать, и которого насильно держали в одной из комнат в поместье, говоря людям, что, дескать, старик совсем хил и слаб, выйти не может. Подобное не устраивало Хидэаки, и он, воспользовавшись помощью верной ему служанки, передал Гинджи письмо с мольбой о помощи в спасении. Хираи, будучи занятым с делом о выплавке новой партии оружия, которое должно было отправиться на пиратские острова, отправил на помощь Сейширо, наказав тому спасти Хидэаки из рук его жадных сыновей.
Скооперировавшись со служанкой, Сейширо поджег ту часть поместья, где держали старика, и, воспользовавшись паникой, вывел его прочь. Они скрылись в городе в одном из зданий, принадлежавших семейству Камуи — это был роскошный гостевой дом, где старика дожидались верные ему воины. Скрывшись на верхнем этаже, они стали выжидать, пока к гостевому дому прибудут сыновья — и через некоторое время те в спешке и ужасе примчались, зная, чем им это грозит. Когда старик и трое сыновей устроили громкий спор по поводу наследства, Сейширо выскользнул в коридор, к служанке, и так бы и болтали они мирно, если бы не услышали крики из комнаты, после которых люди Хидэаки мгновенно обнажили мечи и зажали спасителей старика в угол, намекая, что сопротивление ничем хорошим не закончится. Впрочем, Сейширо был не тем человеком, который бы полагался на логику в подобном случае. Понимая, что Гин-сан будет недоволен, если его дорогой друг будет убит ради наследства, он вырвался из окружения и ворвался в комнату, где сыновья пытались заставить старика написать письмо о наследстве, угрожая тому мечами. Между ними произошла короткая схватка, в ходе которой Сейширо удалось увести Хидэаки и служанку на самый верхний этаж гостевого дома, где было темно. Там, скрывшись, он и узнал от старика, что сыновья планировали заставить отца написать письмо, после чего убили бы его, подстроив так, будто старик сам в приступе убил себя. Хидэаки одолжил у Сейширо его катану, поведав, что когда-то давно был известен за свою технику сражения. И только тогда, ненароком, Гаэн увидел в рукаве у служанке набор ключей, бывший, наверное, от комнат на нижнем этаже. Тогда он не придал этому значения.
Зажигать свет на верхнем этаже гостевого дома старшие сыновья не могли, тогда о том, что тут что-то происходит (свет был потушен во всем доме, кроме той комнаты, где и произошла стычка между сыновьями и Хидэаки), стало бы известно всему городу — гостевой дом стоял чуть ли не в его центре. Подвластные старику воины сказали, что в открытое противостояние хозяину они не пойдут, так как это не соответствовало их кодексу чести, а потому старшим сыновьям пришлось идти во тьму верхнего этажа самостоятельно. Они разделились — а Сейширо, вооруженный вакидзаси, отправился на поиски этих сыновей, зная, что должен одолеть их до того, как те обнаружат служанку со стариком. Сначала он столкнулся с третьим сыном, с которым в ходе короткой перепалки и драки, разобрался весьма быстро, оглушив его ударом в висок, связав и бросив в одну из комнат. Однако, шум был услышан первым сыном, и Сейширо спешно бросился прятаться во тьме. Но где бы он не скрывался — старший сын, уже объединившись со вторым, всегда находил его, готовый убить на месте — Гаэн совсем не улыбалось вступить с ним в схватку, потому как он прекрасно знал о том, что тот великолепный мечник, плюс у него была катана, когда как у Сейширо — лишь вакидзаси. Он слышал их разговор — братья вовсе не были удивлены пропаже третьего брата, это показалось им отличной перспективой заполучения еще большей части наследства семейства Камуи. Однако, тогда же он и узнал, что старик требовал, чтобы наследник был один, когда как сами братья планировали мирно разделить владения и деньги между наследниками (вероятно, подразумевая лишь себя). Игра в прятки заставляла Сейширо нервничать, и, наконец вернувшись к старику и служанке, он предложил им выдвинуться к окну, через которое они смогли бы сбежать на крышу, как служанка, резко встав, вдруг выронила ключи, буквально оповестив противника об их местонахождении. Старший и второй сын буквально за секунду оказались рядом, и, воспользовавшись тем, что старик с катаной бросился им наперерез, Сейширо схватил служанку и скрылся в одной из комнат. Однако, ему все же пришлось столкнуться мечом с одним из сыновей, и тот сильно полоснул его по плечу. Но побег удался — Сейширо со служанкой сбежали в дальние комнаты, понадеявшись там скрыться. Когда он, резко раскрыв дверь, увидел, как ему на нос упал лепесток — и, задрав голову, понял, каким образом его находили все это время — над каждой дверью верхнего этажа находился такой, и те двери, которые были открыты Сейширо, лепестка на себе не имели, так как тот, собственно, падал на пол.
В это же мгновение он понял, что служанка изначально была на стороне сыновей — уж слишком удачным были совпадения. Ее ключи, то, что они так легко выбрались из пожара, хотя рядом была охрана, вся эта встреча в гостевом доме — все было запланировано заранее. Однако, девушка предполагала, что сыновья пощадят ее и нарядят за помощь, когда как Сейширо понимал, что те не захотят видеть в живых свидетеля своей грязной игры. Их маленький диалог не прервали, благо сыновья были заняты отцом. Связав его и отобрав катану (они мгновенно признали в ней ту, которой когда-то сражался Гинджи, а потому поняли, кто помогал старику), сыновья, уже с присоединившимся третьим, который успешно выбрался из заточения, попытались убедить отца, что его желание о единственном наследнике невозможно, пора было думать более разумно, на что старик обвинил их в глупости и пообещал перерезать им глотки, если те не подчинятся. Их спор шел бы и дальше, если бы не выскочивший Сейширо, попытавшийся забрать катану. Между ним и сыновьями произошла небольшая словесная потасовка, но те не захотели связываться с «выродком Хираи», конфликт с которым обещал быть проблемным. Хидэаки, увидевший Сейширо, потребовал, чтобы тот убил сыновей, посмевших пойти против старшего, и это заставило Гаэн начать колебаться — старший Камуи был другом Хираи, но у него не было никакого желания брататься с ним, когда как сыновья, пусть и бывшие такими же отвратительными личностями, хотя бы говорили дельные вещи. Порешив, что они пригласят Гинджи для того, чтобы разобраться, они уже было направились к лестнице...
... чтобы найти там растерзанный труп главы воинов, подчиненных Хидэаки, на которым кровью было написано: «Резня Камуи». Чуть далее кто-то стоял, и, заметив братьев, старика и Сейширо со служанкой, он бросился им наперерез. Судя по тому, что в здании было тихо, неизвестный успел расправиться со всей охраной. Все вновь разбежались по этажу, скрывшись в темноте, и чуть позже встретились в одной из комнат, чтобы договориться о том, как они убьют неизвестного. Было решено, что старик и старший сын сыграют в приманку, когда как третий и второй пойдут за луком, который висел в качестве декорации на одной из стен. Сейширо и служанка остались в комнате, пользы от них сейчас было не слишком много. Незнакомец был вооружен, а раз он сумел разделаться в одиночку с вооруженными людьми Хидэаки, то выходить против него не имело смысла, тем более, что единственный молодой опытный боец — то есть, Сейширо, был ранен, а старик не мог двигаться с такой же скоростью. Проще говоря, они планировали застрелить неизвестного издалека, благо стрелял Хидэаки для своего возраста превосходно. Однако, неизвестный предвидел это, и, направившись к тому месту, где хранился лук, настиг второго и третьего сына, где и убил их двоих. Позже он настиг Хидэаки и старшего сына, однако, убивать их не стал — с легкостью выбив у них оружие из рук, он связал их прочной веревкой за шеи, сказав, что выживет тот, кто задушит своего, «ведь в этой семье так поступают все». Тогда-то и стало ясно, что это четвертый сын Камуи, лишенный наследства — как оказалось, он вместе с незаконным братом, появившимся чуть позднее, планировал убить своих родственников. Наследство его не интересовало — лишь месть за те мучения в детстве, которым их с младшим братом подвергал старик.
Все это Сейширо услышал, сидя за углом, готовя катану для атаки. Однако, история четвертого брата тронула его, и он не мог заставить себя защитить старика...
Хотя образ Гин-сана, осуждающего его за нарушение приказа, все же заставил его выйти.
Тогда четвертый брат отвлекся. Тогда старший сын выхватил вакидзаси и разрезал веревку, которой они душили друг друга с отцом. Тогда он отдал меч старику, и тот полоснул им по горлу четвертого сына, убивая его. Пятый же, видя это, взбесился и накинулся на отца, который тяжело ранил его, после чего напал на Сейширо, который попытался оттеснить его, не желая его убивать. Однако, доброта Гаэн дорого ему окупилась — в конце их боя он уже значительно сдавал позиции, а пятый сын, забывший о боли, продолжал оттеснять его к окну. Большая часть его шрамов была оставлена именно этим человеком. И выкинул — но Сейширо успел зацепиться рукой за подоконник. Пятый сын не успел отрезать ему пальцы, потому как его убил старший сын. Он же помог Сейширо взобраться назад, благодаря за то, что тот сработал приманкой.
Однако, этот исход не удовлетворил Сейширо, и он, выхватив катану, лишил головы сначала старшего сына, а затем и самого Хидэаки, после чего покинул гостевой дом. Служанка, видевшая это, за ним не последовала. Возможно, именно она и рассказала об этом властям, или же Сейширо просто увидели со стариком в какой-то момент и подумали, что всю семью убил именно он, но, в любом случае, его объявили виновным в истреблении клана Камуи. Вернувшись в поместье к Хираи, Сейширо сказал, что более не имеет права служить своему учителю, да и не хочет — он не хотел помогать злым людям, даже если это был приказ Хираи. Старик на удивление мягко воспринял это, лишь переспросив, уверен ли его ученик в своем желании. В ту же ночь Сейширо покинул поместье Хираи.
Это случилось два года назад.
Впрочем, слава Гинджи следовала за Гаэн по пятам.
Из значительных приключений после резни в гостевом доме Камуи с Сейширо приключился лишь роман с гейшой, у которой он пытался выкупить мизуаж, но, впрочем, не свершилось. Его удивляло то, как мило общалась с ним эта женщина, и лишь некоторое время спустя он понял, что эта гейша — та самая служанка из дома Камуи, Хацумото. Как стало известно, она была любовницей старшего сына Камуи, однако ничего интимней поцелуев тот с ней сотворить не успел. Помимо этого работу ему предлагал Сенгоку Казутака, который был явно заинтересован в резне, но которому Сейширо ответил отказом. Впрочем, тот до сих пор пытается добиться своего — «интересные люди» его очень сильно привлекали. Так же он попадался властям и почти лишился головы, но успел сбежать.
Сейчас же Сейширо занимается тем, что зарабатывает на жизнь самой разной работой. Он не слишком охотно соглашается на заказные убийства, но все же иногда сдается и принимается за подобное. Большую же часть денег он зарабатывает играми, хотя и считает, что с уходом от Гинджи он растерял ту свою удачу, за которую его приметил старик.
За его головой все еще ведется охота. Но не такая активная, как можно было подумать.

Бывший член клана Хираи, ныне лоялен лишь нанимателям, деньгам и себе.

Бродяга, беглый преступник, наемник и игрок.

Империя Ямагато, остров Касадо, город Минагороши.

ХАРАКТЕР
• Сейширо — неглупый малый. Именно его острый ум и хорошая память в первую очередь заинтересовал Гинджи, а не удача, хотя старик всегда говорил обратное. Гаэн с легкостью запоминает тайлы, которые участвовали в игре (речь, конечно же, идет о маджонге, как лучшим примере), а потому предугадать, какой тайл он вытащит следующим, для него не такая уж и проблема. Помимо этого в особо критичных ситуациях Сейширо способен холодно анализировать ситуацию, понимая, какое решение приведет его к успеху, а какое — к поражению. Однако, это часто омрачается тем, что он склонен поддаваться эмоциям, и его так называемая «гениальность» проявляется лишь в редкие случаи, когда этот болван не ноет или не радуется. Так что, по сути, удача, о которой говорил Гинджи — это возможность Сейширо собираться в особо опасных ситуациях, а не что-то другое.
• Эмоциональный болван. Болван не в том смысле, что дурак, хотя дурость в нем определенно присутствует. Растрогаться из-за чего-то, поныть о том, какая тяжелая у него судьба, податься порыву и потратить все деньги на очередную статую кошки, которая должна приманивать богатство (уже двадцатую, но он их очень и очень любит) — это все Сейширо. Он часто жалеет о своих решениях, о том, что слишком верит людям, но ничего не может с этим поделать. Просто он добродушный эмоциональный болван, которому свойственна подобная дурость. Хотя и не совсем болван. А еще его очень легко смутить, настолько, что стоит вам его похвалить, Сейширо будет считать вас хорошим человеком.
• Поборник справедливости. Своей личной, конечно же, но чаще всего укладывающейся в рамки общей. Инцидент с кланом Камуи оставил большой след на восприятии Сейширо мира, ему трудно было принять, что ему, казалось бы, справедливому и трудящемуся ради светлых идеалов Гинджи, пришлось работать на человека, который был столь грязен и низок. Конечно, это немного однобокое восприятие — Сейширо верит в свою справедливость, но не гнушается идти по головам тех, кого он считает злым, даже если его цель вполне чиста, но просто не устраивает Гаэн. Он до сих пор считает Гинджи честным человеком, хотя в то же мгновение осознает, что это не так. Ради своих принципов он готов на все, даже на что-то совершенно абсурдное.
• Игроман. Настолько, что часто не может остановиться, когда нужно. Если Гинджи умел контролировать его, попросту не давая ему играть дальше в один день, то без контроля учителя Сейширо пустился во все тяжкие. А потому у него вечно проблемы с деньгами. Он может корить себя за это сколько угодно, может понимать, что это плохо, но стоит ему начать играть — все. Сейширо идет до конца. Иногда ему везет, чаще всего — нет, но причина проигрыша очевидна — обычно в такие дни он немного выпивает и идет ставить деньги уже навеселе. После такого он обычно лежит в уголке и стонет, потому что опять потратил все деньги на игры. Или на котов, но об этом выше.
• Не слишком инициативный. Кроме игр, конечно же. В остальном Сейширо нужен толчок (а еще лучше — пинок), после которого он начнет что-то делать. Сейчас большую часть времени он валяется где-нибудь в номере в гостевом доме (или в лесу, если денег нет) и думает о том, как хороша была жизнь до того, как он повстречался с Камуи... Да, о Гинджи он вспоминает часто. Очень часто. Но встретиться с ним не хочет — боится.
• Не уважает старших. Он очень грубый, порой до абсурда, а еще любит соваться в драки по любому поводу. Часто сам не замечает, что хамит, это просто его манера речи, появившаяся уже после того, как он покинул поместье Гинджи. Сейширо только дай повод, он полезет на тебя и объявит ужасным человеком и так далее в менее цензурной манере. В самом деле, он и друзей своих не слишком ласково обзывает, но это он невсерьез — на самом деле, своих редких приятелей он любит, даже если они полные засранцы, вроде Сенгоку Казутаки. Но все это легко можно изменить, если вы займете ему денег!
• Деньги — это то, что Сейширо обожает. Он сделает ради денег все, ну, кроме убийства, быть может, но все зависит от платы... Справедливость? Принципы? Денег нет, а кушать хочется. Вот, что заставляет Гаэн жаловаться на тяжкую судьбу, но выполнять свою работу. Не верьте ему, когда он себя жалеет, он сам во всем виноват.
• Любит милые вещи. И кошек. И мясо с сакэ.
• Боится многих вещей, например, смерть кажется ему чем-то настолько ужасающим, что он старается о ней даже не думать. Или, например, опять быть пойманным — в тюрьме ему не шибко понравилось, а возможность потерять голову ему как-то не улыбается. Больше всего, пожалуй, страшится потерять свои мечи. Не любит стариков — они напоминают ему Гинджи и его главных противников, а еще Хидэаки Камуи. Он не любит холод, потому что отрезанные ранее пальцы при низкой температуре начинают быстро замерзать, и держать в руках меч он не может. А еще очень не любит проигрыши, да так сильно, что это пробивает его на слезу.

Меланхолик.

Экстраверт.

Хаотичный добрый.

СПОСОБНОСТИ
• Не то, чтобы искусно, но очень хорошо владеет мечом — спасибо тренировкам от Гинджи, который в прошлом был самураем. Помимо этого хорош в единоборствах, но все же предпочитает драться на мечах, нежели на кулаках, полагая, что так у него будет больше шансов. Впрочем, самого Гинджи он так ни разу и не одолел, даже с учетом того, что тот был стариком, который уже давно не занимался боями. Двигается быстро и резво.
• Жулик и шулер, некоторые его уловки кажутся невероятно глупыми, но все равно работают. Сделать подкоп дома и наклонить его, чтобы кости упали определенным образом? Легче легкого. Подкупить прислугу, чтобы та подсказывала, какие тайлы у противника, делая это через смену положения бутылок, которые подмечал не сам Сейширо, а его подельник, подававший ему сзади тычками определенные команды? Да без проблем! Но честно играть умеет, да еще как!
• Чертовски удачлив.
• Умеет считать и писать. Не слишком хорошо, но обсчитать его не выйдет.


ИГРОК

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

Отредактировано Gaen Seishirou (2017-08-28 01:16:33)

+2

2

Gaen Seishirou написал(а):

оади

Досадная опечатка.

Gaen Seishirou написал(а):

профи

Я бы всё-таки заменил на более атмосферный синоним.

В остальном, анкета, достойная собственного сериала, нареканий не вызывает. ~

0

3

Amatsumara
исправлено !

0

4

Gaen Seishirou
Прекрасно!
Добро пожаловать ~

0


Вы здесь » Оногородзима » Принятые анкеты » Гаэн Сейширо, 24 года, человек, бродяга