Оногородзима

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Оногородзима » Настоящее время » Мелодия дождя [09.06.1314, остров Яку]


Мелодия дождя [09.06.1314, остров Яку]

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

http://sf.uploads.ru/4nBit.png
Takeda Sougo & Yukari Shin:
встреча под сенью дерева во время дождя


Признаки приближающейся непогоды Юкари заметила ещё утром. Но втайне понадеялась, что обойдётся и ещё распогодится.
Увы, ей не повезло. Ливень начался незадолго до полудня, когда Ши была в пути.

Тёплый, светлый и удивительно яркий, переливающийся цветами радуги в редких лучах солнца, он выглядел откровенно прекрасно и веселил детишек из деревни неподалёку, которые, если не были слишком болезненны, не упустили шанса поплескаться в приятной воде, льющейся с неба, а также жидкой грязи, чем неизменно расстраивали своих матушек.
До этой деревни Шин доставала только взглядом. Поэтому она обратила взор к более близким объектам; в частности — к небольшому холму неподалёку, в паре минут ходьбы, где под раскидистым деревом уже устроилась непонятная фигура. Кажется, самурай? Да только поди ж ты разбери, под дождём-то.
Юкари поспешила.

К моменту, когда она добралась до укрытия, дорожный плащ окончательно промок и прилип к телу. Он не был рассчитан на столь сильные дожди, лишь на небольшую непогоду, да укрытие от холода.
Кроме того, помимо воина в доспехах к дереву присоединились два жизнерадостных крестьянина. По-видимому, они направлялись куда-то вместе и болтали задолго до того, как уселись на землю пережидать ливень. Не перестали разговаривать они и сейчас.
Шин, аккуратно усевшаяся поодаль, сравнительно рядом с молчаливым самураем, — его беззвучность вполне устраивала девушку, — около самого дерева, не хотела подслушивать разговор мужчин, да только те не особо-то и скрывались.

...а знаешь, куда попрятались все демоны-то? Побоялись самураев!
Брешешь! Откуда в наших землях воины-то? В нашей деревне, да и в других тоже, только Аяме и умеет меч держать! Да и то только потому, что её отец в городе служит.
А я тебе говорю! — Мужчина завзято подмигнул, и словно бы снизил тон, да только так, что слышно его стало даже лучше, несмотря на фон дождя. — Шпионы Ямагато, говорят, скрываются под одеждами бродяг, и выслеживают самого настоящего лунного самурая!..
Удивлению его собеседника не было предела.
Да ну!
Именно так. — Информированный крестьян покачал головой. — Моя тётка, живущая в соседней деревне, рассказала мне, что недавно заглядывали к ней молодцы, прикидывались бродягами, да только её так просто не проведёшь! Ей семьдесят уже, она много чего повидала! И вот, значит, говорит, что ищут они лунного самурая, мол, доложили им, что где-то здесь видели такового, а оттого и ёкаи, да прочая нечисть попряталась! Куда им, с такими силами тягаться!
А она откуда всё это знает?
Говорит, что её племянник знает человека, который всё это рассказал.
Ага! А что она этим имперцам сказала?
Что ничего не знает, конечно! — Мужчина гордо потёр нос. — Будь они нашего князя-то воинами, может чего и сказала бы, а этим... ну уж нет.

Шин, которая к этому времени сняла плащ, после чего повесила его на ветку, рядом со шляпой, и теперь смиренно сидела поодаль, едва уловимо фыркнула.
Чушь. — Тихо заметил она. Юкари не знала, кто такие лунные самураи, хоть и слышала эти слова раньше, но в одном была уверена наверняка: — Ёкаи не самурая боятся, и не имперцев.

+3

2

Климат острова Яку тяжело дался самураю уже с первого дня пребывания на нём. Доспехи, не такие уж и тяжёлые в обычной ситуации, совершенно не способствовали нормальному передвижению сквозь частые дожди, сменяющиеся на душную жару. Такеде приходилось делать чересчур много остановок на своём пути, что крайне замедляло его продвижение в сторону такой далёкой цели. Например, сейчас, тропический ливень снова застал его в дороге, принуждая скрыться от сырости под деревом. Яри и соломенную амигаса самурай отложил в сторону, в зону ближайшей доступности, предполагая, что ливень будет долгим и голове стоит отдохнуть.
За четыре года мысли о спешке успели отойти в сторону. Предатели не смогут долго скрываться на землях Оногородзимы, разве что прямиком в страну Ёми. А значит, рано или поздно, Такеда доберётся хотя бы до одного из них, а уж там...
Не меньше часа Сого уделил внеплановой тренировке Ки, пережидая уже второй дождь подряд. В медленные, словно водный поток, медитативные мысли, что просеивают пустые заботы, оставляя только самое необходимое, со временем вторгся посторонний поток. Шум дождя придавал особый звуковой эффект энергичной поступи крестьян и их бодрому разговору, привнёс значимость их переполненной ценностью для самурая информации. Такеда благодарил богов всякий раз, когда то, что он должен был услышать, он слышал без особых проблем и встречных вопросов. В этом была часть провидения, и неоспоримый знак того, что он идёт верным путём.
Слышь ты, десятки лет такой благодатной погоды не видывал, а всё почему – зло перестало точить об нас свои когти! А знаешь, куда попрятались все демоны-то? Побоялись самураев!
Под ветвистой кроной дерева, служившей самым надёжным укрытием от дождя на ближайшие несколько тё, стали постепенно собираться люди, вслед за крестьянами к их маленькой разрозненной компании присоединилась ещё одна высокая фигура.
...Ей семьдесят уже, она много чего повидала! И вот, значит, говорит, что ищут они Лунного самурая, мол, доложили им, что где-то здесь видели такового, а оттого и ёкаи, да прочая нечисть попряталась! Куда им, с такими силами тягаться!
Это было особым искусством – просеивать раздутые человеческим воображением слухи и находить там истину. Такеда уже несколько поднаторел на этом, но даже так довольно сильно удивился: в этом районе он всего несколько дней и даже не успел толком поесть на пути вплоть до этого дерева, неужели действительно кто-то ещё?
Самурай шевельнулся, выяснив попутно, что все его конечности успели слегка задеревенеть от долгого бездвижья, пытаясь придумать, как половчее выяснить подробности, не спугнув этих честных людей. Но его внимание привлёк комментарий, небрежно вставленный со стороны.
Сого направил обернутый белым полотнищем заинтересованный лик в сторону несогласного.
Неужели?
Крестьяне, просто не услышавшие предшествующую реплику, продолжая беседовать, среагировали зато на эту. И обратили свой ясный взор на Сого.
Ну да, а что, думаешь, вру? Да клянусь правой зенкой Аматерасу, всё правда, как есть! – простолюдин замолчал, словно бы обидевшись. Изумлённый внезапностью подобной агрессивной реакции, Такеда не сразу нашёлся, что ответить.
Нет, это не...
А ты, случаем, не из тех? – перебил его второй крестьянин – оба как будто только что заметили странника. – Ну, которые имперские шпионы?
Такеда улыбнулся за маской, склонив голову.
Самое далёкое от того, мужики. Странствия завели меня в ваши края, и всё для меня здесь ново.
Очень интересно, что она имела в виду под “они боятся не самурая и не имперцев”, но гораздо больше Сого интересовали вести о возможной близости одного из Проклятых.
Если эти двое хоть немного говорят правду, то первый этап его скитаний совсем скоро может подойти к концу.

Отредактировано Takeda Sougo (2017-09-19 14:17:36)

+3

3

Самурай, к слову, оказался заметно ниже ростом, чем казался издали. Тогда, в перспективе, мужчина казался просто маленьким, что естественно для некоторых расстояний, а здесь, вблизи, Шин поняла, что воин будет на целую голову ниже её.
Впрочем, это не помешало ему услышать её слова, в то время как крестьяне закономерно проигнорировали монаха. Более того, незнакомец не постеснялся поинтересоваться, действительно ли Юкари была уверена в своих словах. Это и стало причиной пристального внимания к его персоне.
Была. Действительно. Но на долю секунды сердце девушки провалилось, когда она поняла, что сказала не совсем то, что хотела бы пояснять. К счастью, надёжные крестьяне выручили её и в этот раз, давая время подумать.

Взор разноцветных глаз повернулся в сторону, туда, где горделивый обладатель простецких гэта осмелился сделать словесный выпад в сторону воина.
До чего же храбр! И, видимо, глуп. Юкари украдкой вздохнула.
Но самурай оказался не сварлив. Это делало ему честь в глазах Шин. Она буквально взглянула на него по-новому, когда он ответил на выпад второго крестьянина, известного обличителя имперских шпионов и, надо полагать, лунных самураев.

Первый крестьянин, впрочем, не сдавался.
Ну разумеется! Так и сказал бы имперский шпион, а? — Он улыбнулся и заговорщически ткнул локтём своего товарища. Тот тут же кивнул, но уже скорее дружелюбно, нежели враждебно.
Точно-точно! Как есть имперский шпион! А ну как, имперец, правда, что девки в садах сэндай лучше любых других ойран, а? — После чего дружно рассмеялись со своим другом, явно не держа зла на незнакомца. — Раз уж странствуешь, говоришь, так расскажи!
И хотя ненависти в их голосах не осталось ничуть, причина тому была не так светла. Не поверили они в то, что столь малый воин может быть имперским шпионом, а лунным самураем и подавно. Бродяга, как есть, и обмотки, скрывающие тело, лучшее тому подтверждение.

Когда Сого ответил, а интерес крестьян к нему поугас, взяла слово Шин, чуть придвинувшись.
Будучи ответственной девушкой, она считала, что дать ответ на заданный ей вопрос всё-таки необходимо.
Говорят, что эти дожди — это дело рук одного ёкая. Слышал о Фуюмуши, который иногда насылает на острова Гото мягкие снега, спасающие дороги ото льда? Этот ёкай на него похож. Но дожди — это предупреждение другим ёкаям, что он выходит на охоту. — Юкари говорила совершенно спокойна. — Но для людей он не опасен, а для урожая полезен. По крайней мере, так говорят.
Она невозмутимо пожала плечами, после чего открыла глаза и посмотрела навстречу Сого, в переносицу, чуть выше глаз. Хоозуки говорил, что так будет вежливо.
Да и что проку лунным самураям от ёкаев? Я слышала, у них хватает своих проблем. А имперским агентам, если они действительно были где-то рядом, и подавно. — Голос её звучал тихо и ровно, а крестьяне, не слишком заинтересованные рассказами о ёкаях, вновь завели собственную беседу, к которой Шин уже не прислушивалась, благо обсуждали те сорта риса и то, какие из них лучше всего подойдут для саке. — Это уже говорит мой господин, а ему я верю.

Отредактировано Yukari Shin (2017-08-29 22:11:53)

+3

4

Такеда, в общем-то, и не ожидал, что его слова примут на веру. Он бы и сам вряд ли удовлетворился ответом “я просто странник, не обращайте на меня внимания", особенно если бы это говорил хорошо вооружённый, пусть и потрёпанный, воин в доспехах. И любопытство крестьян здесь было объяснимо. В ответ репликам мужиков раздался короткий смешок Такеды. Видно, верно говорят – раздолье и урожайность почвы и на вольность крестьянского языка влияет. Кто-то другой на месте Сого вторил бы им скрабрезной шуточкой в стиле “девушки хороши, всё красота писаная, да только ноги под платьем кривые”, – но не самурай. У него было... своё отношение к противоположному полу, по ряду причин отличающееся от общепринято-патриархального.
Языком приятно трепать, когда не знаешь, что говоришь, – самым добродушным тоном осадил их вместо того Такеда, бросив виноватый взгляд на девушку. И, похоже, этот ответ пришёлся простолюдинам по душе, судя по тому, как они дружно расхохотались. Один из них продолжил допытываться:
Ну, а что ещё расскажешь, странник?
Расскажу, что там, откуда я прибыл в ваши края, водились птицы размером с лошадь, а горы достигали облаков. Повидал я и людей, выживших в столь лютые морские непогоды, как будто сам разгневанный Сусаноо вновь спустился на землю. А вот Лунных самураев... – Сого остановился на мгновение, – я ещё не встречал.
Ни капли лжи, но давно подобранный приём. Понятие такое сформировалось совсем недавно, а встречать себя не имеет смысла. Попадись же ему на пути другой такой Лунный Самурай, то выхода здесь было бы только два – либо на его поясе сейчас висело поболее, чем одно Проклятое оружие, либо он погиб бы от чужого клинка, сражаясь за правое дело.
Впрочем, фраза ушла в молоко, ведь простолюдины уже успели потерять к самураю всяческий интерес, зацепившись языками на темы, сильно отвлечённые. Святая простота – даже диковинные, редкие, по их же словам, в их краях воины не смогут надолго отвадить внимание крестьян от вопросов, для них более насущных: рис, работа, семья. Такеда с любопытством наблюдал за обыденной жизнью острова Яку, когда тихое шуршание со стороны четвертого путника напомнило о его существовании.
Нет, он не забыл, что минутой ранее эта девушка (которая, на его взгляд, была одета чересчур откровенно), своим интригующим комментарием невольно запустила цепь всех этих вопросов. Похоже, она, как и в своё время Сого, сумела вычислить, что вопрос самурая относился именно к ней.
Такеда продолжал наблюдать за простолюдьем, сосредоточенно слушая её ответ.
Я благодарю создателя дождя за плодородие почвы этих земель – и – эх, – мои отсыревшие одежды, – наконец ответил Сого, почтительно кивнув куда-то в сторону падающих капель дождя с листьев на краю кроны. Дождь как будто бы ещё больше усилился. Такеда вздохнул, и повернулся к собеседнице уже более, чем в половину оборота головы, – Жаль только, я не встречал ёкаев раньше... и вряд ли встречу их лицом к лицу.
Такеда задумчиво замолк и, сгорбившись над своими мыслями, стал проводить сложные манипуляции по растиранию пальцев на конечностях. Речь крестьян ровным потоком звучала на фоне. Сого едва слышно хмыкнул промокшим и грязным до колен бинтам – даже высокие гэта не защищали от вездесущих потоков жидкой земли, так ценимой во взращивании риса.
А ваш господин, представляется мне, довольно сведущ во многих областях.

Отредактировано Takeda Sougo (2017-09-19 14:18:39)

+3

5

В голове тут же пронеслись слова Хоозуки.
Не раскрывай своей сущности лишний раз. Ты и без того женщина, потому лишняя предвзятость со стороны людей тебе ни к чему.
Он был действительно мудр, её господин. Раньше Юкари выдала бы самураю не задумываясь, что вот она де как раз ёкай. Но Хоозуки заставлял её размышлять, предсказывать наперёд, к чему могут привести её поступки, и сейчас Шин уже не была столь легкомысленна.
Сколь иронично, если задуматься, звучали теперь слова воина.

Да. Мой господин сделает честь многим феодалам и мудрецам. — Осторожно согласилась она. Медленно, степенно, подобно Сого глядя больше не на собеседника, а вперёд, туда, где продолжались простые и житейские беседы. Не торопилась она со словами, потому что, кажется, уже целую вечность не разговаривала... вот так. И она искренне не могла понять, нравится ей это или нет, но чувство долга не позволяло молчать, а врождённая простота не давала солгать; и долгую минуту тишины Юкари сомневалась: стоит ли ей говорить, кто такой Хоозуки или нет? Можно ли выдавать такую информацию первому встречному? Кажется ведь, что в ней ничего такого нет, не так ли?
Какое же сложное... это ваше общение. С Хоозуки всё было проще. Обычно он говорил, а она молчала. Это было по-своему уютно.
Послышался едва заметный вздох, и незаметно для себя Юкари вновь повторила жест Сого, повернувшись к нему лишь чуть-чуть. Центр внимания окончательно сместился на самурая, целиком и полностью.
Она приняла решение.

Он настоятель призрачного святилища, и намного старше меня. Кроме того, он мой наставник и я странствую в этих землях по его воле. — Юкари позволила себе осторожную улыбку, едва приметную и мимолётную, точно зелёная вспышка на закате; увидишь, только если будешь знать, куда глядеть. Решив, что передерживать взгляд на самурае не стоит, Шин обратилась взглядом к дождю перед собой. Тем не менее, интонации её слегка посветлели, и говорить ей стало чуточку проще. Хоозуки вновь оказался прав: принятое решение облегчает ношу.  — Думаю, создатель дождя не хотел вреда вам. Ему обычно вообще нет дела до людей; если какие-то мелкие ёкаи зазеваются, и не скроются вовремя, дождь усыпит их, и повелитель дождя съест всех, кого найдёт. А вы... почему просто не просушите одежду?

Она боролась с этим чувством, существующем где-то на фоне подсознания, мысленно, но тщетно: ей было действительно любопытно. Самурай выглядел мокро и неудобно, но всё равно предпочитал истязания комфорту. Может, он не может снять доспехи? Или поклялся не снимать их без крайней нужды?
Юкари тайком взглянула на него чуть более пристально, но словно бы куда-то дальше.
Аура у него была человеческая, Шин это чувствовала, а потому ёкаем он точно не был.
Что ещё не укрылось от девушки, так это его вежливость. Разговаривая с Хоозуки достаточно долго, можно познать все грани этой добродетели. Крестьяне так не разговаривают, а значит — воин явно благородных кровей, а не простой бродяга или ронин.
Хотелось бы узнать его поближе.

А что бы вы сделали, если бы повстречались с ёкаем? — Прямо спросила она. Может, он захочет помочь ей? Заодно, нарушит череду "неудач", если её таковой можно считать.

Отредактировано Yukari Shin (2017-09-09 00:18:46)

+3

6

Вот как. Странствующая женщина. Что ж, такого словосочетания Такеда ещё не слышал. Но на землях Оногородзимы, как он успел выяснить, существовало куда поболее странностей, к которым его не готовили на родине. И если прекращать удивляться ещё рано, то, по крайней мере, Такеда успел избавиться от осуждения и непонимания, сопутствующего первым дням скитаний – в его мыслях даже не было намека на порицание занятия неженским делом, кое выбрала для себя эта юная девушка. Ещё один краткий взгляд выявил отсутствие у неё какого-либо вооружения, по-хорошему являющегося товарищем всякого осторожного путника. Сого посчитал этот вопрос достаточно достойным, чтобы поинтересоваться.
Похоже, на земле Яку нечестные воины, бандиты, лунные самураи и недружелюбные демоны встречаются очень редко. Иначе какое есть объяснение бесстрашию, с которым вы выбрали одинокий путь странствий, и беспечности мудреца, позволившего это?
Или же эта беззащитная девушка только кажется таковой, и в том случае, когда миролюбивость перестаёт быть выходом, она способна ответить и достойным сражением? Если всё так, то получается весьма знакомая история.

Девушка в некотором смысле была права. Стоит найти себе в ближайшее время убежище, чтобы просушиться – в противном случае, такое продолжительное неоправданное испытание духа может ослабить его, и он станет куда более уязвимой целью. Больной воин – мёртвый воин, особенно если он находится в чужой стране без единого верного союзника рядом. А это ставит под угрозу его миссию. Прекратив машинально растирать ладонь, Такеда осмотрел собственную одежду: грязная, порванная в некоторых местах, что нечистая плоть то и норовит просвечивать наружу, местами поцарапанный металлический полунагрудник. Любой бы на его месте устыдился. Неудивительно, что и эти простые крестьяне, что продолжали болтать в паре кэн от них, покуда не унимется ливень, не восприняли Сого всерьёз.
Справедливы ваши слова. Поискать пристанище с очагом и едой и привести себя в порядок... Эй, вы там! – Такеда повысил голос обращаясь к простолюдью. – Не найдется у кого-либо из вас, уважаемые, места на ночлег?
Такеда с честью выдержал бесцеремонный взгляд крестьян, которым они окинули его после этих слов.
Знаем мы вас, бродяг, только и норовят сожрать все запасы да вылакать сакэ до последней пиалы – а потом поминай как звали, ведь денег-то у вас нет! Скажи, нет ведь, а, о-ронин-доно?
Это так.
Ну, чего и следовало ожидать!
С этими словами оба смельчака с чувством выполненного долга вернулись к своей беседе.
Сого едва уловимо пожал плечом. А кто говорил, что будет легко найти себе место?
Тем временем, девушку явно не волновали подобные мелочные заботы, а мысли её текли своим ходом. Вот почему, ослеплённый заботой о своём физическом состоянии, Такеда не был готов к философствованию.
Что бы я сделал, встретив ёкая лично?.. – самурай задумчиво потёр подбородок, подбирая слова. – Мои предки говорили: “Глупец тот, кто не ждёт неизвестного, но вдвойне глупец тот, кто утверждает, что уже знает чего ждать от него.”
Такеда облокотился на шершавый ствол дерева, на непродолжительное время умолкнув.
Я рос в недоверии и ненависти к ёкаям, и те лишь подтверждали свою злобную сущность при встрече с людьми. Но за несколько лет скитаний я видел многое, что не входит в рамки моих прежних представлений. И я буду глупцом, если буду утверждать заранее, что я сделаю, если встречусь с ёкаем. Но вы, с другой стороны... вы мне кажетесь человеком, что знает о демонах не понаслышке. Расскажите мне, прошу.
И Такеда надёжно устроился среди корней, под звуком собравшегося поливать ещё долго дождя, – как утверждает странница, делом рук (или лап, или какие конечности ещё бывают) одного из ёкаев, – приготовившись целиком внимать ответу.

Отредактировано Takeda Sougo (2017-09-12 11:13:48)

+3

7

Юкари немного смутилась.
Странствующий самурай явно был не дурак, и задал вопрос, который заставил саму Шин усомниться в собственной осторожности. Хитрости в ней было ни на йоту, об этом и речи не шло, но говорить больше нужного явно не стоило.
Девушка украдкой вздохнула.
Ну, раз решила быть честной, следовало идти этим путём до конца.
Я могу постоять за себя. — С мягкой улыбкой отозвалась она и взглядом коснулась символа, изображённого на деревянной шляпе, сохнувшей неподалёку.
Воздух подле него, если приглядеться, слегка искажался, словно бы расползался под давлением невидимых сил. Примета, которую узнает любой маломальски опытный колдун: под символом храма скрыта печать, из которой Юкари при необходимости могла извлечь собственное оружие. Сама она так делать не умела, следовательно — это была работа рук Хоозуки.

Ты не должна угрожать своим видом, — Говорил он, спокойно глядя в окно. — А вопросы нужно решать мирно. Поэтому используй печать только в крайнем случае.
Хоозуки всегда выглядел спокойным. Почти вызывающе спокойным.

Мудро. — Кротко отозвалась она на слова Сого сперва.
Она не только размышляла, но и слушала его. Теперь же она вновь решила всё внимание уделить самураю, почему отвлеклась от созерцания дождя и, полуповернув голову, взглянула на мужчину. Видимо, он не знает, чем известно призрачное святилище. Ей не так уж часто доводилось общаться с людьми, которые о нём не знали. Это было интригующе.
Впрочем, справедливости ради, Юкари в принципе крайне редко доводилось общаться с кем-то, кроме Хоозуки, а тот, будучи настоятелем храма, уж точно о нём знал.
Вы правы, я видела множество ёкаев. — Девушка позволила себе сдержанную улыбку. Пожалуй, Сого был ей действительно симпатичен по тем деталям, которые он показал: он был сдержан, но строг; воспитан, но не тщедушен; умён, но справедлив. Это делало ему честь. Конечно, он мог и лгать, но Юкари, ещё не привыкшая глядеть настолько далеко, пусть Хоозуки и этому учил, по наивности души этого не подозревала. — Ёкаи... они точно дети.

Недаром говорят, что дети, пока не выросли, принадлежат царству Ёми. Но если у этих есть родители, то у ёкаев их нет, а потому мир они познают сами, как умеют. Они чувствуют голод — и едят. Хотят отдыхать — спят. Гневаются — пытаются навредить. Радуются — любят. Некоторые дальше этого так и не вырастают, но не потому, что они плохие, а потому что глупые, как и некоторые люди. Они просто не знают, что есть и другой путь. Но иногда ёкаю уже слишком сложно вернуться назад, и они становятся слишком самодостаточными. Например — повелитель дождя. Он уже никогда не станет кем-то, похожим на человека, потому что ему нравится та жизнь, которую он ведёт, и он добровольно стал скорее зверем, нежели разумным существом. Ёкаи разнообразны и непостижимы, их нельзя описать одним словом. Впрочем, как и большинство людей. Это и есть самое главное: они не хуже людей, но и не лучше. Они такие, какие есть.
Длительного контакта Юкари не выдержала, а потому уже в середине монолога вновь вернула взгляд к дождю. Впрочем, оказало это и некоторый положительный эффект: её улыбка стала чуть легче и шире, а выражение лица просветлело. Казалось, что она говорит о чём-то, что любит и хорошо знает.
Оно объяснялось легко — это была вотчина Хоозуки.
Но тут в её голову закралась ещё одна мысль, которую Шин отметила для себя несколькими минутами раньше. Юкари обратилась взглядом к Сого, а на лице её, — такой удачной ей казалась идея! — даже отразилась некоторая эмоциональность, помимо сосредоточенности: искреннее беспокойство, смешанное с воодушевлением. Лишь чуть-чуть, и всё же — намного больше, чем позволяла себе девушка обычно.
Здесь недалеко есть старое святилище. Там нет настоятеля и никто не живёт, храм маленький и используется редко, а следят за ним местные жители. Если хотите, я могу провести вас туда и помочь согреться, как дождь закончится.

Отредактировано Yukari Shin (2017-10-07 17:13:46)

+3

8

Такеда проследил направление взгляда девушки, но не обнаружил ничего похожего на оружие, а его опыт в опознании магических предметов был настолько мал, что, даже если Сого и заметил искажения у шляпы, то не придал этому необходимого значения. Но, к его чести, он не отрицал возможность какого-нибудь трюка с религиозно-мистическими способами защиты – в конце-концов, если этот наставник действительно столь же хорош, сколько доверия вкладывают в его описание, и он настоятель храма, то вполне возможно, что он умеет пользоваться заклинаниями и предоставил своей подопечной необходимую помощь. Главное, уметь этой помощью пользоваться. Самурай удовлетворённо кивнул, придя к такому выводу.
Очень  хорошо. А то случается... женщины становятся чересчур беспечны, бездумно полагаясь на защиту своих отцов, братьев, менторов, – всю последнюю фразу Такеда пробормотал, на краткий миг уйдя глубоко в свои размышления, и настолько на грани слышимости, что сам даже не заметил, что сказал это вслух.

А девушка-то была наивна и очень проста – как он сразу этого не увидел? С каким бы открытым сердцем Сого не подходил к её ответу, он не смог отнестись к нему до конца непредосудительно. Ёкаи – дети? Да, так и следовало в своё время сообщить Нашиме, прямо на глазах которого ёкай сожрал жену и маленького ребёнка. Или родственникам тех крестьян, от которых мало человеческого осталось, когда демон решил натравить на их деревню адских псов. Так и следовало им сообщить – они всего лишь дети! Может быть тогда они отринули бы горе!
Это было в Ямагато, одёрнул себя Такеда. А у этой наивной души встреч с ёкаями на чужой воину земле куда поболее, чем у принявшегося судить её слова бестолкового самурая. Сого ничего не ответил, только лишь схоронив это мнение в кувшин знаний на более длительное размышление. Вполне возможно, когда-нибудь оно окажется весьма ценным.

Несколько минут они просидели в тишине, проминаемой только звуками дождя и сходящего на нет диалога крестьян. Судя по тому, как засуетились мужики, и по ставшим более редким каплям, так, что можно было вычленить даже отдельные удары, стало ясно, что дождь понемногу заканчивается. На взгляд Такеды, недостаточно – если крестьяне и привыкли мокнуть в воде, то самураю следовало, пожалуй, потерпеть ещё некоторое время, пока дождь окончательно не прекратится. Оттирать ржавчину собственными лохмотьями – то ещё неблагодарное занятие. Поэтому он только проводил взглядом крестьян: те потоптались маленько возле края кроны, после чего резво побежали в сторону, вероятно, своей деревни.
Такеда и девушка-путешественница остались под деревом одни.
Как вдруг внезапно девушка резко обернулась на Сого, изменившись в лице. Рука самурая инстинктивно взметнулась было к рукояти Юнаги, как наиболее эффективному на таком расстоянии из всех типов оружия, имеющихся у Такеды. Но плавно расслабилась, когда в ту же секунду Такеда уверился в исключительно благих намерениях подобного всплеска. Ронин не устыдился своей импульсивности – ведь это несколько раз сбивало преимущество противника и спасало Такеде жизнь. Чему он смутился более, так это предложению, последовавшему за неожиданной взволнованностью странницы.
Такеда немигающим взором смотрел на девушку.
А потом он смотрел на неё ещё некоторое время, оценивая все риски.
Любой, даже самый нелюбопытный человек, за такое время смог бы разглядеть болезненность его глаз.
Потом, наконец отвернувшись, Сого издал звук, отдалённо напоминающий усмешку. Он принял решение.
С благодарностью.
Было бы невежливо отказываться от столь неплохого предложения, но, с другой стороны, то, как эта незнакомая женщина предлагала помощь, сбивало ритмику внутреннего равновесия самурая – уж слишком нескромными, на его взгляд, словами она выражалась. Сого, схмурившись, отбросил, как мог, внутреннюю полемику в сторону, и, надев амигаса, встал на ноги, прихватив с собой яри. Дождь практически закончился: в тучах на небе уже сияли синие проплешины, на смену характерному шуму ливня пришли звонкие шлепки капель о размытую почву. В таком случае, необходимо поспешить, чтобы не попасть под следующий, уже вырисовывающийся угрожающей тенью у горизонта дождь.

+2

9

Юкари невольно улыбнулась.
Пожалуй, ей действительно нравилось помогать людям. Особенно если эти люди были такими, как Такеда Сого. Возможно, она брала на себя слишком много, но Шин испытывала непроизвольное желание сделать для мужчины что-то хорошее, потому что сердцем, если оно есть ёкаев, чувствовала: он не плохой. А Хоозуки говорил, что призрачный храм хоть и служит убежищем духам, а всё-таки главная его цель — научить ёкаев жить бок-о-бок с людьми, и потому людям помогать совсем не зазорно.

Многие люди считают своим главным врагом злых ёкаев, — Сказал он как-то раз, куря кисеру, — Но это не так. Главный враг человека — другой человек. Нет ничего, что мог бы сделать ёкай с людьми, что они не сделали бы с собой до того. Поэтому наша цель, помимо прочего, показать, что ёкая нужно судить по поступкам, а не по тому, кем он кажется на первый взгляд.

Эти же слова также объясняли, пусть и очень косвенно, беспокойство Сого. Юкари слышала немало историй о женщинах, которые пали жертвой собственной беспечности и чужой злой воли.
Я рада. — Осторожно заметила она, лишь мельком взглянув в глаза Сого (и потому даже близко не заметив в них, пусть и устремлённых к ней, никаких проблем), и до ужаса смущённо улыбнувшись.
Ей даже в голову не пришло, насколько откровенно прозвучало её предложение раньше. Она мыслила очень простыми формулировками; если человеку холодно, значит, его нужно согреть. Как именно — такими тонкими материями она уже не располагала, и даже краем мысли не думала предложить в этом качестве саму себя или что-то подобное. Хотя если говорить откровенно, то и отношение к сексу у неё было весьма размытым. Никто никогда не говорил ей, что в этом смысле хорошо, а что плохо, и потому Змея рассматривала сей процесс исключительно с практической точки зрения. Но в отношении Сого, пока ни до каких точек дело даже не двинулось, не то, чтобы дошло.
Хотя если бы Юкари задумалась о чём-то подобным, она бы непременно покраснела бы до самых кончиков ушей, несмотря на всё своё хладнокровие!
К слову, о возможных пороках внешности Сого она также не задумывалась. По наивности души, Шин всё ещё смотрела на людей взглядом ёкая, большинство «родственников» которого могли представлять собой едва ли ни что угодно. Могли ли соперничать с этим людские недостатки, пусть даже внушительные? Едва ли.
Дождь практически кончился, — Степенно, пытаясь вновь выглядеть хладнокровной, заметила Юкари. Хотя, конечно, самурай и сам это заметил. Для этого даже не нужно было быть, собственно, самураем. На всякий случай Шин коснулась ушей, чтобы убедиться, что те не пылают; к счастью, тело её не выдало. — Думаю, будет лучше отправиться немедленно. Он находится недалеко, но и дожди сейчас отнюдь не самые редкие.
Девушка сняла плащ с ветвей дерева, надела шляпу и двинулась, вместе с Сого, когда тот был готов, вперёд. Под ногами радостно шлёпала земляная жижа и грязь, но легко на сердце Юкари было отнюдь не поэтому.

Храм встретил их гротескной мрачностью.
Очевидно, что строился он очень давно, основательно, и предполагалось, что в нём будет намного больше жителей, чем в маленьком храме. Но со временем окружающие его деревни обмельчали, люди ушли, а вместе с ними — настоятель храма и его мико. Так что теперь он содержался исключительно силами тех людей, которые ещё могли ходить, но уже не могли зарабатывать; то есть — не очень качественно. Впрочем, даже так он оставлял впечатление отнюдь не маленького, как его окрестила Юкари; очевидно, она имела ввиду его значение, нежели фактические размеры.
Здесь есть духи. — Неожиданно отозвалась она, войдя на территорию Святилища. — Маленькие и безвредные, впрочем. И очень глупые. Нам нечего бояться.
Шин мягко улыбнулась спутнику, и они пошли дальше.
Под ветхими вратами тории, потом — по ступенькам к входу, под крышей. Там Юкари осторожно отодвинула дверь в сторону, где их встретил небольшой, но аккуратно прибранный алтарь, а также сумрак дождливого дня, — мутный белый свет проникал через небольшие окна, порождая больше тени, нежели ясность, — и сухой запах благородной пыли.
Несколько дверей вели в разные помещения, одно из которых выполняло роль кладовой, другое — кухни, а третье и четвёртое — спален. Очевидно, для настоятеля и жриц отдельно. Коридор выводил на террасу храма сквозь него, с другой стороны.
Располагайтесь. — Предложила Юкари Сого, в свою очередь собственный плащ и шляпу отложив на невысокую стойку у входа, для того, очевидно, и предназначенную.
Не теряя времени даром, Юкари ушла разжечь огонь, а затем установила пару свечей, которые достала из инро, на алтарь и склонила перед ним голову, благодаря хранителей храма за гостеприимство. Разноцветные глаза на пару минут закрылись, и единственное, что мог лицезреть Такеда Сого — обнажённые, чуть смуглые плечи, татуировку в виде змеи и знак оммёдзи на спине.

+1

10

Деревянные гэта оставляли глубокие вмятины во влажной почве. Двое – девушка-странница и самурай-ронин – отправились в путь, оставив за спиной нависающие угрюмые тучи. Опираясь на трезубый яри, словно на походную палку, в попытке не увязнуть в особо зыбучих ямах, Такеда смотрел только вперед в ближайшее будущее с предвкушением облегчения своих неудобств, возникших в путешествии под тропическими ливнями. Впрочем, запоминать дорогу тоже не забывал. Может, вот этот поворот к деревне, или вот этот с трудом проложенный повозками путь через бурелом, а может этот заросший высокой травой холм, дающий обзор на близлежащие окрестности – верный путь к его цели.
Но пока его задача – обсохнуть и привести себя в должную форму. Самурай поглядел на девушку, на голову выше его ростом, легко шагающую немного впереди.

Сого опасался не по возрасту детской наивности, которую он открыл для себя в речи путницы, но эта же черта позволяла доверить ей некоторую часть обоснованной для ронина в розыске осторожности. Сого также опасался доверять непроверенным людям и, при всём своём дружелюбии, всегда в своём путешествии говорил только безопасные вещи, но всё же согласился на то, чтобы незнакомая женщина отвела его в заброшенный храм в глуши, вдалеке от поселений. Не то, чтобы последние ему чем-либо помогли, но угроза бандитов, засады и чего ещё, чем способны угостить одинокие наивные девушки доверчивых самураев, с каждым шагом возрастала вместе с бдительностью Такеды. Но он продолжал идти вперед, сквозь тонкоствольный лес по узким тропинкам, распугивая мелких животных – пока впереди, выделяясь потускневшими красными крышами среди разнородной зелени, не показался храм. Даже шум листвы и песня редких птиц вокруг этого места, заметил Сого, заметно затуманила мрачная тишина. Ощущение неестественное, но не несущее опасности для миролюбивых путников, коими являлись эти двое. Очень знакомое Такеде ощущение, очень, подтверждал лунный клинок у него на поясе.

Здесь есть духи. Маленькие и безвредные, впрочем. И очень глупые. Нам нечего бояться.
Даже голос девушки звучал глухо в этих стенах. Минуты спустя, они уже зашли внутрь, оставив за порогом обувь. Несмотря на запустение, храм сохранил остатки былых торжественности и достоинства, вызывая уважение. Спутница привела его в алтарную комнату – довольно обширное помещение с большим количеством дверей, – предложила устраиваться. Такеда присел возле очага, так споро разведенного девушкой, словно она знакома с этим храмом целую вечность. Святилище обдавало тёплым чувством безопасности, редко испытываемым самураем, возвращая в сознание воспоминания детства, родного дома и регулярных посещений храма с матушкой. Воспоминания, от которых Сого стало почти больно. Чтобы отвлечься от них, и от силуэта девушки, склонившейся в молитве над алтарём, самурай поднялся с пола, оставляя верное копьё в тени стен и проследуя в ближайшую соседствующую с алтарной комнату в поисках чистых тряпок, которые могли бы пойти на замену ободранным бинтам.

Ему повезло с первого раза: в этой комнатке его встретил сухой и несколько пыльный запах кладовой. Настолько сухой, что, казалось, даже без смены, его одежды избавятся от всей сырости в мгновения. И тряпки нашлись тоже – идеально белые простыни и настолько же сверкающие в темноте одежды для работников храма. Мысленно поблагодарив добрых людей, поддерживающих такой строгий порядок в святилище, и даже тех духов, которые, по словам спутницы, до сих пор живут в этом здании, Такеда собрал узел из нескольких простыней и одного комплекта одежд, предполагая, что вряд ли кто-то озаботится такой скромной пропажей, и вышел на дальнейшее исследования помещений. И некоторое время спустя обнаружил великую роскошь, спрятанную за дальними пристройками. Ручей, чистый, словно слезы ребёнка, и бесшумный, несмотря на свой быстрый ход, впадал в искусственно огороженный водоём, который после возвращал поток в естественное русло. Обустроенный в стороне и обнесенный плетнём, он являл собой идеальное место для омываний. Самурай постоял возле него, вглядываясь в своё зеркальное отражение, размышляя о принадлежности его спутницы к учению оммёдзи, чьи элементы он усмотрел в знаке на спине, о природе змеиной татуировки, о том, что он, в конце-концов оставил её там одну и прочих сторонних вещах. В итоге Сого присел на берег возле самого истока и принялся методично снимать с себя клинки, броню, аккуратно складывая её подле себя, потом уже более небрежно – бинты и с уважительным поклоном, предназначавшимся духам воды, взошёл в воду. Прохладный поток чудесно успокаивал поражённые кожные покровы, даруя ощущение свежести. Пару минут, не более, заняли у него водные процедуры. Обновлённый, Такеда Сого вылез из ручья, облачившись в свежие белоснежные одежды и временно просто обмотав тканью голову и прикрыв лицо. Подпоясав мечи и сложив в узел старой одежды свою броню, самурай степенным шагом вернулся в алтарную к теплу очага наконец живым человеком.

Отредактировано Takeda Sougo (2017-10-18 19:51:46)

0


Вы здесь » Оногородзима » Настоящее время » Мелодия дождя [09.06.1314, остров Яку]