Добро пожаловать, путник!
Мы рады приветствовать тебя в Оногородзиме, на земле Ямато; в мире людей, плотно сосуществующим с ёкаями, богами и сверхъестественным.
Оногоро — это ролевая в жанре средневекового фэнтези по мотивам японской мифологии и восточных традиций, со своим оммёдо, самураями и историей. Ролевая только-только начинает свой путь, но всё великое, как известно, начинается с малого!

фэнтези, приключения • NC-17 (сэйнен) • аниме/рисунки


Полезные ссылки и актуальные акции:

» Гостевая » FAQ » Шаблон анкеты » Внешности
» География » Страны и организации » История » Расы
» Квестовая » Мистицизм » Вопросы » Уклад Оногоро


Оногородзима

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Оногородзима » Прошлое время » 16.05.1313/ человек и кошка


16.05.1313/ человек и кошка

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

http://i.imgur.com/iNdbs47.png
Гаэн Сейширо & Курода Адзуса

«Я от души дурачился с Адзу-нян в те завершающие весенние дни майских дождей на севере Касадо, которые теперь буду часто вспоминать. Я собираюсь вспомнить те странные, кислые, и, в какой-то степени, даже кисло-сладкие моменты. Но если бы я мог, я бы хотел исправить то, что произошло в эти отливающих золотом дождливые дни. Возможно, потому, что это была моя первая встреча с екаем настолько близко.»

Отредактировано Gaen Seishirou (2017-09-04 21:38:14)

+1

2

Можно было расписать, почему Гаэн не любил дожди так, как делали это красноречивые дураки, любившие покрасоваться перед своими избранницами.
Дескать, вот, такая мрачная погода нагоняла тоску и воспоминания о днях былых, когда все было лучше, солнце светило ярче, а Гинджи все еще был его учителем. Можно было бы припомнить, что встреча с Дейшу, которая ознаменовала начало всей этой многолетней истории знакомства со стариком, произошла как раз в похожий дождливый день, и вот сейчас все ужасающе напоминало ему об этом, и о том, почему он покинул поместье учителя, которому был верен до глубины души. Ну или что-нибудь в этом духе — дескать, капли напоминают ему слезы, пролитые Хацумото и им самим после того, как он убил оставшихся в живых членов клана Камуи...
Но это, конечно же, было абсолютно не так. Глупости какие!
Дождь был просто дождем. Проигранная игра была просто проигранной игрой. А то, что сейчас он шел прямо через лес к постоялому двору, где планировал отдохнуть после подобного разгромного поражения — тратить деньги, конечно, не очень хотелось, но ночевать в лесу под дождем было не самым разумным решением — это было... Он просто шел. Никаких глубоких тайных смыслах, даже о том, что когда-то давно произошло, Сейширо совсем не думал, его куда более интересовало ближайшее будущее, точнее то, как он рухнет на футон и будет отсыпаться, во сне вспоминая, как опять потратил деньги.
Однако, его прямой путь до постоялого двора был прерван в тот момент, когда Гаэн повернул голову вправо, увидев в дупле одного из деревьев какое-то шевеление. Поначалу ему показалось, что это все морок — мало ли, вдруг рядом были кицунэ, и сейчас его попытались бы сожрать по милую душу, потому что кицунэ любили тех, кто не следил за временем и жил по своей воле — почти как он и делал. Но когда шевеление продолжилось, когда Гаэн все же сделал шаг навстречу подозрительному дуплу, он увидел, что же привлекло его внимание — и то, что сделало это, уставилось на него в ответ яркими золотистыми глазами и отозвалось громким мяуканьем. Он так и уставился на кошку — а это была кошка — которая смотрела на него в ответ, и, наверное, думала, какой он глупый, раз смотрит на нее и мокнет под дождем.
Чем ближе Гаэн был к кошкам, тем глупее он становился. Почти. Это было что-то вроде закона.
Воровато оглянувшись по сторонам, он сделал еще несколько шагов навстречу к дуплу, после чего протянул руку туда — чтобы потрепать очаровательное — кошки были лучшими созданиями — создание по голове, почесать за ухом и шею, но рука у него была мокрой, а кошка злобно зашипела, выказывая свое отношение к такому наглому вмешательству. Но, скорее всего, ей просто не нравилась вода. Гаэн вновь оглянулся — в этот раз его взгляд остановился на постоялом дворе, который был виден отсюда достаточно хорошо, после чего он еще раз глянул на кошку, уже с сомнением. Оставлять животное под дождем — дупло было не самым надежным укрытием от косых капель — ему не хотелось. Но...
Нет. Пожалуй, этого было достаточно.
Схватив животное за шкирку и резким движением запихнув ее в одежду, где было сухо — ну, или должно было быть, Гаэн пошлепал по грязи прямиком ко двору, где, сняв комнату и ввалившись в нее наконец, выпустил несчастное животное на пол, тихо зашипев — дескать, веди себя тихо, хозяева вряд ли оценят появление кошки в доме — после чего стянул с себя одежду и забрался под одеяло.
И уснул.
Но спала ли кошка?

+2

3

Чем обычно занимаются кошки, которые гуляют сами по себе? Правильно! Гуляют сами по себе. А если говорить проще, то топают своими лапками, куда вздумается, без какой-то определенной цели. Ну, и спят еще. Много спят. Но лишь для того, чтобы, проснувшись, отправиться дальше по своим, лишь одним им ведомым, кошачьим делам. Вот и жизнь Адзусы последние полвека представляла собой практически непрерывные странствия без каких-либо конкретных задач. Разница была лишь в том, что в отличие от обычных кошек, она периодически топала не лапками, а человеческими ножками. Тут уж, опять же, все от настроения все зависит или, в редких случаях, от обстоятельств. Все-таки настроение важнее обстоятельств. А сегодня как раз настроение у нее было гулять именно лапками, но как назло пошел этот противный дождь, а в кошачьем облике она по-кошачьи, что логично, недолюбливала воду. И вроде бы выход из сложившейся ситуации был очевиден, а именно принять облик человека, в которым Адзуса вполне себе любила воду, особенно тепленькую, особенно в онсенах. Но очевидным этот выход был только на первый, скорее всего, сугубо человеческий взгляд. А она человеком, к счастью, не была, так что с ее колокольни такой выход был совершенно не логичным и ни разу не очевидным. Ведь как это принять облик человека, если она хотела погулять в облике кошки? Это было бы почти тем же самым, что признать, будто какой-то дурацкий дождик над ней главный! А она ж сама по себе! А значит, нету у нее главных! Но все-таки дождик был достаточно противный, что кошка решила, разумеется, сама и без всякого внешнего влияния переждать его в дупле какого-то дерева. Не сказать, что внутри было очень уж уютно, да и все равно сыровато, но все-таки не настолько, как снаружи этого не самого надежного укрытия. Так что, кое-как устроившись, кошка принялась наблюдать за дождем, выглядывая из дупла…
Время шло, а он все лил и лил. Она даже успела пару часов поспать, после чего опять принялась наблюдать, не высовывая морды наружу. А в этом самом «снаружи» как раз проходил какой-то человек. И, подумать только, обернулся в сторону дерева, а потом и вовсе направился к нему, заглядывая внутрь дупла. Он, а это был молодой мужчина, явно видел Адзусу, причиной чему, вероятно были спустившиеся сумерки, а она выжидающе смотрела в ответ.
На попытку протянуть к ней мокрую руку, она протестующее зашипела, хотя про себя отметила, что явно чувствует, что у человека нет негативных или злых помыслов касательно нее, а потому, он, скорее всего, хотел ее просто погладить. А может быть и забрать с собой куда-нибудь, где в тепло и, возможно, даже сыто. Так что, быстренько рассудив, нэко-мата решила, разумеется, сама и без воздействия внешних факторов и обстоятельств, что если человек предпримет попытку ее забрать, то сопротивляться не будет. И она не прогадала, пусть человек и довольно бесцеремонно схватил ее шкирку, но довольно быстро спрятал под одеждой, где было значительно теплее, чем в дупле. Теперь же оставалось дождаться, когда ее извлекут наружу.
А наружу Адзусу извлекли только тогда, когда она оказалась в одной из комнат ближайшего постоялого двора. По крайней мере, так она поняла из разговоров человека с какими-то другими людьми. На заговорщическое шипение мужчины кошка лишь тихонько мяукнула, после чего, поняв по действиям незнакомца, что кормить ее не собираются, принялась умываться, периодически поглядывая на человека. Вообще, поначалу она думала даже обидеться на мужчину. Все-таки она рассчитывала на еду. Но все-таки он отнесся к ней по-доброму, а такие вещи она чувствовала, да и, судя по его не больно богатому внешнему виду и тому, что он сам улегся спать без ужина, вероятно, он потратил последние деньги на ночлег. Адзуса аж даже немного разжалобилась, решив тоже сделать для человека что-нибудь хорошее. 
Помимо доброжелательного отношения к ее кошачьей персоне, она так же чувствовала, что в целом настроение у человека не самое радужное. Особенно хорошо это стало понятно, когда она потрогала его щеку лапкой, да и он явно был весьма уставшим. Так что наилучшим решением в данной ситуации ей показалось позволить мужчине как следует выспаться без тревог и переживаний, которые всегда обуревают людей во сне, если настроение у них плохое. Аккуратно запрыгнув мужчине на грудь и немного потоптавшись, Адзуса свернулась клубком, вскоре начав урчать, распространяя по телу мужчины спокойствие вместе с теплом своего небольшого мохнатого тела и прогоняя все печали и тревоги.
Впрочем, мужчина тоже был приятно теплым, а потому кошка и сама вскоре мирно заснула, так что оба они проспали сладким сном чуть ли не до полудня следующего дня, когда Адзуса начала просыпаться. При этом она не сразу поняла, почему ощущения так изменились. Не открывая глаз, она, зевая, потянулась, и решила эти самые свои глаза потереть, и только тогда поняла, что трет их человеческими кулачками. Все еще не до конца проснувшись, нэко-мата осмотрела комнату, сообразив наконец-таки, что сейчас сидит верхом на мужчине, а ее одежда и оружие аккуратно сложены в метре от футона.
Ой-ой! И когда это я раздеться-то успела? – подумала Адзуса, продолжая зевать, прикрывая ротик ладошкой. С ней редко такое случалось, что она непроизвольно меняла облик во сне, а тем более еще, чтобы она забывала, как разделась, но, по всей видимости, больно уж хорошо спалось.
А тем временем мужчины, видимо, почувствовавший, что на нем задницей елозит кто-то явно покрупнее кошки, начал просыпаться.
- Доброе утро-ня, - с дружелюбной улыбкой выдала нэко-мата, чуть наклонив голову набок и подвигав кошачьими ушами. – Как спалось-ня?
Она старалась выглядеть максимально доброжелательной, так как сама проснулась в прекрасном настроении, а так же ее совершенно не смущало, что она сейчас голышом сидит на незнакомом мужике, аки на коне боевом, даже не пытаясь прикрыться руками или, в крайнем случае, хвостами, которые сейчас скрывались от взгляда человека за ее спиной.

+2

4

Когда Сейширо открыл глаза, он несколько раз моргнул, после чего зажмурился.
Кажется, он проснулся не до конца. Увиденное им было как-то... неправильно. Нет, скорее, невероятно.
Одно дело, если бы он вчера напился — да, тогда, пожалуй, можно было бы объяснить появление женщины в комнате, и в этом не было бы ничего страшного или удивительного (ну, может, только для его кошелька), но он точно не пил, он проиграл — а за проигранные сессии никто к тебе женщин не посылает, даже если это ассасины. Потому что убивать проигравших — абсолютно глупое и ненужное занятие, лишь глупая трата денег! Уж он-то знает!.. Ну, в смысле, он не посылал убийц, но Сейширо был специалистом в глупой трате денег на то, чего, казалось бы, можно было и не делать. Однако, стоило ему открыть глаза еще раз, и еще, и потом еще несколько раз моргнуть, женщина на нем не исчезла — Сейширо, сглотнув, медленно опустил взгляд на ее обнаженную грудь, после чего резко поднял глаза на самую примечательную деталь его новой... знакомой.
Да, помимо ее наготы у нее была еще одна очень примечательная черта. При взгляде на которую сразу все забывалось.
Особенно о наготе.
Это были кошачьи уши.
Но, кажется, долго любоваться ими Сейширо было не дозволено божествами — то ли они, гнусно хихикая, решили прекратить это представление, то ли кошка решила, что пора было бы начать разговор, потому как человек, на котором она так удобно устроилась, соизволил проснуться. Пожалуй, самым смущающим в этой ситуации были все же не кошачьи уши собеседницы, или даже не то, что она тут появилась — потому что это интересовало Сейширо в наименьшей степени. Волновало его то, что они сейчас оба были в чем мать родила, и, кажется, девицу это нисколь не смущало. Можно было бы поворчать о том, что нынче девки были слишком зазнавшимися и храбрыми, что не боялись свое тело первым встречным показать, но что-то подсказывало Гаэн, что сидящая на нем кошка годилась ему не то, что в матери — в далекие предки, о которых только легенды и слагают.
Но, если подумать, это был екай.
На нем сидел екай.
Голый екай.
Пожалуй, это было не то, к чему готовила его жизнь или Хираи-сан. С трудом оторвав взгляд от кошачьих ушей собеседницы, которые забавно шевелились, Сейширо опустил взгляд на ее глаза, стараясь при этом не глядеть ниже, хотя очень хотелось, и, сглотнув, пролепетал, понимая, что голос внезапно куда-то пропал, и он сам не мог сказать, куда именно.
Отлично спалось! — бодро пробормотал он, скребя при этом ногтями по циновке.
Он многое слышал о екаях, но чтобы те вот так оказывались рядом с людьми в одной постели... Хотя, быть может, дело было в той кошке? Это почти заставило Сейширо на мгновение забыть обо всех мыслях об наготе его собеседницы и задуматься. Если подумать, то странно было увидеть ухоженную кошку в лесу, там обитали лишь матерые огромные представители этого несомненно прекрасного рода, но он увидел черную аккуратную кошечку — почти домашнюю — и это было уже странно. Тогда он об этом не подумал — в самом деле, не о чем было думать, потому как лил дождь, а он увидел несчастную кошку, которая сидела в дупле и смотрела на него своими глазами цвета ярчайшего золота, такого, которое он видел лишь в далеком прошлом. И, пожалуй, сам факт того, что кошка сидела в дупле...
Да. Он притащил с собой екая.
Но, кажется, его не собираются сожрать. Это было уже что-то.
Но на всякий случай нужно было поинтересоваться.
А ты та самая, да? Которая сидела внутри дерева. Ко-шеч-ка. Я, в самом деле, удивлен, ты ничего не подумай, но мы же с тобой ничего не... — он повертел пальцами, скривив лицо и громко цыкнув, явно намекая на акт любви. Стать отцом кучи котяток ему не улыбалось. — ... нет ведь? Ты лучшая девочка... кошечка, правда! Я просто интересуюсь!
Он бы отполз подальше от екая, но кошка сидела на нем крепко, да и не то, что очень-то хотелось вот так уничтожать эту неожиданную близость с прекрасным женским телом... Одно дело, дешевые проститутки где-то на окраинах города, и другое дело почти настоящее божество, только еще лучше и красивее. А лучше потому, что никаких молебен ему не нужно, ну, если он точно помнил эти подробности...
Думалось под красивым женским телом плохо.
Но одна мысль — она была связана с этим странным кошачьим акцентом — не давала ему покоя. И, собравшись и глубоко вздохнув, Сейширо попытался сделать серьезное лицо и бодро произнес:
Кошка! Повтори за мной. Вашему пономарю нашего пономаря не пономарить. Наш пономарь вашего пономаря перепономарит.
Он предполагал, как это прозвучит. Если кошка оправдает его ожидания, то он, пожалуй, даже купит ей чего-нибудь вкусного... если хватит денег. Ну или украдет — этот вариант был ближе и реалистичней.
Насколько вообще мог быть реалистичным день, когда он проснулся и обнаружил нагого екая на себе.

+2

5

Понятное дело, что для мужчины подобное пробуждение, а точнее картина, которую он при нем увидел, была, мягко говоря, удивительной. Ведь не каждому смертному самцу выпадает такое счастье, по крайней мере, Адзуса считала себя «счастьем» для любого самца, чтобы на нем поутру голышом нэко-мата посидела, да еще и так бесстыдно задницей и прочими прелестями на животе елозила, того и гляди, норовя спуститься пониже. В общем-то, учитывая ситуацию, да и просто некоторые утренние мужские особенности, она бы сейчас совершенно не удивилась, если бы ей кое-что в ту самую нахальную и совершенно не знающую стыда задницу уперлось. Но пока она все же не съезжала совсем уж близко к его, как любили выражаться сами мужчины, мужскому достоинству, хотя частенько это было слишком уж громким эпитетом. Так что точно сказать, сработала ли физиологическая реакция у доброго незнакомца, она не могла, хотя ради интереса ей хотелось проверить данный момент хвостами, но все же они пока просто торчком торчали у нее за спиной.
- Мдяу, та самая-ня, - довольно улыбаясь и закивав, продолжая шевелить ушами, отозвалась нэко-мата. После чего она лукаво ухмыльнулась, слушая не слишком стройные дознания мужчины о вчерашней ночи. Она чувствовала, что незнакомец ее не боится, что она ему нравится, да и слова его звучали искренне, а потому это было приятно, как если бы ее за ушком почесали, но раз он так переживает за подробности, то надо было с ним поиграться. – Кто зняет, - хитро произнесла Адзуса, после чего сладко потянулась, зажмурившись от удовольствия. – Я так хорошо спала-ня, что сон от яви и не отличишь-ня.
Золотистые глаза смотрели на мужчину нахально, с легкой усмешкой, но в то же время по-доброму, а сама же нэко-мата перебирала пальчиками по груди ее нового знакомого, мурлыкая себе нос какую-то мелодию. Вообще, сейчас она бы с удовольствием его немного подрала когтями или немного укусила, но пока еще контролировала кошачьи позывы. Тем более он внезапно ее удивил совершенно странным вопросом. А точнее просьбой произнести скороговорку.
Интересно, зачем ему? – удивленно подумала Адузса.
- Повторить-ня? – переспросила нэко-мата, после чего, одной рукой обхватила себя под грудью, от чего та только сильнее выпячивалась, а другой приложила пальчик к губам, начав что-то беззвучно проговаривать, задумчиво глядя в потолок. – А! Поняла!
При этом восклицании она даже чуть подпрыгнула на месте, совершенно не подумав, что вообще-то на животе у живого человека сидит, а потому на него же обратно задницей и плюхнулась, да еще и руками в него уперлась. Чего уж она именно поняла, сказать по ее физиономии было сложно, кроме того, что она чем-то, вероятнее всего собой любимой, определенно довольна. Посмотрев с чувством собственного превосходства на мужчину, Адзуса глубоко вздохнула.
- Вашему понямарю няшего понямаря не понямарить. Няш понямарь вашего понямаря перепонямарит! – почти что-то нараспев произнесла нэко-мата, покачиваясь из стороны в сторону с довольным видом. – Ну? У меня получилось-ня?
Наклонившись вперед, она вдруг прижалась своей грудью к торсу мужчины, водя пока еще человеческими ноготками по его груди и заинтересованно заглядывая в лицо собеседника так близко, что казалось вот-вот их губы соприкоснуться. При этом она еще и прогнулась в спине, задрав попу кверху, так что теперь ее новый знакомый мог во всей красе лицезреть ее оттопыренные ягодицы, а так же пару слегка покачивающихся черных хвостов.

Отредактировано Azu-nyan (2017-09-12 16:57:21)

+2

6

Кошечки — это, конечно, хорошо.
Нет, это даже замечательно. Нет ничего лучше кошечек. Даже такой жадный человек, как Гаэн, не мог сказать, что деньги были лучше кошек — просто потому, что кошки были теплыми, ласковыми, а так же привлекали удачу. А потому если он любил кошек — и, конечно же, мандарины — значит, он любил удачу и деньги. И они его тоже — ведь удача, как правило, любила кошек, а кошки любили тех, кто обожал их и одаривал самой искренней любовью.
В общем говоря, если бы Сейширо заставили бы выбирать между кошкой и деньгами, он бы поскрипел зубами, попыхтел бы и взял бы кошку. Просто потому, что он, хотя и был жадным, любил кошек больше. Это было нормально — для него — отдавать предпочтение тому, что ему, казалось бы, было не так необходимо, как деньги, доверять кому-то незнакомому, потому как Сейширо, все еще будучи хитрым ублюдком, в то же время был доверчивым болваном. И только потому бы он выбрал кошку — ведь выбор всегда означал бы, что кошке стала бы угрожать опасность, выбери он деньги.
Однако перспектива провести жаркую ночь вместе с екаем, который обладал кошачьими повадками и внешностью, ему совсем не улыбалась. Потому что человек должен разделять любовь и хобби, и в данном случае любовь к кошкам была именно вторым, а не первым. И увидев, как незнакомка ерзает голой задницей на его животе, Гаэн вдруг понял, что уши у него горят, хотя ничего такого — ну, если подумать — по сути не происходило. Сколько раз он просыпался наедине с голой девушкой, хотя бы, например, с ойран? Да кучу раз! И сейчас было то же самое. Но не совсем. Все же, ни у одной из проституток не было кошачьих ушей, а еще они не каламбурили. Но главное — кошачьи уши.
Или все же каламбуры?
Лицо Сейширо начала стремительно менять цвета, начиная от яркого красного — такого, каким красили тории — и заканчивая оттенками более экзотичного происхождения, присущих в основном бабуинам и рыбкам кои. Кошка не просто повторила то, что он попросил — она сделала это так, что это был едва ли не лучший кошачий каламбур, который он когда-либо слышал. Она промяукала это, промяукала, и не просто промяукала, промяукала это чертовски мило. Если бы ему сказали, что за повторное прослушивание этой фразы с этим акцентом он бы отправился по ту сторону жизни, Сейширо бы еще и доплатил.
Ты лучшая кошечка, которую я когда-либо встречал, — честно сказал он.
И это без шуток.
Его все еще смущало то, что кошка сидела на нем... нет, он любил женские тела — нагие женские тела, важная заметка — но тот факт, что она еще и ерзала на нем, заставлял его уши едва ли не светиться. Женщины и кошки должны были держаться по разные стороны, одних любили в постели, других — просто, но когда это все совмещалось в одной особе, которая-то и не особо смущалась того, что они оба были без одежды, да и движения ее эти... Ну, в общем, это было немного не то. Смущающе, неправильно,
Черт, ну это же... кошка... ну нельзя же!
Задница у нее была подобна сладкому персику, и Сейширо едва остановил руку, чтобы не сделать то, за что потом выгоняли из цветочных районов за неподобающие действия с гейшами. Поджав губы, он, мысленно сокрушаясь, что девица эта оказалась оборотнем, да еще и кошачьим (не была бы кошкой — он бы плюнул на то, что она екай, и тут бы началась долгая странная история о потомках Незримых и Изанами), почти умоляюще произнес:
Только слезь с меня, пожалуйста, а то если я сейчас умру от переизбытка чувств, полученных от взгляда на твой персик, то платить за комнату придется тебе. А это как-то... — он задумался. — Неположено так. Девушкам, да платить за комнату и еду.
Правда еда была бы попозже, но, в любом случае...
Ну почему именно кошка!.. Почему не собака, не обезьяна, не змея какая-нибудь — тогда бы он забыл о том, что она екай, но нет, именно кошка! Будто боги решили повеселиться, смотря на то, как Сейширо мечется между увлечением — кошками, и чувствами, вполне оправданно испытываемыми к нагой девице, которая уселась у него на животе, упираясь еще грудью. Хм-м-м... А может... Он сможет выпросить у нее...
Кошка! У меня к тебе очень серьезный вопрос.
Сейширо чувствовал, как сводит у него скулы от "серьезного" лица, которое он сейчас пытался сделать. Но вопрос был очень важным. И очень серьезным. Правда-правда! Пожалуй, он бы такое не спросил даже у старой знакомой великанши, у которой грудь была едва ли не размером с его голову — а может, ему только так казалось, но в любом случае...
Кошка. Можно я потрогаю тебя за грудь?
Повисла тишина.
За грудь, — повторил он.
Ну, что ж. Он спал ночью с екаем. Ну, не в том самом смысле, в котором обычно это подразумевается, но все так начинается — сначала ты спишь с кошкой, потом с девочкой с кошачьими ушками, а потом... Ну, что будет потом — то будет потом! Это же вам не кицунэ с лисьим мороком, это была просто кошка! У неко-маты же нет таких чар, верно? Да? Или же нет?
Вопрос жизни и смерти.

Отредактировано Gaen Seishirou (2017-09-16 17:10:37)

+1

7

Как ни странно, сидеть вот так вот на этом мужчине ей было вполне себе удобно, даже ни капли не менее удобно, чем, если бы она сейчас была в кошачьем облике. Тем более, мужчина был теплый, а это еще и приятно. Хотя «теплый» – это, наверное, не совсем правильное слово. Ощущение было такое, что у мужчины жар и температура его тела близка к температуре тела самой нэко-маты, а она у нее, собственно, в любом облике была самая настоящая кошачья, а значит, выше, чем у людей. А еще Адзуса прекрасно чувствовала смущение своего нового знакомого, как и непонятные эмоции вроде растерянности. Вот это ей уже было не совсем понятно. Ведь она прекрасно знала, что привлекательна для человеческих самцов, и смущение с покраснением на лице мужчины только подтверждали это. А потому и непонятно было, чего тут теряться. Вот она, вся целиком, какая есть. Только руку протянуть надо. Нет, она, конечно, екай, а некоторые люди их искренне боятся, но вот страха в мужчине она как раз таки совсем не чувствовала. Так что совсем было не понятно, почему он в каком-то странном замешательстве.
Неужели, не знает, что с голыми женщинами делать надо? Хотя, вроде, взрослый… пора бы уже… - рассуждала своими кошачьими мозгами нэко-мата.
Впрочем, он хотя бы приятные вещи говорил, а это тоже было хорошо, тем более, что говорил он явно искренне.
- Спасибо-ня, - только плотнее прижавшись и довольно замурчав, отозвалась Адзуса, аккуратно водя коготками по груди мужчины. – Ты такой милый-ня, когда смущаешься-ня…
Понятное дело, ей было приятно услышать, что она лучшая. Все-таки при всей своей сверхъестественности существом она была довольно простым. Комплименты и внимание любила, так что задобрить ее подобным образом было довольно просто, тем более, что она чувствовала, когда ей врут, особенно при телесном контакте. Она даже решила отблагодарить мужчину, вновь начав вместе с мурчанием распространять свое эмоциональное воздействие, чтобы помочь ему расслабиться и избавить его от той странной растерянности. Вот только следующие слова мужчины ее порядком огорошили. Нэко-мата уж ни как не ожидала, что ее попросят слезть.
Недоуменно покосившись на свою оттопыренную попу и повиляв хвостами, она, отстранившись, вновь уселась на нем подобно всаднице. Теперь уже в ее взгляде легко угадывалась какая-то странная растерянность. Ведь, по всем ощущениям, все шло хорошо. Оставалось только помочь этому доброму человеку окончательно расслабиться и отблагодарить за то, что вчера взял ее под крышу. Уж опыта в том, как сделать смертного мужчину довольным, у нее хватало.
Неужели я ему все-таки не нравлюсь, - с какой-то почти детской обидой, подумала на мгновение Адзуса, хотя и эмоциональные ощущения, исходившие от тела мужчины, говорили совершенно об обратном. Адзуса даже начала подумывать, чтобы переместиться еще ближе к низу его живота, чтобы уже физически почувствовать голой задницей, нравиться она ему или нет. А то вдруг у него просто там какие-то проблемы, а она тут только зря дразнит его разум? Ведь все же на месте было, это она точно ночью убедилась. - Может просто не работает? У смертных самцов такое ведь бывает же? - но от подобных размышлений ее вновь оторвали слова ее нового знакомого. И она моментально просияла самой обворожительной улыбкой, на какую был способно.
- Ой-ой, а я то уж перепугалась-ня! Трогай ня здоровье-ня! Можешь двумя руками-ня, – наклонившись чуть вперед и прогнувшись в спине, от чего ее полная грудь еще сильнее выдалась вперед, будто напрашиваясь в руки, Адзуса с игривой улыбкой посмотрела в лицо мужчина. – Ня? 

Отредактировано Azu-nyan (2017-09-26 01:06:09)

+1


Вы здесь » Оногородзима » Прошлое время » 16.05.1313/ человек и кошка