Добро пожаловать, путник!
Мы рады приветствовать тебя в Оногородзиме, на земле Ямато; в мире людей, плотно сосуществующим с ёкаями, богами и сверхъестественным.
Оногоро — это ролевая в жанре средневекового фэнтези по мотивам японской мифологии и восточных традиций, со своим оммёдо, самураями и историей. Ролевая только-только начинает свой путь, но всё великое, как известно, начинается с малого!

фэнтези, приключения • NC-17 (сэйнен) • аниме/рисунки


Полезные ссылки и актуальные акции:

» Гостевая » FAQ » Шаблон анкеты » Внешности
» География » Страны и организации » История » Расы
» Квестовая » Мистицизм » Вопросы » Уклад Оногоро


Оногородзима

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Оногородзима » Настоящее время » Повесть о гейше Норо [01.08.1314, остров Касадо]


Повесть о гейше Норо [01.08.1314, остров Касадо]

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

Тодо Такатора, Гаэн Сейширо, Нанаши Минашиго
https://i.imgur.com/ikeTfo4.gif
Норо-моногатари


Под покровом ночи ронин Каору из опального клана Асано похитил Норо - молодую и талантливую гейшу из чайного дома Накасу. Слухи разнятся: городские сплетницы рассказывают об истории трагичной любви, помехой которой стала бедность и опальный статус ронина, в то время как злые языки утверждают, что он собирается запросить выкуп за одну из самых популярных девушек Накасу.
Что же происходит на самом деле? Так ли всё просто, как кажется на первый взгляд? Способны ли три головореза, которых отрядили на поиски Норо, принять правильное решение?
Откроем же свиток "Норо-моногатари" и узнаем!

Отредактировано Todo Takatora (2017-09-06 15:14:33)

+3

2

Жизнь наёмника нестабильна, а потому сложна и при этом интересна. Если спросить об этом Такатору, то она, конечно же, ответит, что её всё устраивает, с улыбкой оглядываясь на уже выполненные задания и вспоминая самые яркие моменты последних приключений. Если задать ей этот вопрос посреди напряжённой драки не на жизнь, а насмерть, то примерно в половине случаев она ответит одним из знаменитых ругательных слов дома Соджи, за которое в приличном обществе принято сразу же вызывать на дуэль.
Порой даже простые, на первый взгляд, задания порой перерастали в такой невообразимый клубок интриг, что даже Ками с интересом поглядывали на развернувшееся представление, будто зрители в театре кабуки. Актёрам же, при этом было не до смеха - попробуй разобраться в сотнях хитросплетений и родовых связях, когда тебя послали всего-то добыть нефритовую черепаху, украденную каким-то бандитом! Да ещё и за ограниченное время, ведь иначе простой спор превратится в смертоубийство, за которое никто платить не будет, а наоборот, объявят ещё преступником и повесят портреты на каждой доске, чтобы люди знали, кого искать.
С другой стороны, некоторые невероятно сложные на первый взгляд ситуации решались предельно просто. Например, двухдневный инструктаж от параноидального оммёдзи Киришимы по использованию амулетов против ожившего колдуна Нобухиро не пригодился - лишённая кожи черепушка злодея раскололась на части от одного удара ножнами, пока тот готовил зловещее проклятие. Судя по всему, Вселенная просто старалась компенсировать подобные просчёты в мироздании.
Поэтому никто не знал, чем обернутся поиски пропавшей гейши Норо. Как наиболее внушительный представитель компании из трёх наёмников, Такатора беседовала с самим стариком Накасу. Её боевой внешний вид и шрамы должны были внушить нанимателю, что девушку вернут обратно, а преступник, как бы хорошо он не владел мечом, не станет для этого препятствием. Благо, за грубой силой и внешней простотой женщины скрывался расчётливый воин, подкованный как в боях, так и в переговорах. Пока Нанаши пользовался своим обаянием, выясняя слухи на улицах, а Гаэн связывался с местными воротилами, Такатора выторговывала для компании наиболее выгодные условия и достойную оплату:
- Вернуть живого человека - это целое искусство, Накасу-домо. Это не шкатулка с драгоценностями, которую можно сунуть за пазуху, - аргументировала Тодо, поигрывая трубкой-кисеру. - Ведь, в случае непредвиденных обстоятельств, мы будем закрывать девушку своими телами, чтобы она осталась невредимой.
Слово за слово, и старик был вынужден сдаться аргументам великанши.
В условленном месте у западной дороги, ведущей в лес, Такатора встретила своих друзей, небрежно подбрасывая мешочек, в котором приятно звенел их аванс.
- Ничего нового от старика не узнала. Он всё время распинался, какая его Норо замечательная, как его чайный дом скорбит о такой потере и как он бедствует без посетителей. А сам чуть ли не на мешке с золотом сидит. Тьфу!
Женщина поправила висящий на поясе меч и внимательно посмотрела сначала на Нанаши, а затем на Гаэна:
- Что у вас?

Отредактировано Todo Takatora (2017-09-08 15:04:16)

+3

3

Хираи Гинджи говорил: «Если тебе нужна информация, то ищи ее у диких собак, а не у домашних кошек.»
Иногда он говорил очень странные вещи, этот Хираи Гинджи. Но совету Сейширо внял — и, когда им поступило предложение (он не был уверен, что оно не было выбито, но предпочел не думать об этом), он отправился прямиком на грязные улочки города, находившиеся на окраинах ханамачи — то есть, собственно, самого района гейш, где и произошло ужасающее по силе своей наглости похищение. В тех местах он пересекался с районами менее роскошными и красивыми, теми, где люди искали развлечения более низменные и похотливые, в общем говоря — в юкаку, район проституток, где легко можно было наткнуться на людей, которые знали обо всем, но говорили лишь за определенную плату. В последнее время деньги у Сейширо водились — вот уж удивительно, вероятно, это было очарование (не иначе, как кулачное) Такаторы и Нанаши, которые не давали тратиться ему на всякий хлам — и сегодня он собирался отдать их в обмен на необходимую информацию... или не отдать. В любом случае, план в голове у Гаэн сформировался, и он отправился в один из публичных домов, совмещенных с игорным, где должен был находиться человек, который наверняка знал о случившемся.
Информацию нужно было выяснять у воров — они были мастерами знать все о том, что где-либо происходило.
На пороге здания его встретила симпатичная девушка, которая крепко схватила его за руку и отвела за собой, стоило ей услышать, чьим именем он представился — а ради информации Гаэн решил не скрываться и представился, как один из людей Гинджи, благо имя его все еще было на ушах у большей части подполья — и, рухнув на колени перед грозного вида мужчиной, сидевшим за котацу в окружении симпатичных ойран, поглядывавших на Сейширо с легким недоверием и усмешкой. Впрочем, мужчина не улыбался.
Хуже — он нагло усмехался, потому что узнал, кто перед ним стоял. А Гаэн прекрасно помнил о том, что именно в этом городе обитал воровской клан «Бумажных Фонариков», который был ответственен за целую кучу дерзких краж, и перед ним сидел его  глава, Саваширо Нацумэ. Иногда информация, полученная в прошлом, пригождалась ему, и Сейширо, улыбнувшись в ответ, слегка поклонился. Жестом отослав девицу-прислужницу назад, Гаэн резким движением забрался на один уровень с котацу и сел за него, косо поглядывая по сторонам. Вокруг было шумно, народ играл в чинчиро и развлекался прочими безобидными играми — потому как менее безобидные происходили наверху, вестимо, в окружении симпатичных девиц — и Сейширо, почесав шею, бросил вполне безобидную фразу в сторону Нацумэ.
Они поговорили о делах прошедших дней, после чего известный вор предложил сыграть в сёги. Расставляя фишки на доске, он лениво — Сейширо приметил, как дрогнула его рука, когда он задал вопрос — поинтересовался:
И что привело тебя в это место? Только не говори, что соскучился.
Он опасался, что его сдадут отделу по борьбе с грабежами и поджогами — конечно, территория города не принадлежала Гинджи, но если бы Гаэн запихнул Нацумэ в бочку и отвез ее к своему бывшему мастеру, то вора осудили бы по всей строгости закона. А терять голову не хотелось никому... Гаэн сделал первый ход, после чего достал кисэру и, с позволения Нацумэ, наполнил ее табаком. Закурив, он повертел трубку в руках, после чего покосился на вора, раздумывавшего над ответным ходом. Проститутки рядом с ним начинали скучать, и мужчина раздраженно отослал их прочь.
Кому ты нужен, старый дурак! — вор закатил глаза, после чего Гаэн довольно хмыкнул, — У меня тут работа, понимаешь ли, связанная с воровством. А кто у нас самый лучший вор в округе? Ну, ну, не задирай нос, я конечно же не о тебе, но помимо тебя, дурака эдакого, я тут больше никого не знаю. Ну так вот. Ты наверняка слышал, что недавно из чайного домика похитили молодую гейшу.
А! Норо! Я наслышал, — Нацумэ сделал следующий шаг и довольно покосился на Гаэн. Тот постучал трубкой о поверхность столика, оставляя на ней следы от табака. — А как связан ты и эта гейша? Что, хотел выкупить бедную девушку и жениться на ней? Она твоего лица-то не испугалась? Хотя я слышал, девочки помоложе любят преступников, но у которых благородный профиль, а не... Ай-ай, ну не надо пинаться!
Сейширо хотел было возмутиться и заявить, что его сердце если и принадлежит кому-то, то только господину Хира... то есть, деньгам и только им, конечно же, а если искать среди женщин, то это место займет Хацумото, так что молодые девочки его не интересовали, а боевые товарищи — вроде Такаторы — скорее отпугивали, но отвечать на провокацию было себе дороже, а потому, лишь сильно пнув Нацумэ под столом, вызвав у того приступ смеха, Сейширо сделал новый ход на игровой доске и постучал ногтем об нее.
Владелец местной окейи устроил настоящую панику, потому что молодые гейши проходят такую стажировку, что наши похождения в молодости покажутся ей лишь смешной историей, похожей на миф. Представь, сколько денег он потратил на ее обучение. Он ради нее кровавую жертву принесет, потому что молоденькие гейши несут деньги чайным домам и окейям. И если даже твоя наглая морда слышала о том, что бедняжку Нору похитили, то мне было бы интересно узнать о том, как обстоят дела с... обстоятельствами.
Однако, после этого они не поднимали эту тему, сыграв несколько партий в сеги. Это было негласное правило в подполье, которое было тесно связано с азартными играми — сначала игра, а потом информация, и ее количество зависело от того, как успешно ты действовал при поставленных условиях. Информацию по итогам получали все, но если ты выходил победителем из всех партий, то ты получал ее в полной мере, а если же проигрывал, то тебе доставался жалкий огрызок. Если Гаэн сейчас проиграет, то будет больше толку от Нанаши, который вертелся где-то на улицах в поисках слухов, а не от него. Но сегодня Сейширо не пил, а настроение у него было не таким уж и разгильдяйским — наверное, и правда волшебное влияние спутников — а потому несколько партий остались за ним.
Нацумэ почесал голову трубкой, после чего воровато оглянулся по сторонам.
Сейчас на подпольном рынке популярно продавать молодых девушек. Я, конечно, предпочитаю только золото, но с торговцами людьми тоже имел дело, — Саваширо лукаво посмотрел на Сейширо и захихикал. — Поговаривают, один молодой ронин объявил, что хочет выкупить мизуаж малышки Норо, даже заплатил, но стоило настать роковой ночи, когда юная девушка должна была стать женщиной, как их обоих след простыл. Многие говорят, что они просто сбежали вместе, как в романтических легендах, но я предполагаю, что юнец решил продать девушку на рынке. Сам посуди: она девственница, молода и красива, еще и на сямисэне играть умеет, и чай нальет так, что ты всю ее ручку облюбуешь. За такой товар он не только отобьет деньги, заплаченные за мизуаж, но и сам в плюсе останется.
Однако, спустя мгновение Саваширо рассмеялся, вызвав со стороны Сейширо недоуменный взгляд.
Но на рынке нужно торговаться, а хозяин окейи готов заплатить за Норо столько, сколько за нее на рынке не заплатят, и все по тем же причинам. Своим существованием она отобьет потери за ее выкуп обратно, да и договориться со стариком ронину будет проще, чем с торговцами в подполье. Плюс я не слышал о том, что кто-то решил продать молодую гейшу на рынке, а значит, он чего-то ждет. И если бы он решил договориться с торговцами, то не стал бы тянуть, ведь чем дольше пташка находится вне своей клетки, тем менее красиво она выглядит.
После этого они простились — Гаэн пожелал Нацумэ удачи в его воровских делах и посоветовал не лезть в столицу, где у Хираи были уши везде, даже в самых грязных и злачных местах, а сам вор посоветовал начать поиски Норо скорее, ведь чем быстрее они ее вернут, тем свежее будет выглядеть девушка, и тем больше денег можно будет выторговывать у владельца окейи за возвращение украденной девушки. Покинув игровой дом, Гаэн еще долгое время смотрел по сторонам, в частности на ойран, сидевших за брусьями клеток и подзывавших его жестами, после чего направился к условленному месту, где они с Нанаши и Такаторой договорились встретиться.
Увидев деньги, которые держала в руках женщина, Сейширо шумно выдохнул, уже мысленно предполагая, как можно было бы увеличить их количество, сыграв в маджонг с каким-нибудь богатеньким дурачком... Он кратко пересказал историю, услышанную от Нацумэ своим спутникам, после чего почесал пальцем висок и пробормотал:
Надо найти его скорее, чем этот бродяга предложит выкуп за гейшу. Так мы сможем запросить денег в два раза больше, чем положено, или чем хотел он, и останемся в плюсе, а если он успеет вперед нас, то и смысла трогать его не будет — хозяин скорее отдаст деньги ему, нежели нам.
Иногда он мыслил слишком меркантильно.

+3

4

-…сия история, вне всяких сомнений, может и станет великолепной основой для чудесной поэмы! – Нанаши схватил девушку-торговку за руку и тут же одёрнул себя. Его бледные щёки залил румянец, и он спешно отвёл глаза. – Ах, простите мне этот порыв, госпожа… Мне сложно бывает сдержать свои эмоции… Прошу, расскажите всё, что знаете! Что я могу сделать, чтобы Вы поведали мне её?..
- Ах, право же… я не знаю…
-Прошу Вас, госпожа! Горе мне, если я упущу этот шанс!..
  Минашиго мысленно закатил глаза и издал стон не слишком героически умирающего самурая. Доколе!..

  Получив заказ их маленький отряд разделился. Такатора, как неформальный лидер и самый… внушительный член команды, отправилась к господину чайного дома, Сейширо отправился к местным… криминальным элементам, которых превосходно знал (ну ещё бы…), ну а полукровка взялся за улицы, торговцев и местные рёканы.
  Вариантов было несколько – друг ронина, ставшего зачинщиком всего переполоха, родственник самой Норы, охранник чайного дома… каждый был в чём-то плох.  Бродяга никогда не видел ни саму гейшу, ни её похитителя, и не смог бы ответить ничего путного в случае провокационных вопросов. Вдобавок, каждому из них могли соврать сочувствующие той или иной стороне данного конфликта.
  Поэтому Нанаши подошёл к вопросу творчески и представлялся бродячим поэтом, мечтавшим встретится с прекрасной гейшей, но вместо этого  узнавший «захватывающую и драматичную историю её любовного побега с достойным мужем».  Которая, разумеется, была достойна целой поэмы. И, разумеется, подробности для этой самой поэмы нужны были ему из первых рук!
  Мужчины на это покупались не слишком охотно, но на них юноша особой ставки и не делал. А вот женщины, в большинстве своём, обожавшие не только всевозможные сплетни и слухи, но и красивые истории любви (а так же красивых молодых поэтов с лихорадочным блеском в глазах) довольно охотно старались помочь.
  Другое дело, что большая часть их болтовни не несла особой практической пользы и представляла собой милое и смущённое щебетание, завистливые или восхищённые вздохи, просьбы прочитать что-нибудь из стихов (и ведь приходилось читать!..) а то и вовсе не имевшие к делу отношения вещи.
  Всё это было… долго. Он не решился бы сказать сколько: в какой-то момент, расспрашивая десятую, а, может, двухсотую представительницу слабого пола Минашиго начисто потерял счёт времени и сам едва не начал верить, что он бродячий поэт, мечтающий о новом материале.
  Впрочем, полукровка шёл к месту встречи не с пустыми руками, а довольно интересным уловом, который смог-таки добыть в бесполезной череде сплетен и уличных разговоров.
- Иногда я думаю, что ты и сам себя продал бы в рабство, если бы получил выгодную цену… - С неизменно серьёзным лицом съехидничал Минашиго, когда Гаэн закончил говорить, а затем посмотрел на Такатору. – Не берусь судить, насколько прав Сейширо, но некоторые в толпе говорят то же самое. Не знаю, стоит ли этому верить, но теперь вся эта история выглядит… грязновато. И совсем неподходящей для «прекрасной поэмы о чуде любви и беглецах» которую с меня спросит, наверное, полгорода…
  Если честно, полукровка и сам предпочёл бы такую историю, но поводов для сомнений хватало, а способ выяснить это был только один. К счастью, в мутной воде болтовни и слухов ему удалось нашарить нить к нему и их возможно вознаграждению. Не слишком надёжную, но...
- Ладно, это всё пустое. Важно вот что: как минимум несколько человек утверждают, что видели наших беглецов и при этом их ответы не противоречат друг другу. Простите, сам понимаю, что это не слишком много, но… по крайней мере, нам есть с чего начать. К северу отсюда, рядом с озёрами, должен быть рёкан на перепутье дорог. «Приют Лебедя». Могу лишь предложить начать оттуда.
  Бродяга ласково потрепала по голове миниатюрного лисёка, выглядывающего из дорожной сумки на боку коня и оглянулся на товарищей:
- Или у нас есть более надёжные варианты, о которых вы умолчали?

Отредактировано Nanashi (2017-09-13 16:36:12)

+2

5

Гаэн был негодяем - жадным и жуликоватым, но при этом чертовски полезным и преданным своим товарищам. Однако даже в таких случаях наружу нет-нет да прорывалась его меркантильная сущность, ради хорошего куска готовая опуститься до продажи людей. Такатора же, наоборот, искренне верила в то, что она относительно справедливый и честный человек, и чётко соблюдала свои стандарты, когда вела подобные дела. Пункт "похищение с выкупом" был на первом месте в её списке запрещённых и вредных для кармы действий.
- Никакого жульничества. Мы находим гейшу, возвращаем гейшу, получаем деньги - покачала головой Тодо. - По крайней мере, мне хочется в это верить. Старик хоть и жадный, но заплатит честно - это по глазам видно, поэтому дурить его не вижу причин.
Возможно, стоило подкрепить свои слова подзатыльником, но Такатора была не тем человеком, который распускает руки по любому поводу. К чести Сейширо (если таковая вообще существовала) он всё же добыл интересную информацию, прямиком из рук преступных синдикатов, большая часть которых разбегалась при одном виде Такаторы, шагающей по улице. Женщина призадумалась, переваривая информацию, которую ей сообщили товарищи.
- Версия Гаэна выглядит правдоподобной. Преступники выручают за красивых девушек огромные деньги в обход рогатых торгашей с Хирано. Я была в тех краях и могу подтвердить, что услугами похитителей пользуются не только якудза, но и высокопоставленные чиновники, у которых карман всегда открыт на грязные дела, - мрачно произнесла Такатора. - С другой стороны, наш ронин одинок, в бандах не светился, а клан Асано уже лет пять как развалился. Таким бродягам вход на подпольный рынок заказан - только если он слишком уж самоуверенный и наглый. Прирежут как пить дать...
Такаторе, несмотря на её суровое сердце воина, искренне хотелось верить в чудесную любовную историю. Однако с реальной точки зрения это было крайне непрактично - если они найдут парочку в объятиях друг друга, то вряд ли попытка вернуть гейшу в чайный дом пройдёт гладко. Женщина не по наслышке знала, на что готовы обученные драться бродяги, которым нечего терять, да и разлучать влюблённых было неправильно, как не посмотри.
Похитить же гейшу против её воли ронин вряд ли бы сумел - Накасу раскошелился на охранников и даже повесил перед входом определяющие амулеты оммёдзи. Безделушками они точно не были - даже Тодо, демоническая кровь которой была щедро разбавлена человеческой, чувствовала, как на неё давит эта сила, поэтому залётный ёкай также исключался. Быть может, Каору заставил девушку обманом помочь ему, а может применил какой-то трюк, незнакомый даже видавшему виды Гаэну. В этом тожде предстояло разобраться.
Такатора запустила руку в волосы и заключила:
- В любом случае зацепка у нас есть. Времени прошло не так уж много, если наши голубки куда и упорхнули - то на жёрдочку в "Приют Лебедя", а там кто-нибудь глазастый наверняка их видел. Другой информации у нас всё равно нет, если только твой лис не умеет искать следы по запаху.
С этими словами наёмники и отправились в путь - к первому, но далеко не последнему пункту в их путешествии.

Отредактировано Todo Takatora (2017-09-19 15:03:25)

+3

6

Иногда Нанаши говорил слишком много.
Слишком много правдивых вещей!
Сейширо возмущенно поджал губы в ответ на колкое замечание парня, но все же промолчал, мысленно прикидывая, сколько бы ему дали денег, если бы он сам продал себя в рабство. Он не был Такаторой, например — его сила наверняка не была бы слишком хорошо оценена, да и владел мечом он не искусно, как хотелось бы большей части рынка. Он не был Нанаши — у него не было симпатичной внешности, приятного голоса и способности очаровывать дам одним лишь взглядом... Так, стоп-стоп-стоп, с чего это он вообще оценивает себя? Прищурившись, он еще раз покосился на Нанаши, прикидывая, готов ли тот был к тому, что Гаэн начнет рассуждать об этом вслух, и если да, то как бы отреагировал. Но, к счастью, этого все же не произошло, Сейширо возмущенно попыхтел, но не произнес ни слова, мысленно согласившись с собой, что пожалуй, за предложение продать себя в рабство за большие деньги... Да, пожалуй, он бы согласился, но...
Но речь не об этом!
Это ты думаешь, что он честный, я таких знаю — сначала обманут тебя милым видом, а потом сиди горюй. Я на такого работал! — широко раскрыв глаза, проворчал Сейширо. — Не недооценивай стариков, они такие же жулики, как и я, даже хуже... Честные люди чайные домики не держат! Ну, в любом случае...
Он недовольно дернул плечом, когда Такатарора упомянула якудза. Ему мгновенно захотелось ощериться и сказать, что это не так — он знал якудза как свои пять пальцев (не те, которые были отрезаны), их интересовали совершенно не такие вещи, по крайней мере тех, кого знал он — а это были люди довольно состоятельные и влиятельные. Возможно, ему просто везло на тех, кому не было дела до похищений, а вот более мелкие кланы могли бы использовать подобное в своих планах... Ну, в общем-то, сейчас это было неважно, это было мимолетное воспоминание, проскочившее у него в голове. Якудза остались в прошлом, он распрощался с ними до того времени, как Гинджи закрепил его какую-никакую принадлежность к этому татуировкой, сейчас у него были проблемы куда более обыденные — в белой пудре, с алыми линиями на глазах и с оби, которое невозможно снять самостоятельно. О да, гейши.
Он потер подбородок и покачал головой.
Ты просто не знаешь, на что готовы пойти люди ради наживы. Такое самоубийство — вроде похожа на подпольный рынок — это лишь малая часть того, что сможет вытворить этот парень. Но я все же думаю, что он действительно будет требовать деньги у владельца окейи, потому что это безопасней, и старик с радостью заплатит за вашу эту Норо. Так что нам нужно найти его быстрее, чем он забрал себе наши деньги за ее спасение, — скребя по подбородку ногтями, Гаэн важно кивнул. — Да. Именно так. Ну же, идем! «Приют Лебедя», ты сказал?..
Путь обошелся без особых приключений, никто даже не споткнулся — природа вокруг жила отдельно от путешественников, видимо, решив не связываться с двумя полукровками и одним жуликом, потому как это могло грозить сожженным лесом и падением цены на мех на ближайших рынках, ведь туда поступили бы новые шкурки. В любом случае, до рекана они добрались достаточно быстро, и Сейширо, махнув рукой Такаторе, мол, он пойдет первым с Нанаши, потому как один ее вид почти мгновенно привлекал к себе все внимание, осторожно вошел внутрь и оглянулся. В холле было достаточно спокойно, а хозяин, сидевший за одним из столиком — Гаэн моментально приметил его по одеянию, что было богаче украшено, чем у остальных присутствующих — со скучающим видом ковырялся палочкой для еды под ногтями. Проигнорировав это не самое приятное зрелище, Сейширо кивнул спутнику и осторожно выдвинулся к столику.
Однако рядом с ним он почти прыжком оказался рядом с хозяином и, широко раскрыв глаза, почти проскулил:
Хозяин! Беда!
Хозяин испуганно вскинул на него взгляд, явно не понимая, кто перед ним стоит. Однако Сейширо прекрасно понимал, что рекан в таком месте (рядом-то с местом обитания клана «Бумажных Фонариков») не простоял бы слишком долго в целости и сохранности, а значит, этот человек точно кому-то отстегивал за то, чтобы воры его не трогали. Теперь нужно было сыграть на чувствах этого богатого остолопа, заговорив ему зубы. Выразительно посмотрев на Нанаши, прося его подыграть ему в обмане несчастного человека, Сейширо вновь повернулся к хозяину гостиницы и состроил еще более испуганный взгляд, едва ли не роняя слезы.
К-какая беда?!
За паникой и тряской — Гаэн крепко держал его за плечи, делая вид, что хозяин от новости может упасть и потерять сознание — тот, кажется, не обратил внимание на то, что перед ним стояли совершенно незнакомые люди. Но, впрочем, самая типичнейшая внешность Сейширо позволяла ему творить подобное, потому как за всеми действиями, которые он совершал, у хозяина не было времени особо разглядывать его лицо. А вот Нанаши — другое дело. Но на этот случай у Гаэн был план. Он указал рукой на спутника и продолжал дрожащим голосом:
В-вы понимаете, господин, наш дорогой друг и посланник от наших покровителем, — Гаэн возвел взгляд к потолку, дескать, так сильно он их уважал, — сообщил нам ужасающую новость! Да, Урамеши-кун?! Ну так вот, вы наверняка слышали о ворах, которые обитают в городе рядом, и...
Он не успел договорить, как мужчина крепко схватил его за руку. Взгляд его выражал лишь испуг — отлично, задание «наврать так, что бедняга почти потеряет рассудок» было почти выполнено, осталось лишь добить старика и выяснить необходимую им информацию. Это было гораздо быстрее и эффективнее аккуратного вытягивания из него вестей, ведь за то бы наверняка пришлось бы платить деньги, а тут они получали информацию совершенно бесплатно.
И что они?!
Ох! Они... — Сейширо широко раскрыл глаза и раздул ноздри, — ... они решили нанести удар по нашему покровителю, Урамеши-кун подтвердит! И прежде всего они прошлой ночью атаковали всех тех, кто сотрудничал с нашими господами, ведь это будет иметь ужасающие последствия!
Мужчина был бледен, аки полотно. Отлично! Сейчас он наверняка не думал о том, что Гаэн и Нанаши были людьми, которых он ни разу не видел за всю свою жизнь. Состроив серьезное лицо, Гаэн посмотрел в глаза хозяину и вымученно сказал:
Господин. Они украли «это».
Судя по бегающему взгляду старика, «это» действительно существовало, пусть никто его и не крал.
Это сделал человек, который представляется ронином... Но о нем знает Урамеши-кун! Да, Урамеши-кун? — Сейширо вновь бросил на него выразительный взгляд. — Он следует по следам преступника вместе с наемником, пока этот человек далеко не ушел, мы все еще можем вернуть «это»!.. И не дай божества о нем узнает отдел по борьбе с поджогами и грабежами, да вам за сотрудничество с нашими господами головы не сносить!.. Никому из нас!
Лицо хозяина рекана стало настолько белым, что на нем можно было бы тренироваться в каллиграфии. Сейширо услужливо отступил назад, уступая место Нанаши — теперь роль оставалась лишь за ним и его подвешенным языком.

+1

7

Отправляемся. – Полукровка коротко кивнул компаньонам. – Думаю… надеюсь, путь не замёт много времени.
  «Не хотелось бы упустить прекрасную поэму… проклятье, какую ещё поэму…»
  Помотав головой, точно надеясь вытряхнуть из головы лишние мысли и стряхнуть с лица слишком уж приставшую маску юного поэта, Минашиго тронул пятками коня.
  Дорога и впрямь пролетела быстро: их не ждали завалы деревьев (хотя они не были проблемой), не подстерегали хищные звери и нанятые ронином-беглецом головорезы (они, наверное, тоже), и троица даже не заблудилась (а вот это уже было опасно), так как вовремя вспомнила про карту в сумке Нанаши и даже нашла относительно короткий путь.
  Рёкан выглядел вполне прилично и, судя по внешнему виду и тихому, мирному окружению, жил себе спокойно своей жизнь, не зная никаких особых приключений, проблем с беглыми возлюбленными и смертоубийствами из-за гейш и их рыночной стоимости.
Прости, Тора. – Нанаши нравилось обращаться к женщине именно так: ему не слишком нравилось звучание «Тодо», а «Такатора-сан/сама/доно» он считал слишком уж официальным для их нынешних отношений, используя лишь в тех случаях, когда хотел подразнить воительницу. – Но я попрошу тебя остаться снаружи. Уж слишком выразительный и угрожающий у тебя вид, а запугать местных мы ещё успеем. И ты, дружок, посиди здесь. – Похлопав лисёнка по голове, прибавил он. – У тебя, знаешь ли, тоже больно устрашающий облик!
  Гаэн ужал всё это в один короткий взмах рукой и уже ждал его у двери. Ну что же, посмотрим, что им удастся узнать.
  Юноша, скрепя сердце, уже приготовился снова влезть в шкуру тоскующего поэта и отдать Сейширо роль своего телохранителя, но тот решил иначе. В конце концов, кто лучше знает и понимает жулика, чем другой жулик? Разве что тот, кто работает в пыточных подвалах…
  И вот буквально со входа Гаэн уже разыгрывает перед ним, публикой и хозяином «Приюта» настоящую комедию, бывшей, судя по цвету и выражению лица этого самого хозяина, комедией лишь для её исполнителей.
  «Отличная работа!» – Мысленно поблагодарил напарника полукровка. Восхитительная импровизация. Сам он потратил бы не меньше получаса и добыл бы, наверное, обрывки и слухи (конечно, если исключить варианты «подкуп», «допрос» и «силовые методы воздействия»), но сейчас…
  Перепуганный мужчина явно был готов выложить всё что угодно со всеми подробностями, лишь бы не прогневать «господ». Его глаза бегали, как пара затравленных огнём крыс, а губы дрожали.
Этот разговор не для чужих ушей. – Негромко, полушёпотом произнёс Нанаши, наклоняясь и глядя в глаза владельцу рёкана. – Но мой помощник слишком уж напуган… возможными последствиями… наказанием. И его можно понять. Впрочем, всего этого ещё можно избежать, если Вы окажете нам… посильную помощь в решении этого досадного… происшествия.
  Мужчина смотрел то на отчаянно паникующего Сейширо, то на равнодушного, словно статуя, Минашиго, и ему, мягко говоря, было не по себе.  Юноша отлично знал, что его холодные жёлтые глаза, равнодушный голос и нарочито туманные, обтекаемые формулировки в таких ситуациях пугали куда сильнее, чем громовой рёв Такаторы.
  Полукровка сел за стол прямо напротив хозяина заведения и вперил в него всё такой же равнодушный, немигающий взгляд. Выждав с минуту, он заговорил – всё тем же тихим, равнодушным голосом:
Видите ли, любезный… произошедшее очень огорчило меня и людей… выше меня. Грязная история, каких ещё не было… Этот мужчина, ронин. Вы могли не запомнить его, разумеется, но вне всяких сомнений обратили внимание на девушку, его спутницу – юную особу волшебной красоты. Верно?..
  Полукровка слегка повысил голос, когда владелец рёкана замешкался с ответом, словно не зная, можно ли ему говорить. Мужчина торопливо закивал. Отлично. Значит, они на верном пути.
Стало быть, Вы действительно дали им приют… досадно, досадно… Не состоите же Вы с ними в сговоре, верно?.. Нет? – Несчастный так яростно замотал головой, словно хотел оторвать её от шеи. – Очень на это надеюсь… Но вернёмся к делу. Эта особа, бывшая, вне всяких сомнений, в сговоре с уже упомянутым ронином, была приглашена гейшей на вечер к одному из… весьма влиятельных людей. Никаких имён, с Вашего позволения, я не назову – нам не нужны лишние слухи, которые, к величайшему огорчению пославших меня людей, уже начали распространяться по округе. Но вернёмся к делу. И гейша, воспользовавшись своей красотой, обаянием и добротой… этого человека, втёрлась ему в доверие… а затем предала, выкрав… то, что, пожалуй, не стоит упоминать в столь людном месте даже шёпотом. Я думаю, Вы и сами понимаете, что произошедшее чревато, если мы не успеем вернуть… это в срок, а так же изловить и наказать предателей… ведь понимаете? И вот тут нам и нужна Ваша помощь…
  Через десять минут парочка вышла на улицу, сопровождаемая всё ещё трясущимся и бледным, как бумага, хозяином рёкана. Мужчина снабдил их не только подробнейшим описанием внешности беглецов, но и показал их возможный маршрут на карте. Который, к немалому, надо признать, сожалению Нанаши шёл примерно так, как и предположил Сейширо. Куда-то в сторону сходок подпольных дельцов и нечистых на руку и совесть личностей.
  «Плакала моя поэма… или врать придётся. «Художественный вымысел», будь он неладен…»
Благодарю за содействие и помощь, любезный. – С некоторыми нотками сочувствия произнёс Нанаши. – Обещаю, Ваша помощь не будет забыта. Возможно… возможно даже в случае неудачи господин проявит некоторое… снисхождение… Ну зачем же так бояться, Вы ведь не знали, что приютили подлецов и воров…
  Сломленный и сгорбленный, кажется, даже поседевший, владелец рёкана побрёл обратно в заведение на подкашивающихся ногах. Бедняга. Впрочем, сам должен был понимать, на что идёт, связываясь с… «влиятельными людьми».
Как скоро они узнают, что вся наша с тобой блестящая… нет, правда, ты отлично это придумал… так вот, как скоро они узнают, что мы придумали всю эту историю про «это» и «влиятельного господина» «от» и «до»? Я просто предлагаю… не останавливаться здесь на обратном пути. – Покачав головой, произнёс Минашиго, глядя на своего товарища. – Я уже сказал, что ты это отлично придумал, да?.. Скажу ещё раз. Ладно, пойдём, Тора, наверное, уже заждалась.

Отредактировано Nanashi (2017-09-17 15:20:06)

+1

8

К "Приюту Лебедя" компания добиралась без малого почти два часа. По пути Такатора прикидывала, насколько далеко сейчас могут уйти беглецы - ночью, окольными путями, продираясь через кусты, чтобы не попасться патрульным. Скорее всего на побег была потрачена большая часть ночи, а в рёкане они либо задержались (и существует отличный шанс застать их врасплох, существенно облегчая себе работу), либо ронина встретили сообщники.
Тодо выругалась про себя. Если похититель был не один, да ещё и заготовил коня, пусть и самого захудалого, то проблем не оберёшься - выигрыш в скорости у них был приличный. Гораздо удобней верить в то, что Каору всё же был одиночкой, и уйти далеко со своей потенциальной возлюбленной не успел. Так наёмники смогли бы настигнуть их ещё до следующего полудня при условии, что в "Приюте Лебедя" будет нужная информация. Слишком много факторов, слишком мало реальных фактов.
Рёкан выглядел достаточно солидно, чтобы в нём мог остановиться самурай, не посчитав это оскорблением своей чести, но в то же время достаточно просто, чтобы заманить в свои цепкие объятия путешественников. Большая часть постояльцев разошлась по своим делам, и на троицу обратили внимание лишь пара человек, да ленивый бесхвостый кот на ветке вишни. Впрочем, местные быстро потеряли интерес и вернулись к своему обсуждению, стоило только Такаторе недобро на них зыркнуть, и лишь кот, рискуя одной из своих девяти жизней, продолжал лениво глазеть единственным глазом. Похоже, своими сверхъестественными кошачьими чувствами он почуял нарастающий переполох и приготовился скрыться в ближайших зарослях.
- Вы уж постарайтесь, - ухмыльнулась воительница вслед двум проходимцам. Воистину, все хитрецы мира понимают друг друга с полуслова, даже если один из глубинки Касадо, а второй - ёкай из Миядзаки! Себя же Тодо к хитрецам не относила, хоть и имела подвешенный язык, поэтому без особых протестов давала своим друзьям разгуляться в деле убалтывания и выяснения информации.
Присев у сакуры, Такатора извлекла из складок одежды огниво и трубку, ловко двинула пальцами - и воздух наполнил запах табака. Одноглазый кот, потревоженный поднимающимся дымом, сполз по стволу, недобро оглядывая женщину, после чего вступил в перепалку с лисёнком, намереваясь прогнать рыжего пришельца со своей территории.
За этой идиллией её и застали Нанаши с Гаэном. Последний потирал руки - значит, кого-то из местных удалось весьма удачно расколоть.
- Вы моё пожелание приняли близко к сердцу, - пробормотала Такатора, запустив руку в волосы. Мало того, что им рассказали все приметы беглецов, вплоть до шрамов на лице ронина и роковой родинке у губы гейши, так ещё и снабдили маршрутом, проложенным прямо на карту. Оставалось надеяться, что хозяин знал, о чём говорил, а не ткнул пальцем наобум, чтобы побыстрее отвадить от себя беду.
В любом случае игнорировать это было бы глупо. Доверие и упорство увенчались успехами - обыскивая малозаметные тропинки и скрытые в кустах канавы Такатора обнаружила одного из беглецов. Причём он был в весьма плачевном состоянии ещё до встречи с троицей наёмников, и, судя по тихим стонам, только недавно пришёл в себя.
- Эй! Я нашла! - Крикнула женщина, подзывая товарищей, после чего склонилась над Каору. По описанию избитый бедняга точно соответствовал всем приметам, которые им перечислил хозяин рёкана, с поправкой на распухшее лицо, ссадины и корку запёкшейся крови на щеке. - Ты вообще живой? Это Норо тебя так?
Каору посмотрел мутным взглядом на великаншу, закатил глаза и отключился, но женщина похлопала его по щекам и встряхнула пару раз, чтобы беглец пришёл в себя.
- Вода у кого-нибудь есть? Ему кто-то по голове надавал будь здоров.

+2

9

Из гостевого дома Гаэн вышел, подбрасывая в руке небольшой мешочек с золотыми монетами — пока он тряс хозяина гостиницы, его очумелые руки успели обшарить одежду якобы "господина" и нашли желаемое. Что ж, теперь их аванс был в несколько раз больше — точнее, его аванс, потому как Такатора вряд ли согласилась бы делить ворованные деньги, а вот Нанаши... впрочем, у него надо было еще узнавать. Вопрос товарища нисколько не удивил его, потому как за ложью всегда следовало ее раскрытие. Подкинув мешочек в последний раз, он ловким движением схватил его и убрал в складки одежды, после чего довольно посмотрел на парнишку. Это были те небольшие хитрости, которые он выучил в юности, можно было бы таинственно промолчать, но взгляд Нанаши требовал ответа... да и почему бы, в общем-то, не рассказать ему, он же не какой-то там чужак.
Сейчас старик побежит смотреть в то место, где лежит его чудесное "это", — Гаэн с важным видом покачал пальцем и кивнул. — Он обнаружит, что ничего не пропало, это сильно удивит его и обнадежит, после чего он вспомнит, что какой-то бродяга решил потрясти его... и поймет, что его банально обворовали, да еще и за информацию о беглецах бесплатно получили. Такие люди — самые настоящие меркантильные сволочи, они за все требуют денег, и то, что его обманули, заставит его в гневе драть волосы на голове еще несколько дней, пока лысина его не будет сверкать под луной. Ну, в общем, думаю через полчасика.
Теперь им с Нанаши главным было не появляться в окрестностях около пары месяцев, и если у Гаэна еже была более-менее непримечательная внешность, то вот его товарищ обладал весьма заметными чертами, вроде белых волос, и его хозяин гостиницы уж наверняка запомнил, потому как напугался его куда больше, чем перспективы получить горячие угольки взамен своего гостевого дома. Чужая похвала льстила ему, и Сейширо гордо задрал нос. К Такаторе он пришел с чрезмерно довольным видом, потирая руки — он уже представлял, как поставит деньги на какую-нибудь игру, вроде соревновательной охоты на лис. Там тоже были свои нюансы, но думать о них сейчас ему было не шибко-то интересно. Такатора повела их вперед, прямиком к цели, и, следуя за ней позади Нанаши, Сейширо рассеянно подумал о том, что история о самой настоящей искренней любви гейши и ронина была бы лучше хитрого плана по похищению девушки. Иногда хотелось верить во что-то эдакое, светлое, милое, что не все люди вокруг были такими же жадными ублюдками, как и он сам...
... вид ронина, который валялся на земле в позе звездочки, пуская кровавые пузыри из носа, Гаэна несколько обескуражил, но он сдержал рот на замке, решив, что ехидный комментарий тут будет не к месту. Когда Такатора начала трясти беднягу за плечи, из-за чего голова у того завертелась, словно у болванчика, Сейширо схватил ее за руку и вытаращил глаза.
Ну-ка погоди! Ты сейчас дотрясешься, и он помрет на месте, ничего нам так и не рассказав. Я, между прочим, тоже умер бы, если бы очнулся, а надо мной стояла такая особа, как ты! Эй-эй, ну, все, не надо руку заносить, я пошутил. Нам тут второй лишний труп не нужен, — Гаэн бросил критичный взгляд в сторону Каору. — Ну, не так уж и сильно его приложили. Ничего, сейчас он меня увидит перед собой и подумает, что все хорошо. Я бы тоже сразу же отрубился, если бы надо мной стояла женщина ростом с... Так-так, все! Не надо насилия, я шучу! Твои оплеухи куда смертельней, чем ты думаешь.
Присев на корточки перед ронином, Гаэн с самым деловитым, на какой он был способен, видом начал шарить по одежке их жертвы. Там не нашлось ничего интересного, даже денег — и хотя в данный момент Сейширо искал не их (честное слово!), он все равно был опечален. Однако, его подозрительные действия явно привлекли внимания Каору, который витал в это время где-то между сознанием и полной темнотой, и Сейширо почти вздрогнул, когда его схватили за руку. Хватка была настолько вялой и слабой, что избавиться от нее не составило бы труда, однако Гаэн критичным взглядом осмотрел Каору, который злобно пялился прямо ему в глаза.
Овфуффи! Увфу!
Чего-чего? Любишь? Я очень рад, что ты проникся ко мне симпатией во всех ее смыслах, но изменять своей возлюбленной сразу же после ее побега это как-то, знаешь ли, неправильно, — Гаэн вынул из кармана Каору кисэру и с важным видом постучал ею беглецу по голове. — И вообще, на нас тут люди смотрят, хоть бы постыдился!
Каору вытаращил глаза и бешено завращал ими — кажется, шутку он не оценил. Попытавшись не дать Гаэну шариться по его вещам дальше, он схватил его руку чуть покрепче и зашипел что-то вновь. В этот раз разобрать его речь было несколько труднее, потому как опухшая щека и пара выбитых зубов делали его гневную тираду похожей на звук, издаваемый детскими игрушками, когда их пытались утопить. Странное шипение и фырчание не вызвали у Сейширо ни единой эмоции, какую, по логике, должны были. Это стало заметно, когда взгляд Каору приобрел отчаянные нотки. Его не понимали.
Экий ты бодрый, случилось что-то хорошее? — Сейширо закатил глаза, когда Каору зафырчал вновь. — Ну что ты расшумелся, тебя в щечку поцеловать что ли? Во-о-от, молодец, замолчал. Ну-ка, сейчас тетушка Такатора проведет с тобой воспитательную беседу посредством легких шлепков и подзатыльников. Не смотри на меня так, мы все знаем — и что гейшу ты украл, и что в гостевом доме останавливался... Хотя нет, погоди-ка, тетушка Такатора тебя сейчас еще и убьет случайно, надо придумать что-то получше...
Оставалось только придумать что именно. Сейширо задумался, не замечая, как Каору сделал попытку уползти — однако случайно (случайно ли?) поставленная на край его одежды нога Гаэна не дала ему сделать этого.

+1

10

Дело принимало всё более запутанный оборот!
  Путь, подсказанный запуганным владельцем рёкана, оказался верным. Они действительно настигли беглецов… вернее, беглеца. И сразу же начались вопросы!
- Сейчас всё принесу. – Коротко бросил Нанаши в ответ на просьбу Тодо. – Не убейте его тут до моего возвращения, хорошо?
  Первый: как Каору оказался в настолько плачевном состоянии?
  Найденный Торой ронин представлял из себя жалкое зрелище:  потрёпанный, в изодранной одежде и порядочно избитый, он валялся в грязи придорожной канавы и издавал невнятные стонущие и страдающие звуки.
  Второй: почему это произошло? К слову, он же включал в себя и «кто это сделал»?
  Конечно,  тут была как минимум пара версий, одну из которых озвучила Такатора: гейша, узнав о планах своего «любимого», измочалила его до такого состояния и бросила, сбежав. Либо обратно в чайный дом, либо… ещё куда. Версия, правда, сомнительная: миловидная, хрупкая и воздушная девчушка вряд ли способна так сильно избить молодого и крепкого мужчину. Впрочем, нельзя исключать, что она тоже какой-нибудь ёкай… да и вообще, женщины в гневе – страшная вещь!
  Ещё одна версия: торговцы людьми перехватили-таки Каору (ну или просто обманули его), отделали и Нору забрали. Плохой расклад, очень плохой, но… тоже, если задуматься, сомнительный: почему тогда ронина не прирезали или с собой в рабство не угнали, а бросили тут?
  Версия третья, промежуточная: парочка нарвалась на каких-нибудь случайных лесных душегубов. Гейшу утащили и сейчас насилуют где-нибудь неподалёку, Каору избили и сочли мёртвым. Недостатки, в принципе, те же, что и у второй версии.
  И, наконец, последний вариант: их троицу опередил кто-то ещё, нанятый стариком Нанасу. В целом, вариант безопасный и благополучный для всех, кроме… них. Денег-то теперь не видать! Ну, кроме тех, что увёл Гаэн, конечно…
  Вопрос третий: что им делать дальше? Впрочем, ответ на него зависел исключительно от того, что им скажет похититель гейши.
- Да не трясите его так… - Со вздохом произнёс Минашиго, возвращаясь с небольшой сумкой и флягой сакэ. – Если он снова потеряет сознание, мы точно ничего не узнаем. Вот, выпейте, господин Каору. Вам полегчает.
  Для начала стоит помочь ему. Бессвязное бормотание, шипение и невнятное ворчание абсолютно не помогали разобраться в ситуации, а расспросы, допросы и пытки могут подождать. Хотя бы до того момента, когда мужчина сможет понятно и по делу говорить.
- Зубы Вам, конечно, я вернуть не смогу… - Неторопливо рассуждал парень, пытаясь привести избитого ронина в порядок. – Но в целом раны не слишком опасные, если Вас это утешит. Голова поболит, но ничего, отлежитесь… Гаэн, да слезь же ты с человека!..
  Конечно, помимо помощи надо бы Каору разговорить. Конечно, в таком состоянии от него многого не добьёшься, но «много» им не нужно. Примерное направление новых поисков и причина происходящего.
  Полукровка поднялся, оставив избитого ронина пить сакэ и приходить в себя, а сам подозвал товарищей:
- Значит так. – Полушёпотом начал он. Вряд ли Каору услышит, но предосторожности лишними не бывают никогда. – Потеряйтесь куда-нибудь из виду. Пожалуйста. Поищите какие-нибудь следы, не призраки же его так, в самом деле! А я буду разыгрывать очередное дурацкое представление. Ну а если не выйдет… ну что мне, допрашивать его в самом деле?.. Чего вы на меня так уставились?..
  Наконец, юноше удалось-таки убедить друзей опробовать его план и пойти, для начала, мирным путём. В конце концов, пытать ронина они ещё успеют.
  Минашиго вздохнул, пытаясь сообразить, какую бы личину ему надеть в этот раз, пока его спутники разбрелись по округе. Ну что же, посмотрим, кому больше повезёт.
  Разговор с Каору вышел довольно долгим: во-первых, несмотря на оказанную помощь, внятная речь давалась ему с трудом. Во-вторых, он явно не слишком доверял троице незнакомых людей, явившихся из ниоткуда, несмотря на актёрское мастерство Нанаши и то, что он продолжал перевязывать, поить его и даже дал чего-то пожевать. В третьих, он и сам толком не понял, что именно случилось в ту злополучную минуту.
  Полукровке пришлось представиться бродячим охранником и учеником оммёдзи, давшим обет помощи и сострадания во искупление грехов своей семьи. И да, Такатору он выставил шикигами, а Гаэна – своим наставником. К счастью, его своеобразный внешний вид и меч на поясе, актёрское мастерство, а так же неспособность собеседника рассуждать трезво, сделали своё дело. Их ниточка к гейше и деньгам не дала дёру и не замкнулась в себе, вынуждая прибегать к… иным методам разговора.
  Итак, со слов мужчины история выходила довольно складной, несмотря на то, что поводов подозревать его всё ещё хватало. Звучала она примерно так: он, безумно влюблённый, но обедневший ронин, не имея денег, да и вообще возможности выкупить из чайного дома свою возлюбленную гейшу, решился на отчаянный поступок и попросту выкрал её под покровом ночи. Каору старательно подчёркивал, что чувства были взаимны и побег согласован – так старательно, что Бродяга снова начал сомневаться в его искренности, несмотря на некоторую слабость к романтическим историям. Впрочем, нельзя исключать, что всё действительно так… равно как и то, что Нора просто не знала о планах своего любимого. Если таковые, опять же, были!
  Им удалось сбежать довольно далеко, и они уже направлялись к местным портам, чтобы тайком бежать при помощи местных нечестных на руку дельцов и моряков (хм… хорошо, тут он тоже выглядел… правдоподобно), но тут их перехватили, не иначе, люди проклятого Накасу, что владел гейшей и чайным домом.  Несмотря на то, что Каору бился, как тигр, его одолели, избили, а Нору похитили. Он успел увидеть в какую сторону поскакали нападавшие и даже их примерное число, но ничего больше.
- Не волнуйтесь, господин Каору! Мы отыщем негодяев и сурово покараем их, а Вашу возлюбленную вернём. Но Вам нужен отдых и покой. – Твёрдо сказал Минашиго в ответ на слабые протесты ронина и просьбы взять его собой. – Поймите же, Вы и так пострадали! Представьте, как будет горевать Ваша любимая, если Вы погибнете!
  И тут в голове юноши словно сама собой появилась блестящая мысль. Хохотнув про себя, он наклонился к Каору и заговорщицки прошептал:
- Отправляйтесь в «Приют лебедя», но знайте, что его владелец, по всей видимости, связан с этим чайным домом. Должно быть, именно он навёл на Вас разбойников. Но не волнуйтесь, если Вы покажетесь там один и раненным – это его успокоит и отведёт от Вас подозрение. Через день-два отправляйтесь туда, куда планировали. Но я прошу Вас об услуге… если он спросит обо мне и моих спутниках – солгите. Скажите, что видели нас, спасающихся бегством или даже мёртвыми. Обещайте мне, как я обещаю Вам, что мы сделаем всё для спасения Вашей любимой!
  Чем больше полуправд и уловок получится сплести – тем лучше, ведь чем больше вся эта компания потратит времени и сил на распутывание клубка, тем больше будет сомневаться друг в друге и себе, и тем меньше смогут мешать их троице.
  Ну а Каору… что Каору! Если он и правда любит гейшу, и если она правда согласна на всё это – то пускай встретятся там, где хотели бежать. Если же он солгал… ну, ему уже порядком досталось, да и выдавать его уговора не было – так что пускай удирает и остаток жизни оглядывается.
  Щедрым жестом вручив мужчине флягу с остатками сакэ, Нанаши ещё раз пообещал сделать всё возможное для спасения и помощи Норо, крайне старательно избегая любых деталей, после чего отправил хромающего ронина обратно в рёкан...

- …во всяком случае, так он говорит. – Закончил полукровка свой пересказ. – Поэтому давайте-ка поторопимся! – Вскакивая на коня, прибавил он. – С брыкающейся девушкой на руках и парой раненных (если верить этому человеку) они вряд ли могут двигаться быстро.

+1


Вы здесь » Оногородзима » Настоящее время » Повесть о гейше Норо [01.08.1314, остров Касадо]