Добро пожаловать, путник!
Мы рады приветствовать тебя в Оногородзиме, на земле Ямато; в мире людей, плотно сосуществующим с ёкаями, богами и сверхъестественным.
Оногоро — это ролевая в жанре средневекового фэнтези по мотивам японской мифологии и восточных традиций, со своим оммёдо, самураями и историей. Ролевая только-только начинает свой путь, но всё великое, как известно, начинается с малого!

фэнтези, приключения • NC-17 (сэйнен) • аниме/рисунки


Полезные ссылки и актуальные акции:

» Гостевая » FAQ » Шаблон анкеты » Внешности
» География » Страны и организации » История » Расы
» Квестовая » Мистицизм » Вопросы » Уклад Оногоро


Оногородзима

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Оногородзима » Сюжетные эпизоды » 01.06.1314, остров Яширо: Неупокоенные [Q]


01.06.1314, остров Яширо: Неупокоенные [Q]

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

http://se.uploads.ru/K2YoA.png http://s9.uploads.ru/dTk6e.png
в квесте:
http://s4.uploads.ru/tNWKE.png
Неупокоенные

Ходят слухи, что подле горы Ирудзен, неподалёку от старого святилища, начали появляться души юрэй. Обозлённые и хищные, они сначала прогнали с горы всех животных, а недавно принялись нападать на торговые караваны и простых путников. Дошло до того, что день назад юрэй напали на ближайшую деревню!
Староста этой деревни обратился за помощью в город, и уже там чиновники постановили: награду тому, кто разберётся с этой проблемой, будь то один человек или целая группа. Своих воинов на помощь, увы, они отправить не смогли — в городе волнения из-за местных бандитов, и ослаблять оборону города нельзя.


Неподалёку от входа в деревню, прямо на циновке, сидела молодая девушка в чёрном, в позе, характерной для медитирующего даоса.
Иероглиф слева, написанный на ткани, прикреплённой к зажжённому фонарю неподалёку, немного пояснял ситуацию: даосска ждала людей, которые, также как и она, решили попробовать разобраться с проблемой жителей деревни неподалёку от горы Ирудзен. Причина такому "поиску" была достаточно проста.

Если отправиться в саму деревню, — к слову, не обратить внимание на народное ополчение решительно невозможно, — и разыскать старосту, то выяснится, что отправлять кого-то в одиночестве он не желает.

Сначала юный Гамакичи ушёл! Потом его отправился искать Кацуда-доно, уважаемый воин! И оба сгинули! — В сердцах признавался он. Тон был жёстким, но не направлен своей злостью на собеседника; скорее старик корил себя за глупость. — Поэтому нет уж! Я соглашусь принять вашу помощь, только если вас будет минимум трое! Это моё последнее слово. Мне не нужны больше крови на моей совести.
И, хмуро скрестив руки, он стоял на своём до последнего.

Именно по этой причине девушка, по простоте юности считавшая, что она и сама может со всем справиться, всё-таки была вынуждена искать себе сотоварищей. Ей действительно нужны были деньги.
Кое-что она уже разузнала, проведя первичную разведку, чем и планировала заинтересовать потенциальных друзей. Всё-таки она была не в конец глупа.

Но день подходил к концу, а никого пока не было.
Она медитировала. На земли вокруг постепенно опускались глубокие тени, следующие за сумраком грядущей ночи.
Кто-то же придёт, верно?

+1

2

Ёкай не помнил, когда последний раз был в этих землях. В прошлом он посещал империю Ямагато, но дорога его жизни редко сворачивала на пустоши острова Яширо. Сейчас, насколько знал Каджи, остров исполнял роль отдалённой от остальной империи военной префектуры, где приобрести оружие было больше шансов, чем купить достойную внимания драгоценность.
Вместе с тем, здесь добывали и руды цветных металлов, судя по слухам. Именно эти слухи наиболее волновали помыслы Каджи. За редкие самородки на других, более крупных, островах давали хорошую цену, а здесь их можно было получить быстрее и при меньших затратах. При небольшом шансе на успех в нынешнем предприятии, ёкай тем не менее решил посетить это место, чтобы испытать свою удачу. Он обратился за помощью к волшебству и скрыл свой необычный цвет глаз и волос, чтобы без препятствий переговорить с торговцами из числа людей, что работали на рудниках. Увы, магия мало помогла ёкаю.
Каджи неповезло посетить остров как раз после начала бесконтрольных атак юрэй. Ему ещё не доводилось встречаться с ними, но услышанного им от людей хватило для того, чтобы получить представление об их бесчинствах. "Проблемы смертных - это их дело," - мог бы сказать ёкай, который по своему опыту знал, что возле святилища, за которым надлежащим образом ухаживают, никогда не появятся мстительные призраки. Мог бы, однако был вынужден столкнуться с новой проблемой. Жители острова, истерзанные невзгодами и встревоженные известиями о нападениях призраков близ святилища у горы Ирудзен, не желали иметь никаких дел с чужаками. Холодный приём в планы Каджи совершенно не вписывался.
Убедившись, что заключать сделки без лишних вопросов местные торговцы не намерены (во всяком случае те из них, с которыми ёкай был готов их заключить), Каджи оказался перед выбором: оставить всё как есть и вернуться на остров позже, когда люди разберутся с призраками самостоятельно, либо попытаться помочь им избавиться от напасти, чтобы немного всё ускорить. Может быть у ёкая было в запасе достаточно времени, чтобы пережить несколько деревень в истории острова Яширо, включая историю самого острова, вот только этого нельзя было сказать о тех людях, которые трудились в рудниках. Рассудив, что во всём происходящем его, ёкая, помощь будет делом не только выгодным, но и достойным, Каджи призвал подчинённого давным давно ваира, что служил ему скакуном, и отправился к деревне близ горы Ирудзен.

Хотя путь ёкая пролегал по облакам, но до нужного места он добрался лишь под вечер, когда наступили сумерки. Навестить старосту Каджи не успел. Дело в том, Каджи всегда поступал максимально честно, в своём понимании этого слова, то есть даже заходя в человеческое поселение он старался сделать это по-людски, в смысле через основной вход, а не, допустим, прокравшись дворами. Вот и в этот раз, резко направив ваиру вниз, Каджи чётко и звучно приземлил его аккурат подле входа в деревню. Быкоподобная туша ваира при этом издала звук, сродни тому, что можно услышать, если бросить большой мешок с песком с достаточной высоты.
Девушку в чёрном обдало волной придорожной пыли по самую циновку.
Ёкай совсем не ожидал увидеть в такое время суток здесь живого человека, и удивление было красноречиво написано на его вытянувшемся лице. Удивление было кратким.
- Р-роа-а... - задумчиво высказался Каджи, бегло прочтя иероглиф на ткани.
Каджи вспоминал, успел ли обновить свою маскировку.
- М-му-у... - поддержал его грузный ваира, пуча глаза на незнакомку.
Ваира знал, что Каджи не успел.
Не расплетая скрещенных ног, красноволосый ёкай уже с искренним любопытством, во все жёлтые глаза, осмотрел юную последовательницу учения, если верить первому впечатлению, дао со спины своего ездового ёкая. Досадовать на своё разоблачение Каджи и не думал - это было ему не свойственно. Как и теряться в догадках, что делать и как всё объяснить, в присутствии служителей.
- Ты меня видишь, - не спросил, но подтвердил, ёкай с энтузиазмом. - Отлично, роа! Я здесь, чтобы прекратить нападения юрэй. Меня зовут Каджи. Как звучит твоё имя?

+3

3

- …и в другое время я бы отказался от такой помощи. – С горечью в голосе закончил староста. – Но сейчас…
  Нанаши лишь молча пригубил чаю. Некоторые из нанимателей обожали жаловаться на сомнительную личность того, кто их выручает, и говорить вещи в духе «вот если бы не напасть, я бы с тобой и здороваться не стал!». Когда-то это поражало и выводило из себя. Потом смешило. Сейчас ему было всё равно. Во всяком случае, внешне.
  Но такое отношение неизбежно сказывалось на цене вопроса. С другой стороны, старика можно было понять – судя по всему, предыдущие попытки избавить деревню от неупокоенных были… неудачны. А потому Минашиго нашёл решение старосты о числе участников столь рискованного предприятия весьма разумным.
- Я помогу Вам и Вашей деревне, господин. Я отправлюсь с теми, кто согласится мне помочь и участвовать в столь рискованном предприятии. Я сделаю всё, что в моих силах, дабы усопшие более не беспокоили Вас и людей в этой деревне. – Полукровка допил чашку. – Вы заплатите нам – или, во всяком случае, мне – после возвращения. Я не потребую аванса, но цена должна быть справедливой.
  Бродяга вообще редко просил плату вперёд – разве что с совсем сомнительных личностей – но так же редко называл цену. Логика его была проста: если он погибнет на очередной охоте, то платить ему, скорее всего, не за что, да и мертвецу полный кошель в любом случае ни к чему. 
  Но и работа должна оплачиваться по её сложности. Так, например, вопрос о возвращении шкатулки вдруг обернётся схваткой со злобным и кровожадным духом, который в этой шкатулке жил – плата пусть будет соответствующей.
  Конечно, порой заказчик пытался хитрить или вовсе не отдавать долг, но расплата за подобное поведение была скорой и довольно-таки жестокой. У всего есть своя цена, и если ты не желаешь платить её монетой…
- А теперь расскажите мне всё, что знаете, и так подробно, как сможете.
  Около получаса Минашиго практически допрашивал старика, пытаясь выяснить как можно больше. Увы, знал он куда меньше, чем хотелось бы, но оно было и понятно… Хорошо бы поговорить с выжившими (если таковые были), но времени было в обрез, а потому пришлось принять неизвестность и связанный с ней риск.
  Впрочем, кое-что полезное полукровка всё-таки узнал, пусть и довольно приблизительно: направление поисков, столь же приблизительное число юрэй и их возможности.
  Но самое главное – узнал, что он уже не один. Некая девушка-даос, взявшаяся за это же дело,  дожидалась желающих на въезда в деревню. Прекрасно. Во-первых, одним до «необходимого минимума» меньше, а во-вторых – такая помощь на охоте всегда очень кстати. Должно быть, они разминулись в воротах совсем чуть-чуть…
- Доброго вечера и ночи, господин. Надеюсь, я смогу пожелать Вам доброго утра и выпить ещё немного этого прекрасного чая. – Поднимаясь, произнёс Бродяга и, ещё раз поклонившись, вышел.
  На улице уже сгущались сумерки. Следовало поспешить.
  Ловко вскочив на коня и привычным жестом потрепав торчащего из седельной сумки любопытного лиса, Нанаши направился к въезду в деревню.
  Девушка-даос действительно была там и… была уже не одна. Кажется, она разговаривала – и разговаривала уже некоторое время – с… с кем?.. Наверное, ещё одним участником их охоты. И участник этот был таков, что Минашиго, честно признаться, насторожился.
  Этот мужчина не был человеком, но не был и… полноценным ёкаём, если так можно выразиться. Впрочем, не был он и полукровкой, как сам юноша. А ещё… кажется, он был змеем или… драконом. Драконом?.. Да нет, чепуха...
  И уж, конечно же, от него точно не укроется природа самого Нанаши. Как и от девушки, наверное. Весьма интересная встреча, надо сказать… К слову, было там что-то ещё, но сейчас всё внимание охотника захватил этот красноволосый мужчина.
  Впрочем, Минашиго был человеком воспитанным и многое повидавшим, а потому подъехал к парочке очень не спеша, давая им договорить ну и… подготовиться, если можно так выразиться, к встрече.
- Приветствую. – С коротким поклоном произнёс он. – Думаю, Вы, госпожа, и есть та девушка-даос, ищущая поддержки, о которой мне успел поведать староста деревни. Моё имя – Нанаши Минашиго, и я здесь затем, чтобы помочь и Вам, и деревне. Позвольте узнать Ваше имя и… - Ещё один короткий поклон, адресованный уже мужчине. – Ваше, господин. Надеюсь, Вы здесь с той же целью, что и мы.

+3

4

[nick]Akira[/nick][status]~[/status][icon]http://s6.uploads.ru/8cpPl.png[/icon]Акира почувствовала приближение Каджи немногим раньше, чем он приземлился.
Она рефлекторно подняла голову вверх, и увидела уродливого зверя, верхом на котором сидел мужчина необычного вида. Ваира, девушка узнала редкого ёкая, приземлился, а кроме того — вызвал неуловимую толику зависти. Ей бы такого зверя! Путешествовать по небу и бед не знать!
Акира невольно нахмурилась; впрочем, больше от того, что галантностью ездовое животное мужчины не отличалось. Локтём девушка в чёрном прикрыла лицо, чтобы поднятая пыль не угодила, куда не следует, после чего, не скрывая недовольства, уставилась на мужчину.
Тот, к слову, времени даром не терял и успел ознакомиться с объявлением Акиры, после чего издал неопределённый возглас, отдалённо напоминающий рычание. Девушка с подобным раньше не сталкивалась. Но, будучи и сама не слишком медлительной, она, уже встав на ноги, на всякий случай сердито кивнула.

Вижу. — Подтвердила Акира. Но мужчина, как и подобает его полу, взял слово решительно и настойчиво, перебив недовольную реплику, должную последовать за обманчиво-доверительным согласием, буквально на полу-вздохе. Акира фыркнула, резко потеряв запал, и развела руками. — Меня зовут Акира, я даос. А ты — не человек, верно? Я чувствую твою ауру!
Акира пальцем коснулась фонаря и ногтем вырезала на нём едва заметный небольшой символ, после чего прикрыла глаза и прошептала пару слов. Весь ритуал занял несколько секунд, после чего фонарь резко вспыхнул и засветился ярче, скрадывая тени в лесу вокруг глубоким рыжим светом. Впрочем, стоило признать, всё же стало немного ярче.
Для чего Акира это сделала вскоре выяснилось: она бесстрашно приблизилась к Каджи и уставилась ему в глаза. Он действительно не выглядел и не ощущался как злой ёкай, поэтому она него не боялась, но было в нём всё-таки что-то... могущественное. Куда сильнее простого человека, которым он сейчас представал.
Можешь не отвечать! Я всё поняла! — Подняла она ладонь, от которой по земле протянулась длинная тень. — Лучше скажи, интересует ли тебя награда. Ты, судя по всему, человек при деньгах, раз можешь позволить себе разъезжать на таком звере, так может и награда тебя не слишком интересует?
На девичьих губах всеми оттенками чёрного расцвела паскудная улыбка.

Но действительно долгого разговора не вышло.
Подобно тому, как ваиру почувствовался незадолго до приземления, второй гость выдал себя сам, и явно намеренно: цокот копыт послышался задолго до того, как показался их обладатель.
Акира на мгновение отвлеклась от Каджи и удовлетворённо улыбнулась.
Третий найден! Ну, он же не случайно едет именно к ним, верно? Правильно говорил учитель: «Умеющий ждать да обрящет.»
Этот юноша оказался более галантным, нежели ёкай, и подъехал степенно, после чего представился. Вежливо и воспитанно. После такого невольно язык прикусишь и характер не покажешь.
Акира коротко поклонилась в ответ, где-то на фоне сознания испытывая толику доброй ненависти. И этот на животном!.. Кажется, только она этой ночью привыкла ходить на своих двоих. Впрочем, эта нотка гнева утихла ещё быстрее, чем возникла. Юноша действительно оказался приятен.

Я не ищу поддержки. — Заметила она, после чего развела руками. — Это старик считает, что она необходима, и отказывается выплачивать награду, если я пойду одна.
Сейчас, приглядевшись при свете фонаря, она заметила и в новоприбывшем некоторые характерные... черты. Это не могло не вызвать улыбку. То самое чувство, когда людей от злых духов не спасают сами люди, а кто-то другой. Себя простым человеком, Акира, разумеется, тоже не считала.
Девушка выждала, пока Каджи первый ответит и раскроет свои мотивы Нанаши, после чего вклинилась в разговор на правах самопровозглашённого лидера.
Но вы правы, я — даос, и меня зовут Акира. — Она вновь коротко поклонилась. — Днём я уже провела небольшую разведку, и, как уже сказала раньше, не считаю, что дело такое уж сложное.
Она протянула ладонь за фонарь и достала из-за его тени посох, покрытый даосскими печатями, которым звучно стукнула оземь, словно отряхая от пыли.
Юрэй не так уж опасны сами по себе, но они нашли кладбище, расположенное неподалёку, и используют тела мертвецов, чтобы нападать на смертных. Они разумны, но глупы. Их ведёт гнев, а потому смерть для них — лучшее средство упокоения. Днём их было совсем немного. — Она пожала плечами. — Предполагаю, что что-то произошло в святилище около горы, откуда и появились юрэй, что-то плохое, души обозлились, и начали мстить всем без разбору. Гнев — страшная вещь.
Блики от огня играли на лице Акиры, а её глаза смотрели поочерёдно то на Каджи, то на Нанаши.
Поэтому предлагаю оставить животных, и дальше двинуться пешком. Но прежде — выяснить, кто как привык сражаться. Получится очень неловко, если мы станем мешать друг другу. — Акира искренне верила в то, что оба её спутника понимали, что миссия, по большей части, предстоит боевая. — Я даос, и привыкла опираться на колдовство, это очевидно. Против мертвецов прекрасно работает пламя и изгнание, этим я и буду действовать. В ближнем бою я тоже могу за себя постоять, но мне нужно пространство вокруг. А что насчёт вас?

+3

5

Роа! - с тем же позитивом высказался ёкай на первый вопрос даосски, потому что он действительно не только не являлся человеком, но и никогда им не был, и был этим вполне доволен. Какое там чутьё ауры, приглядевшись как следует и сделав кое-какие выводы, любой бы без труда догадался, что к людям этот тип имеет весьма косвенное отношение.
По счастью, девушка оказалась не из робких, что значительно упрощало для Каджи общение с ней. Ёкай имел богатый опыт общения с даосами, прямо противоположный этой мирной беседе. Каджи подумал о том, что быть может стоит пояснить даосске чуть больше о причинах своего скорого прибытия, но она отвлеклась на фонарь, а ёкай отвлёкся от своих мыслей. Как оказалось, в его пояснениях и ответах даосска не особо нуждалась, так что ёкай ограничился очередным междометием и ловко спрыгнул со спины своего ваира. Вопрос и общий настрой девушки оставили ёкая в недоумении. Он очень редко задумывался о мотивах людей, и причин поступка Акиры понять не смог, хотя попытался.
- Роа! гримаса у тебя сейчас была! - после заминки чистосердечно признался Каджи девушке в ответ на её полную эмоций... улыбку. - Такую в тёмном переулке увидишь раз и не развидишь уже никогда! Ято не зверь - он мой соратник, и я не покупал его верность. Тебя настолько волнуют чужие деньги?
- Му? - в свою очередь задал вопрос ваира, повернув свою морду в направлении всадника, приближающегося со стороны деревни.
Матёрым истребителем неупокоенных духов полукровка, представившийся Нанаши Минашиго, не выглядел. Каджи бы мог сказать, что тот выглядел бы более уместно в какой-нибудь чайхане, но ёкай редко акцентировал своё внимание на внешности собеседника. Каджи знал, что мире духов верить своим глазам было разумно не более, чем в половину. Минашиго, по ощущениям ёкая, принадлежал этому миру далеко не полностью.
Этим вечером Каджи, как уже упоминалось, немного не дошёл до старосты пострадавшей деревни. Слова Нанаши вынудили его прислушаться и призадуматься. По крайней мере, теперь он знал, что Акира уже переговорила с почтенным жителем.
- Другие называют меня Каджи, - ни словом не солгал ёкай в ответ на обращение юноши, когда пришёл его черёд говорить. - Сдаётся мне, что ты прав, роа!
Выслушав затем монолог Акиры, ёкай только покачал головой. Каджи мало когда встречался с другими людьми, когда путешествовал верхом, и его ваира не привык видеть их в непосредственной близи, так всё то время, пока троица беседовала меж собой, чудовище молча пучило глаза на Акиру. Всё бы ничего, но девушка твёрдо и окончательно вписала ваиру в разряд низших тварей, и такое отношение, конечно, владельца "животного" совсем не радовало. Ваира был не настолько разумен, чтобы хорошо понимать человеческую речь, однако Каджи счёл необходимым отпустить его, пока ситуация не усугубилась. Ёкай хлопнул ваиру по широкой лопатке ("Роа, Ято!"), и чудовище, вопросительно скосив глаз на Каджи, неохотно взмыло вверх и пропало из виду в темнеющем небе.
- Я редко дерусь, роа! - осчастливил стратегически настроенную даосску радостный Каджи, за разговором вынимая из запазухи кисеру. - Мне по душе заклинания, в этом я кое-что смыслю. Только ведь уничтожим одних юрэй - придут другие. Надо идти сразу в святилище, раз по слухам именно там источник всей скверны.

+2

6

Итак, Каджи и Акира. Самоуверенная девушка-даос и жизнерадостный… дракон. Ну или что-то вроде того… Что ж, бывало и хуже. Эти двое, по крайней мере, имеют полезные… «профильные навыки» в их деле, раз добровольно в это ввязались.
  Правда, Нанаши никак не давал покоя… надо думать, ездовой зверь Каджи? Или его спутник? Насколько было известно Минашиго, «вайра» или «ваиру» были довольного редкими и не сказать что бы… сильно разумными существами, но… всякое бывает. Выглядел зверь, впрочем, весьма миролюбиво – даже карманный лис к нему проявлял скорее интерес, нежели агрессию или страх.
  И это было хорошо. Интересно, а на что сгодится такой монстр в бою?..
  Правда, спустя секунду стало понятно, что выяснить это полукровке не суждено (ну или по крайней мере, не сегодня): с каким-то гортанным  возгласом мужчина хлопнул ваиру по спине и тот, словно бы нехотя, взлетел. Зря, наверное. Ну да какая разница… и так справятся.
  Да и вообще идея оставить коня (а уж тем более летающего ёкая!) юноше казалась… спорной. Конечно, юрэй могут его запугать или даже убить – но конь у полукровки был справным и обученным, вдобавок, на полном скаку можно гораздо быстрее ворваться в это самое святилище…
  Ах да, Акира пешком. Что же, не дело бросать кого-то из команды позади – это всё-таки не Такатора, способная без проблем следовать за идущим рысью конём. Хотя даос, скорее всего, поместилась бы на спине у «Ято».  Правда, в таком положении, наверное, не очень удобно колдовать, да и… кто знает, как бы воспринял зверь чужого человека?
  Словом, взвесив все «за» и «против», полукровка со вздохом спешился и принялся нагружаться сам. Конечно, всего не унесёшь (да всё и не нужно), но оружие, стрелы, сумка с целительным добром и небольшой стеклянный фонарь на пояс – вещи в таком деле необходимые. Ах да, и лис, конечно! Парень дважды щёлкнул пальцами, подзывая зверька, который незамедлительно и ловко вскарабкался ему на плечо.
- Тогда я возьму на себя Вашу охрану в случае непосредственной схватки. – Нанаши коротко кивнул спутникам.Он первым признал бы свой… не слишком боевой вид, но надеялся, что ему всё же доверятся.
  Сам парень не слишком боялся мертвецов и призраков. Его собственные силы, знания и навыки вкупе с благословлённым и заговорённым оммёдзи оружием, с равной лёгкостью разившим живых и мёртвых, обеспечивали, как минимум, хорошие шансы выжить. Будь это обычная кучка злобных духов… ладно, нет смысла об этом думать.
Сделаю всё, что в моих силах, и надеюсь на Вашу поддержку. И я согласен с господином Каджи. Раз святилище – источник, стоит прорываться туда, а дальше… что же, посмотрим, что мы сможем сделать.
  «Нет смысла бороться с симптомами болезни, нужно истребить саму болезнь» –  именно так однажды поведал Бродяге его старый учитель. Если им удастся найти первопричину скверны, что тревожит покой умерших, и избавиться от неё…
  Минашиго мысленно улыбнулся. Сейширо, надо думать, предложил бы разогнать юрэй, как-нибудь опечатать святилище и раз в пару месяцев наведываться, чтобы снова «спасти» деревеньку…
  Сам же полукровка, будь его воля, сжёг бы проклятое место, сровнял его с землёй, освятил бы эту самую землю, а затем бы засыпал её солью. Да ещё и указателей наставил – мол, опасное место. Просто на всякий случай. Всякое случается. Но, быть может, его союзники знают более простые и менее затратные пути?
- Полагаю, мы можем отправляться. А пока, госпожа Акира, я попрошу Вас рассказать всё, что Вам известно о возможной причине этого бедствия и местности. К сожалению, староста деревни знает не так много, а я в этих краях человек новый…. А Вы, господин Каджи, если не затруднит – поведайте о святилище.
  Юноша не стал акцентировать внимание на природе мужчины… да и вообще задавать вопросы. Каждый человек (ну или ёкай) живёт так, как хочет, до тех пор, пока не мешает жить другим. А ещё каждый имеет право на свою тайну. Кто знает, почему этот дракон решил помочь?
  Главное, чтобы не со злым умыслом…

Отредактировано Nanashi (2017-09-14 01:22:23)

+2

7

И вовсе нет. Вот совсем. Чужие деньги её совершенно не интересовали. Ни капельки!
Акира, будучи девушкой честной и по-своему благородной, беспокоилась исключительно о своей собственной наличности, а награда, в перспективе, как раз таковой и была. Но ёкай, видимо из-за своей ёкаистой души, понял её иначе. Ну и ладно. Его, собственно, ёкаистое дело.
Акира лишь недовольно надула щёчки и промолчала.
Но то было тогда.

А сейчас Акира внимательно слушала Каджи.
Она вообще была девушкой весьма отходчивой. Другие даосы, ещё во время учёбы, про неё нередко говорили что-то вроде «Быстро зажигается, и так же быстро остывает», и Акира, по неопытности девичества, обычно воспринимала это как похвалу. Лишь позже, выросши, она поняла, что это не совсем так, и этими словами юные ученики скорее отмечали непостоянство девушки, нежели её способность забывать обиды, но взрослой Акира осознала для себя ещё один важный факт: она умеет добиваться своей цели. Даосом же она всё-таки стала, верно? И, поговаривают, весьма неплохим. А значит, непостоянство — это не про неё. Ну, если говорить о действительно важных вещах.
Каджи отправил зверя прочь, — несмотря на его слова, Акира не смогла враз перестроить сознание и перестать воспринимать ваиру как ездовое животное, — а после оповестил, что в бою полагается на магию, как и даосска. И хотя жизнерадостный настрой Каджи кому-то мог показаться странным и даже неуместным, сама Акира этим невольно заразилась и теперь улыбалась вовсю в ответ ёкаю. Этим он ей определённо был симпатичен.
Согласна. — Кивнула ему девушка, после чего повернулась уже к Нанаши, который также согласился с мыслями Каджи. — Тогда так и поступим. Выдвигайся первым, Минашиго, Каджи пойдёт за тобой и будет тебя прикрывать, а я пойду последней,
как настоящий лидер! И прикрою нас сзади, если с тыла потребуется вступить в ближний бой. Кроме того, мне так будет проще...
кхм... Не мешать вам.

Она неловко почесала пальцем скулу.

Нанаши, тем временем, попросил рассказать их то, что они знают, и вполне рационально объяснил, почему хочет это знать.
И хотя он этого явно не добивался, на некоторое время Акира задумалась о том, что вот как раз Минашиго не вызывал у неё пока доверия. То есть, и подозревать его в чём-то причин не было, но что-то такое не позволяло считать его однозначным союзником. И это притом, что говорил Нанаши умно, красиво и был воспитан. Возможно, этакая неискренность? Ну, не совсем она. Скорее сдержанность. Акиру такие штуки всегда раздражали в учителях; к счастью, её последний наставник отличался взрывным характером, не знающим даже синонимов слову "сдержанность".
А в остальном он был вполне мил. Возможно, это и было действительно подозрительно.
Акира потешно прищурилась, а затем подхватила посох, пожала плечами и пошла следом за мужской частью группы.
Размышляла она об этом, к слову, пока Каджи отвечал на вопрос Минашиго. Сама Акира подумала, что вряд ли Каджи что-то знает о святилище, — ну то есть, откуда ему о нём что-то знать? Разве что когда-то давно он здесь бывал, и знает, что когда-то тут были свои мико и каннуси, а сам храм посвящён Цукиёми? Ну, сомнительная информация, — а она уже и так почти всё рассказала, но решила пропустить его вперёд, и только после мужчины взяла слово сама.
Я, в общем-то, и не знаю даже. — Честно поделилась она. — Ну, если говорить точно. Потому что гадать можно много,
и, может, старикан прав, и дело в бандитах, которые напали на святилище, чем прогневали духов. А может случилось чего ещё,
но...

Они шли по тропе, и звёздный свет сопровождал их путь. По краям тропы нет-нет, а проглядывались невысокие каменные фонари, в незапамятные времена созданные оммёдзи; мягкий белесый свет из них даже не пытался осветить окрестности, но прекрасно справлялся с тем, чтобы обозначить безопасную дорогу.
И стоило сказать Акире "но", как вдруг словно бы волна прошла через всех троих, и каждый ощутил её собственными жилами, в которых практически буквально встала кровь. Кажется, на какую-то невыразимо ощутимую долю секунды, не заметить которую было невозможно, будто по крови, разом по всей, пустили холодной железо.
А потом фонари, все как один, погасли.
А вместе с ними погасли звёзды.
И мир погрузился в кромешную тьму, разбавляемый лишь неясными силуэтами, да глубокими тенями.
Единственным источником света вдруг стала трубка Каджи, в которой тлел табак.

...может и знаю. — Не без испуга завершила свои слова Акира. Совсем неподалёку послышался потусторонний вой и шорох травы. С каким-то суеверным страхом в голосе она продолжала. — Такой морок может насылать лишь Куофу, повелитель ночных кошмаров!.. Видимо, он как-то связан с тем, что произошло в святилище...
Новые вопли послышались совсем близко, и Акира не удержалась, и скользнула пальцем по посоху, произнося слова заклинания.
С кончика посоха сорвалась искра и, взлетев чуть вверх, взорвалась ярким светом, который практически тут же скрал неестественный сумрак ночи, оставив за ним лишь рыжие тени, в которых вокруг группы из троих авантюритов обманчиво медленно двигались живые мертвецы.
[nick]Akira[/nick][status]~[/status][icon]http://s6.uploads.ru/8cpPl.png[/icon]

+2

8

Просьба полукровки изрядно озадачила Каджи: он собрался с мыслями, набил трубку, подпалил табак дыханием, прикурил, пустил колечко из дыма, снова собрался с мыслями, но всё равно рассказа придумать не смог. Судьба-злодейка таскала ёкая по всему миру все годы с тех пор, как он сменил чешую на кожу, однако это означало и то, что он редко подолгу задерживался на одном месте. Каджи пробыл на острове Яширо не так долго, чтобы хорошо узнать все его поселения и храмы.
- Святилище неподалёку. Не помню, чтобы навещал его раньше. Слышал, что этот храм принадлежит почтенному брату Аматэрасу-доно, роа!.. или сестре?.. Роа... а... ор-ра!..
Осознание настигло ёкая сквозь века подобно карающей длани! Каджи действительно никогда не придавал большого значения этому вопросу!
Ёкай запыхтел трубкой и настолько глухо замкнулся в себе, что даже молча согласился с предложенной расстановкой сил от Акиры, всё еще колеблющейся в своих симпатиях и антипатиях. Так он и пропыхтел весь ночной путь по дороге до святилища, шаркая своими варадзи по земле следом за Минашиго в середине их спонтанного боевого построения. Каджи привык считать себя сведущим во многих вопросах, но спокойно относился к собственным промахам. Тем не менее, речь шла о родственнике Аматэрасу Омиками! Хранитель испытывал величайшую неловкость.
До святилища действительно не пришлось долго идти - приветствие от чужого духа настигло Каджи вместе с его спутниками. Будь ёкай человеком, его кровь застыла бы в жилах. Кровь Каджи застыть была не способна, но зато могла вспыхнуть. Приветствие пришлось духу не по душе: ёкай вскинул голову в направлении источника угрозы и инстинктивно выдохнул раскалённый воздух. Порыв горячего дыма лишь безо всякого вреда пронёсся мимо идущего впереди Минашиго и растворился в наступившей темноте.
Созданный Акирой источник света, видимо, оказался недостаточно силён для того, чтобы ёкай смог хорошо разглядеть приготовившихся к атаке юрэй в телах мертвецов. Каджи отлично слышал только их завывания.
Оммёдо не славилось быстротой своих приёмов, в отличие от искусства даосов, но многолетняя практика и собственный дух в качестве источника энергии в значительной степени упрощали для ёкая применение печатей. Говоря, что немного разбирается в магии, Каджи не пытался скрыть от даосски свои навыки. Имея представление о магии, творимой богами, подобные заклятия хранитель синтай не считал чем-либо существенным.
Ёкай прикусил кисеру плотнее, освобождая руки, и в три пасса сложил нужные печати. Не теряя времени, он быстро ударил ладонями по земле, создавая заклинание: от ёкая по поверхности земли в строны метнулись яркие огни, огибая Акиру и Нанаши, и сомкнулись вокруг всех троих в сплошную линию. Уничтожить юрэй такой наспех сделанный защитный круг не смог бы, но мог бы доставить нежити массу неприятных и весьма горячих ощущений, решись кто-нибудь из них сунуться в круг.
- Роа! Откуда такая уверенность? - уточнил ёкай у Акиры, поднявшись на ноги и готовясь продолжить колдовать. - Я думаю, что тот Куофу, о котором многие говорят, куда сильнее этого Куофу, роа!

+2

9

В ответ на просьбу Минашиго Каджи задумался. Неторопливо набив свою кисеру табаком и раскурив, он выпустил несколько колец дыма и посмотрел куда-то в небеса, словно вспоминая что-то важное. Полукровка уже представил себе его неторопливый рассказ, который поведает об этом самом святилище с момента сотворения…
  …но был жестоко разочарован: как оказалось, Каджи известен лишь сам факт существования святилища и примерное местонахождение оного. С другой стороны, с чего он, Нанаши, вообще взял, что ему известно больше? Наверное, только из-за того, что спутник о нём упомянул.
Досадно. – Только и ответил юноша. Кажется, он, сам того не желая, изрядно сконфузил Каджи. Да и вообще… неловко вышло.
  А вот Акире явно было что сказать. И зачем она только решила выучиться на даоса? С такой страстью к тактическому мышлению ей бы каким-нибудь отрядом командовать… Заодно и выдержке бы научили эту нетерпеливую девицу.
Как будет удобно. Я не подведу.
  «Только не поджарьте мне спину. Пожалуйста».
  Правда, следующие слова самопровозглашённого лидера их маленькой группы раздосадовали и напрягли полукровку пуще прежнего: как оказалась, и она, в общем-то, ничего толком не знает о святилище, местной географии и причинно-следственных связях происходящего. Замечательно! Что же, получается, он тут самый подготовленный, даром, что эта самая подготовка прошла изрядно наспех?..
Что ж… значит, действуем как обычно. – Ровным голосом произнёс Бродяга, снимая чехол с копья. А затем, в ответ на вопросительные взгляды товарищей, пояснил. – То есть суем голову в пасть неизвестной опасности и возможной смерти с минимальными приготовлениями и составленным на ходу планом, а потом с честью выбираемся без единой царапины.
  «Не хочу хвастаться, но в этом я довольно хорош,» –  мысленно прибавил Минашиго. И верно, в сколько переделок он влез безо всяких приготовления и даже примерного знания о том, что именно его ждёт? Впрочем, для большей уверенности не хватало громового голоса Такаторы над ухом и её же крепкого… бедра рядом с его плечом. Да и немного удачи Сейширо бы не помешало...
  С другой стороны, рядом с ним бредёт замаскированный дракон и юная, но очень уверенная в себе девушка-даос. Уж на то, чтобы разогнать кучку озверевших призраков, этого более чем достаточно.
  Юноша уже открыл было рот, чтобы высказать то, что успел вызнать в деревне, но тут это настигло и его. Ледяное, мертвящего прикосновение. Словно пальцы покойника, покрытые инеем, сжали его сердце. Разом погасли все фонари, и мир словно погрузился во мрак – казалось, будто исчезли даже звёзды. Лис на его плече оскалился и злобно зарычал в темноту.
Итак, мы начинаем. – Всё тем же ровным, спокойным голосом произнёс полукровка – скорее самому себе, нежели остальным. Всё равно этот мерзкий вой не перекричать…
  Акира была явно напугана – её голос и руки задрожали. Плохой знак. Иметь рядом перепуганного товарища-колдуна порой хуже, чем оказаться окружённым врагами. От врагов хотя бы знаешь, чего ждать.
За спину, госпожа! – Коротко приказал ей Нанаши, повышая голос. – Делайте, что должно!
  Но не то заклятие у девушки вышло неудачным из-за страха, не то… не то загадочный «Куофу» подавлял её силы. Нехорошо…
  Зато Каджи был хорош и панике явно не поддался. Оставалось только гадать, что в понимании драконов  значит «кое-что смыслю в заклинаниях», но защитная печать, сотворённая им буквально за пару движений... впечатляла.  Должно быть, она имела и какой-то огненный эффект – отлично, дополнительное освещение сейчас будет к месту.
  Сам парень, конечно, такими фокусами похвастаться не мог. Да и не его это работа. Не сейчас. Для него всё куда проще…
  Нанаши несколько раз ровно, спокойно вдохнул и вытащил из-за спины лук, произнося про себя стандартный набор формул для концентрации. Не то чтобы… необходимый ритуал, не то чтобы вообще ритуал, но так проще собраться.
  Сила заструилась по всему телу юноши. Его дух, его навыки, его тренировки, кровь его матери-кицунэ – всё это, смешанное вместе.
  Страх и холод ушли – их место заняла сила. Она не бурлила и не кипела, грозясь выплеснуться в разрушительном порыве. Она была подобна своему хозяину – неброская, внешне спокойная и… неожиданно мощная.
  Старый монах, обучая его, как-то рассказал про огромные ледяные скалы, что по легендам дрейфуют в самых суровых частях океана. Холодные, безмолвные и неостановимые, они с лёгкостью крушили суда беспечных мореходов. Но самым страшным было то, что над водой была видна лишь малая их часть… Именно с этими ледяными горами и ассоциировал порой свою силу юный полукровка.
Благодарю, господин Каджи. – Слегка изменившимся голосом произнёс Минашиго. Глаза его горели, точно умирающее на закате солнце. – Нет ли у Вас ещё чего-нибудь, что позволит нам продвинуться?.. Госпожа Акира?.. Я не тороплю, вовсе нет…
  Впрочем, Нанаши не собирался стоять без дела, надеясь на силу товарищей. Одна рука юноши легла на лук и вытянула его из чехла, вскидывая. Другой он коснулся стрел в колчане на бедре, негромко произнося вызубренные слова.
  Если ты хочешь быть эффективен в бою с чудовищами, ёкаями, да и вообще какой-нибудь нечистью, часто бывает мало одних крепких мышц, хорошей реакции и острого ума. Даже владения Ки и урывками оммёдо может быть мало. Нужно ещё и хорошее оружие. Порой мало разрубить набросившуюся на тебя тварь на куски, знаете ли…
  И оно у Бродяги было. Древки, обмотанные офуда, засияли и обожгли ему ладонь даже сквозь перчатку, когда он зашептал пробуждающие их заговоры. Казалось, юноша держит в колчане не стрелы, а пучок света. Непросто порой быть полуёкаем.
  Затем, не обращая внимания на боль, он плавным, отточенным движением наложил одну из них на тетиву и столь же плавно натянул лук до самого уха и мягко, почти просительно произнёс:
Сожги.
  Одна за другой во тьму сорвались не меньше десятка стрел, каждая из которых нашла цель и превратила её в яркий, пусть и недолговечный костёр синего пламени. Минашиго и без того был хорошим лучником, а уж усилив себя с помощью Ки, мог творить совсем страшные вещи.
  Впрочем, перебить всех усопших из лука он и не надеялся и сделал это скорее затем, чтобы хоть примерно представлять их численность и осветить троице путь «живыми» факелами.
  Вдобавок, твари были всё ближе, а в упор из лука бьют разве что герои легенд и самоубийцы, а юноша, если и мечтал стать первым, то только не через второе, и никакого желания умирать от гнилых рук восставших покойников не имел.

Отредактировано Nanashi (2017-09-16 21:00:22)

+2

10

Акира невольно струхнула. Не из-за мертвецов, разумеется, — уж она-то, даос, и не такого повидала! — а из-за едва ли не буквального указания причастности Куофу к происходящему. Повелитель кошмаров пугал юных даосов до сих пор, хотя так и не вырвался из плена ста тридцати пяти печатей, а магия Властелина Ночи просачивалась через стены его темницы с завидной частотой.
Но она бы не была даосом, если бы не умела брать себя в руки. Кроме того, её спутники оказались не такими уж бестолковыми, и своими действиями невольно вселили уверенность в сердце девушки.
Сглотнув вставший ком в горле, Акира бессовестно улыбнулась Каджи.
Сильнее! Но это и не он сам, лишь крохи его могущества. Но даже так, действительно не он напрямую это сделал... — Девушка извлекла пустую печать из-за пазухи и прикрепила её к посоху, попутно с разговором нанося на неё некий символ, — Скорее всего его последователи, глупые фанатики, напали на святилище! Если там были действующие врата тории, они могли попробовать таким образом воззвать к его могуществу, используя их как канал.
Акира пожала плечами и взмахнула посохом. Тот немного потяжелел, это говорило о том, что заклинание начало действовать.
В одном последователи Куофу промахнулись точно — нельзя использовать мертвецов против даоса. Перво-наперво искатели бессмертия учатся обращаться с мёртвыми телами и упокаивать живые. Вот и сейчас она собиралась этим заняться, благо Каджи и Нанаши совместными усилиями слегка расчистили пространство вокруг них.

«Их неожиданно много,» подумала она про себя чуть раньше, когда искрой осветила ночь. Целью того заклинания и была простая вспышка, чтобы разогнать морок Куофу и узнать, что он приготовил, «Словно бы они находились в засаде или... просто сторожили дорогу? А морок — лишь форма ловушки?»
Потому что, стоило признать, при всём своём омерзительном виде мертвецы не были выдающимися воинами, а дряхлые слабые тела в этом ничуть не помогали. Страшно? Может быть. Но даже крестьянин сможет убежать от юрэй, вселившейся в мертвеца, а угрозу те представляли только в большом количестве да замкнутых помещениях.
К счастью, они были в лесу.

Я с ними разберусь, со всеми разом, просто дайте мне немного времени.
Акира прильнула к земле коленом, положив на неё посох. Постепенно тот начал преображаться, на глазах увеличиваясь в размерах и меняя форму с посоха на косу. Так продолжалось до тех пор, пока он не стал вдвое больше Акиры. Тогда она, как ни в чём не бывало, подхватила его, — впрочем, несмотря на определённую молодцеватость Акиры, вес косы чувствовался даже при простом взгляде на девушку, — и одним широким движением жнеца, практически в танце, срезала всех мертвецов вокруг.
Что характерно, физических повреждений не получил никто, а само лезвие косы прошло сквозь тела, фонари и деревья, точно иллюзия. Однако, не прошло и минуты, как мертвецы, обезволенные, упали наземь.
Акира тут же сняла заклинание и вернула посоху привычный облик.

Я думаю, ими управляют. — Тяжело дыша, заметила девушка, — Это слишком похоже на ловушку, но юрэй не настолько умны. И используйте огонь осмысленно! Сейчас, я передохну чуть, и пойдём дальше. Думаю, в святилище их ещё больше, а я не могу применять это заклинание слишком часто.[nick]Akira[/nick][status]~[/status][icon]http://s6.uploads.ru/8cpPl.png[/icon]

+2

11

Окружившие их мертвецы оказались слишком медлительны и полностью безлики, в том смысле, что явными талантами к осмысленному диалогу не обладал ни один из них. Вместе с тем, юрэй, похоже, не торопились нападать или бездумно лезть в магический круг, а лишь не покидали место схватки. Каким образом подобные призраки могли доставить столько неприятностей и людям, и животным, оставалось пока что для Каджи тайной. Но теперь ёкай охотно верил словам Акиры о том, что посторонняя помощь для уничтожения юрэй ей, в сущности, была и не нужна. Пусть и завладевшие другими телами, эти призраки были не лучше живых мишеней.
В ответ на благодарность со стороны полукровки Каджи, конечно, не забыл высказать своё веское "роа!", после чего вернул своё внимание даосске. Колдовство могло подождать, хотя Каджи не терял бдительности. Нанаши отрадно ловко справлялся со своей задачей, и ёкай мог позволить себе оставить нынешнее столкновение на его усмотрение. Выслушав Акиру, Каджи ответил:
- Я видел ёкая, который пил тьму как сакэ, и знаю ёкая, который говорит на языке меча. Роа! Я никогда не встречал ёкая, которого называют Куофу, но раз ты говоришь, что это он, то это очень тревожные вести.
О Куофу ходила дурная молва, а его последователях и того хуже. Каджи знал и видел разных ёкаев, и некоторые из них были даже почитаемы на равне с малыми ками. Хранитель не знал, как относиться к такому поведению людей, ведь таким образом они ставили на одну ступень и ками, и ёкаев. Не рождённый, но созданный, хранитель синтай терялся при столкновении с подобными ситуациями. Ведь он не должен был препятствовать подобному? У него были свои собственные обязанности.
Своей обязанностью на тот момент Каджи считал не дать призракам подобраться к их собранной наспех группе. На удачу, его заклинания и таланты полукровки делали своё дело.
- Славный выстрел, роа! - воскликнул ёкай, заметив как очередной оживший труп вспыхнул от стрелы Минашиго. Из-за своих бесконечных поисков и давней привычки пользоваться магией, Каджи мало упражнялся с оружием людей. Впрочем, это не мешало ему любое умение на такой стезе у других ёкаев, пусть ёкаев и в половину, воспринимать с простодушным восторгом.
Он отвлёкся лишь на мгновение от разговора с даосской, а когда обернулся обратно, то вся битва была уже закончена за один взмах посоха Акиры. Ёкай успел заметить очертания косы, прежде чем предмет вернулся в свой родной облик, и прищурил глаз. Подобные техники были ему знакомы, однажды он испытал их на своей шкуре. Должно быть, эта даосска была не обделена талантом, раз могла применять такие заклинания в столь юном возрасте. Этот поступок виделся Каджи впечатляющей демонстрацией силы, но причины применения столь явно затратного по силам заклинания на подобных противников были скрыты для него в непроницаемой тьме. До этого момента ситуация опасной, однако не отчаянной.
- Роа! - пыхнул трубкой ёкай и скрестил руки, недоумённо глядя на ослабевшую Акиру. - Я всегда думал, что даосы ищут бессмертия, а не смерти. Зачем ты решила уморить себя прежде времени? Я услышал твои слова, а ты послушай мои. Будешь махать своим дрыном бездумно - не вини Небо, если не увидишь восхода солнца! Роа! Минашиго! Скажи ей!
Каджи не торопился убирать свой защитный круг. Юрэй могло быть больше, чем успела рассечь коса даосски, тем более всё могло быть куда хуже, чем обычное осквернение святилища, если верить интуиции Акиры. За разговором Каджи начал постепенно складывать новые и новые печати, готовясь к дальнейшему пути в темноту.

+2

12

Минашиго лишь неуклюже, неловко, неправильно оскалился под маской, услышав восклицание девушки-даоса о возможных причинах случившегося. И услышанное привело его в бешенство.
  И эта была не та дешёвая истерика, с которой уличные бездельники хватаются за палки и устраивают драки вокруг торговых лотков. Такого запала хватает на минуту, не больше. Это чувство было куда страшнее. Холодная уверенность, решимость палача.
  Осквернители святилищ, способные потревожить покой ушедших, чтобы натравить их на живых… за подобное наказание могло быть только одно.
  Люди страшнее всяких монстров! Куда только катится этот мир? Хотя, если подумать… такая ли уж невидаль. Но теперь их «план» приобрёл куда более чёткие и… кровавые очертания. Если безумцы в святилище управляют телами, то…
  «Каждому мерзавцу лично меч в глотку всажу… а святилище, пожалуй, всё-таки разрушим… А то мало ли кто ещё туда заявится!»
- Будьте осторожны, госпожа! – Нахмурившись, коротко бросил Нанаши, выпуская на волю новую стрелу, со свистом  рассекшую мрак и поразившую ещё одного мертвеца. – Не покидайте барьер!
  Иногда лучше сказать что-то очевидное и прослыть занудой, чем собирать ошмётки своего неосторожного или слишком увлёкшегося напарника по всей поляне/лесу/скалам… бывало и такое. А Акире, как ни крути, а свойственна некоторая… горячность. Вдобавок, пока её навыки… не впечатлили. Но трижды глуп тот, кто недооценивает хоть союзника, хоть противника! В конце концов, она просто напугалась и растерялась.
- Благодарю, господин Каджи… - Бой – боем, а про вежливость юноша забыть просто не мог. Вдобавок, его искренне забавляло и удивляло столь… откровенное, простодушное, что ли, восхищение дракона. Ну и льстило, конечно! 
  «Впрочем, может быть он какой-нибудь мирный волшебный дракон, сидящий в храме и дающий мудрые советы? Сам ведь говорил, что сражается нечасто».
- Госпожа?..
  Если честно, полукровка не сомневался в их победе над юрэй, но то, что сделала Акира… впечатляло. А ещё – изрядно ускорило их «работу». Бродяга был не слишком хорошо знаком с даосами и их возможностями, знал лишь общие концепции, идеи и направления их учений и навыков. Но, как и предполагал, навыки их «лидера» были весьма эффективны в бою против усопших.
  Посох девушки словно ожил, изгибаясь, вытягиваясь подобно хищной змее, учуявшей жертву, пока не принял форму огромного серпа. С видимым усилием Акира взмахнула своим устрашающим оружием, провернувшись вокруг своей оси.
  И почти сразу наступила тишина, нарушаемая лишь глухим стуком падающих тел. Схватка была окончена – так же быстро и неожиданно, как началась.
  Мысленно извинившись перед даосом за секунду сомнения, Минашиго опустил лук, убирая стрелу в колчан, а затем повернулся к девушке, чтобы выразить своё восхищение и благодарность, но не успел: Акира, тяжко дыша и вовсе не для красоты опираясь за посох, заговорила первой, а следом с довольно резким, пусть и справедливым, замечанием встрял Каджи.
  Нанаши вздохнул и поднял руки в примиряющем жесте, параллельно давая парочке высказаться. Заговорил он лишь тогда, когда оба закончили:
- Осмелюсь сказать, госпожа, что огонь есть лучшее очищение. Опасения Ваши, тем не менее, мне ясны. – Не давая девушке высказаться, продолжил он. – Этот огонь - не обычное пламя и опасен лишь для ёкаев. Или нечистых душ и нечистой же плоти. Словом для тех, кто не принадлежит или не совсем принадлежит этому миру. За деревья и живность будьте спокойны. Впрочем, если где-то в лесу растут дзюбокко, то… то, как говорится… один камень – две птицы.
  Жаль только, что офуда придётся творить снова – эти своё предназначение исполнили и сгорели, выжигая скверну из мёртвых тел, даруя ушедшим покой, очистив их. Придётся тратить время и силы… ну или деньги. Хм. Может быть, попросить об этом Каджи? Правда, как бы тогда не начать настоящий пожар. Но мысль интересная! Ну и конечно под такие стрелы нужно будет завести отдельный колчан.
- Что же до Вашей просьбы, господин Каджи… Что же, каждый идёт в ад своей дорогой, и мешать человеку в этом деле, честно говоря, не в моих правилах… пока это не вредит мне или моим товарищам. – На лице юноши не дрогнул ни один мускул, но в золотых глазах мелькнула улыбка. – То есть сейчас. Потому я попрошу Вас, госпожа Акира, быть осторожнее с подобными заклинаниями хотя бы до тех пор, пока не выполним наше задание. Ваша потеря неизбежно скажется на нашей боеспособности, не говоря уже о том, как Вы расстроите старосту и нас. Ну или, по крайней мере, меня.
  «Кроме того, из лука в тысячу кан* по мышам не бьют» - подумал полукровка. Должно быть, даос действительно переволновалась, раз решила использовать такую мощь против хилых и не слишком опасных-то, будем честны, покойников. Или всё дело в Куофу и его силах?..
  Он затем полез в сумку с лекарскими припасами – быть может, там найдётся что-нибудь для Акиры, какой-нибудь настой или травы…
- Поберегите силы, госпожа. – Негромко, с нотками тревоги произнёс Бродяга, обращаясь к девушке-даосу. Выглядела она… уставшей. Вымотанной. – Они велики, но не безграничны, и плата за них… немалая, как я могу судить. Не взваливайте всё на себя и не бойтесь лишнего в бою. Отдохните. Думаю… надеюсь, времени хотя бы на передышку мы выиграли.
  Сам Минашиго усталости не чувствовал, напротив, Ки в его теле требовало большего, и тело гудело, желая продолжения схватки. Ничего. Своё получит.
- Кто-нибудь из вас знает что-нибудь об этих последователях… ещё? – Обращаясь к обоим спутникам разом, спросил Нанаши. – Всё, что угодно, любая мелочь, которая может помочь. Ах да, господин Каджи, могу я просить Вас обеспечить нам больше света?.. – Он потянулся к фонарю на поясе, но потом замер, задумавшись. – Или, если желаете, я попробую прокрасться туда в темноте…
  Конечно, такой вариант опаснее, но юноша был весьма искушён в своём умении скрываться, маскироваться, прокрадываться и убивать, не привлекая лишнего внимания. Будь он тут один – так бы и поступил, но оставлять двух «беззащитных» колдунов не годится. Правда, если они смогут отвлечь внимание, пока он будет проникать в святилище, то…
  Бродяга вздохнул. С его привычкой просчитывать и продумывать всё наперёд, он наберёт сотню и одно таких вот противоречащих друг другу «но» быстрее, чем Акира придёт в себя. Пожалуй, мнение союзников тут будет решающим.
__________________________________________________________________________________________________________
*Кан (яп. 貫, 貫目) – мера веса. Примерно соответствует 3.75 килограмма.

+2

13

Акира скрестила руки на груди и надула покрасневшие щёки. Капля пота, бессовестно руша невозмутимый и незамутнённый образ хозяйки, скользнула по виску вниз, по скуле к уголку губ, и потому девушка резко отвернулась, чтобы мужчины не поняли, что она действительно немножко устала. Самую малость, чуть-чуть.
Зануды. — Негромко фыркнула она. Не объяснять же им, в самом деле, что она хотела произвести на них впечатление! Ну и, попутно, показать, что она тоже чего-то да стоит, и что не стоит относиться к ней легкомысленно. — Я решила расчистить путь, чтобы не возиться здесь слишком долго, вот.
Элегантное и удобное объяснение её поступка пришло как нельзя кстати. К тому же, в нём была доля истины.

Но будучи человеком лёгким, Акира не могла и не умела сердиться слишком долго (да и сейчас была скорее смущена таким вниманием к своей персоне, хоть где-то в глубине души его и желала), а потому уже в следующую минуту повернулась к спутникам обратно.
К тому же, у меня есть вы. — Сдерживая нахальную улыбку, заявила Акира. — Если вы бросите меня на растерзание юрэй, и не станете защищать, тогда вопросов нет, буду более осторожна.
Она развела руками, мол, "Никаких проблем", а затем лёгким жестом выправила волосы цвета крыла ворона, забившиеся за воротник, и теперь уже улыбнулась наверняка. Уверенно так. Явно не подозревая, что произойдёт в следующие минуту.

Им нужно было поторопиться, это было очевидно. Но, по чести говоря, ни Акира, ни Каджи, ни даже Нанаши не знали, какие сроки им оговорены. Пока что.
Лес действительно утих.
Души Юрэй действительно покинули мёртвые тела, а те, упав безвольно на землю, стали рассыпаться в прах. Естественная практика, хотя и кажется чем-то действительно волшебным и, быть может, даже неправильным; слабые сосуды, будучи истощёнными душами мёртвых, возвращали свою дань землям Ёми и потому обращались в плодородную пыль. Всякий Даос знал, что каждому мертвецу уготована такая участь.

Нанаши взял на себя определённую долю лидерства, и Акира, будучи смущённой реакцией на свой поступок, не решилась ему противоречить или даже просто влезать. Незачем же. И когда последнее слово полукровки услышал ветер, показалось, что услышал его и кто-то ещё.
Сначала — трепет, всколыхнувший земли, точно ударная волна.
Потом — грохот, словно столкнулись целые скалы.
Наконец — вспышка. Ярко-зелёная, практически изумрудная, с очевидными чернильно-чёрными прожилками, тянущаяся всем своим сумрачным великолепием к небу, сжигая тучи и обнажая облик луны. Столп изумрудного света исходил из того места, где некогда располагалось святилище.
Мы определённо должны поторопиться, — Заметила Акира. — Теперь я точно знаю, что жрецы Куофу умеют немножко колдовать. И их много. Одному человеку такое не под силу.[nick]Akira[/nick][status]~[/status][icon]http://s6.uploads.ru/8cpPl.png[/icon]

+1

14

Помимо многих талантов, Каджи время от времени мог демонстрировать талант курить, колдовать и болтать одновременно. Из-за трубки некоторые фразы ёкая звучали невнятно.
- Сд'ётся мне, парень, что если ты не р'а! отродье Куофу, то далеко в такой темноте ты не уйдёшь, - ответил Каджи полукровке. - Как я уже упоминал, я н'когда не встречался с этим типом, а его п'следователи меня не тр'вожили, р'а!
Слова уже вышли из его рта, когда ёкай спохватился и на мгновение задумался. Он наморщил лоб и замешкался перед последней печатью, но сомнения быстро оставили его, и Каджи уверенно завершил своё оммёдо.
Волосы ёкая потемнели, а глаза сменили свой цвет с желтого на карий. Каджи не просто слегка изменил свой облик, его аура тут же потускнела и практически исчезла, став схожей с аурой человека, одарённого небольшим количеством ки. В ситуации, когда предстояла встреча с фанатиками не самого доброго сородича, для Каджи было важнее оставаться в тени настолько, насколько это было возможно.
Выслушав Акиру, ёкай отвесил ей своё стандартное междометие, а затем сказал:
- Ты очень мило выглядишь, когда дуешься. Только когда ты умрёшь, то будешь бледной и холодной, и ещё от тебя будет плохо пахнуть. Поэтому если ты надуешься мёртвая, то это будет совсем не мило, роа!
Таким образом, сообщив лихой шельме свою позицию по вопросу её поведения, Каджи был намерен что-то ещё добавить для Нанаши, вероятно по поводу просьбы полукровки, когда его прервали дрожь земли и невероятный грохот. Безо всякой помощи со стороны Каджи над храмом появился новый источник света. Не в силах передать литературно свои первые впечатления от увиденного, ёкай открыл и закрыл рот, подобно выброшенной на берег рыбе.
Каджи в прошлом имел честь быть знакомым с искусством печатей, направленных на подчинение таких, как он. У него были глаза, чтобы видеть результат действий последователей Куофу, и присущая многим ёкаям способность чувствовать потоки магии в этом мире. Помимо этого у Каджи были обязанности перед уважаемой ками Аматэрасу. Глядя на столб из Ки, направленный к небу, Каджи вовсе не ощущал стремления бежать к источнику изумрудного сияния со всех ног, чтобы спасти ситуацию в последние секунды как настоящий, могучий и бесстрашный, герой легенд. Обратного позыва, впрочем, дракон-рю тоже не испытывал.
Каджи бережно почистил трубку от пепла и положил её обратно, после чего собрал обратно в ладонь пламя своего защитного круга. Специфический отзыв Акиры о талантах колдунов ёкай, не долго думая, воспринял буквально:
- По виду, они колдуют много, роа! - он шумно втянул воздух сквозь зубы и с досадой цокнул языком. - Если бы Минашиго смог заговорить им зубы, то я бы один со всеми этими колдунами справился. Только мне кажется, что это не сработает, роа! Очень, очень плохо!.. но это просто роа! какое потрясное зрелище. Выглядит так, словно от нас уже ничего не зависит. Предлагаю вернуться в деревню и увести её жителей подальше отсюда.
Каджи надеялся, что ваира успел уйти по облакам достаточно далеко от них. Небо сейчас было далеко не самым безопасным местом.

0


Вы здесь » Оногородзима » Сюжетные эпизоды » 01.06.1314, остров Яширо: Неупокоенные [Q]